Коротко

Новости

Подробно

Фото: Анатолий Жданов / Коммерсантъ   |  купить фото

Нефинансовой отчетности уменьшили обязательности

Правительственная концепция ее развития обрастает популярными мерами

от

Результатами первого межведомственного согласования проекта правительственной концепции публичной нефинансовой отчетности стали перенос сроков введения требований обязательного раскрытия такой информации и их смягчение для крупных, в первую очередь государственных, компаний. Новый вариант документа с целью развития соответствующей практики компаний предполагает усиление роли Московской биржи, рейтингов устойчивого развития и средств массовой информации. Впрочем, каким образом это будет сделано, участники процесса пока не представляют. Эксперты рынка, в свою очередь, считают, что разработчики не видят комплексных задач, которые должен решать документ.


Согласование отсроченной ответственности


Проект правительственной концепции публичной нефинансовой отчетности, для доработки которого в мае 2016 года была создана специальная межведомственная группа в Минэкономики, прошел первый этап согласования, заметно изменившись (есть в распоряжении «+1») по сравнению с ноябрьской версией (см. +1). Так, сроки введения обязательного раскрытия информации о социальных и экологических результатах деятельности крупных государственных и частных компаний перенесены с 2020 года на 2023 год. Вместе с этим изменены критерии, по которым предполагается определять, какие компании будут обязаны составлять публичную нефинансовую отчетность. Напомним, концепцией предполагается, что обязательным раскрытие такой информации станет прежде всего для госкомпаний, компаний, где государству принадлежит более 50%. Распространить соответствующие обязательства на прочие предприятия в предыдущем варианте проекта документа предполагалось на последнем этапе его реализации — к 2020 году.

Речь шла о том, что после 2020 года публичную нефинансовую отчетность должны были представлять предприятия с активами свыше 15 млрд руб. или количеством работников более 5 тыс. человек. Теперь же для компаний, доля госсобственности в которых не превышает 50%, критерием предполагается сделать включение акций компании в котировальный список первого уровня Московской биржи. Актуальный вариант проекта концепции предполагает, что на такие компании обязательства публичного раскрытия нефинансовых показателей распространятся с 2021 года (согласно нынешнему варианту концепции, в 2021 году начнется третий этап ее реализации). При этом с 2023 года, то есть с началом четвертого этапа реализации концепции в нынешнем ее варианте, основанием для обязательного составления нефинансовой отчетности будет служить наличие компании в списках 500 крупнейших организаций по объему выручки и дохода согласно критериям ведущих российских рейтингов. К ним чиновники относят рейтинг РБК 500 «Весь бизнес России» и рейтинг «600 крупнейших компаний России» агентства RAEX.

При этом круг госкомпаний и компаний с долей госсобственности не ниже 50%, которые подпадают под требования о публичном раскрытии финансовой информации, заметно сужен. На втором этапе (теперь стартует с 2019 года) реализации концепции в предыдущем варианте отчетность предполагалось сделать обязательной для ГУПов, МУПов и компаний с долей госсобственности выше 50%, сумма активов которых за отчетный год превышает 3 млрд руб. или с числом занятых более 2 тыс. человек. Теперь же на втором этапе предполагается обязать отчитываться лишь ГУПы и компании с 50-процентной долей госсобственности. При этом пороговая сумма активов для последних повышена до 10 млрд руб., а число занятых — 4 тыс. человек.

На третьем этапе реализации концепции в ее предыдущем варианте (предполагалось, что он начнется уже в 2017 году) отчетность обязаны были бы представлять ГУПы, МУПы и компании с 50-процентным госучастием, число работников в которых превышает 1 тыс. человек, а сумма активов за отчетный год — 1 млрд руб. После последних согласований на третьем этапе соответствующие требования распространяются на ГУПы и компании с 50-процентной долей госсобственности в том случае, если их активы за отчетный год превышают 5 млрд руб., а количество работников — 2 тыс. человек. Муниципальные унитарные предприятия в новом варианте концепции будут исключены из списка структур, обязанных представлять нефинансовую отчетность. Также исчезла из нынешнего варианта и предусмотренная прежде такая обязанность для компаний с 50-процентной госдолей, чьи акции включены во второй котировальный список Московской биржи.

Заметим, что на последнем этапе согласования с заинтересованными ведомствами к проекту концепции не обнаружилось замечаний у МИДа и Минтруда. Минфин, в частности, предложил уточнить некоторые термины, включить ссылки на международные документы (в том числе на резолюцию ООН «Преобразование нашего мира: Повестка дня в области устойчивого развития до 2030 года»), а также увязать концепцию с законом «О защите окружающей среды» и Трудовым кодексом. Эти замечания учтены в нынешнем варианте проекта документа. Помимо этого Минфин и Минэнерго отметили целесообразность проведения процедуры оценки регулирующего воздействия (ОРВ) документа. Однако Минэкономики возражает против этого, указывая, что концепция выйдет в виде распоряжения правительства, а значит, не будет относиться к нормативно-правовым документам, нуждающимся в ОРВ.

Поднять отчетности рейтинг


Текущий вариант проекта документа уделяет значительное внимание дополнительным негосударственным инструментам стимулирования нефинансовой отчетности. В частности, на первом, подготовительном этапе разворачивания концепции в 2017–2018 годах, когда требования об обязательной публикации данных еще не вступают в силу, среди таких мер значится «развитие регулярной практики использования авторитетных в деловом сообществе рейтингов в области устойчивого развития и социальной ответственности».

На просьбу «+1» пояснить, каким именно образом рейтинги могут послужить раскрытию нефинансовой информации, в Минэкономики пояснили: «В России развитие таких инструментов находится в стадии становления. В число известных и авторитетных используемых в российской практике индексов и рейтингов устойчивого развития, социальной ответственности, в основе которых лежит анализ публичной нефинансовой отчетности, входят: эколого-энергетические рейтинги “Интерфакс-ЭРА”, экологический рейтинг WWF России, рейтинги корпоративного управления, комплексные индексы РСПП в области социальной ответственности, открытости и устойчивого развития, учитывающие ключевые воздействия и результаты деятельности организаций». Также в министерстве пояснили, что для усиления роли рейтингов как инструментов независимой внешней оценки предполагается задействовать ПАО «Московская биржа ММВБ-РТС», средства массовой информации, объединения работодателей и деловые ассоциации, а также органы власти. Это должно по замыслу чиновников «повысить внимание к результатам оценки и их использованию». Таким образом, органы власти, по-видимому, должны будут учитывать результаты рейтинга устойчивого развития компаний при взаимодействии с ними.

В Московской бирже ММВБ-РТС затруднились прокомментировать свою возможную роль в данном процессе. Однако вице-президент консалтингового агентства EmCo Александр Брискин отмечает, что некоторые мероприятия Московской биржи (в частности, проведение конкурса годовых отчетов, где учитываются в том числе отчеты о корпоративной социальной ответственности бизнеса) так или иначе привлекают внимание к нефинансовой отчетности. Директор центра КСО Московской международной высшей школы бизнеса Светлана Герасимова относится к достижениям Московской биржи сдержанно. Она говорит, что Московская биржа сейчас практически единственная из крупных мировых площадок, которая не предъявляет требований к раскрытию нефинансовой информации компаний в качестве условия для премиум-листинга.

В предыдущей версии проекта концепции в ряду других мер упоминалось и о составлении особых рейтингов. В частности, речь шла об учете социальных и экологических результатов компании при государственных и муниципальных закупках. Однако теперь упоминание об этом исчезло. Роль средств массовой информации в привлечении внимания к инструментам внешней оценки соответствия компаний целям устойчивого развития по сравнению с предыдущим вариантом документа также изменилась. Если ранее говорилось о создании единственного информационного ресурса для ее поддержки, то теперь речь идет о «развитии информационных ресурсов, посвященных публичной нефинансовой отчетности, ее независимой оценке, социальной ответственности и устойчивому развитию». В Минэкономики не стали подробно комментировать вопрос «+1» о том, каким образом государство планирует способствовать появлению подобных информационных ресурсов, сообщив лишь, что «вопрос прорабатывается».

«Лучше, чем ничего»


Появление в России концепции развития публичной нефинансовой отчетности вписывается в общемировую тенденцию, когда соответствующие инструменты получают развитие благодаря введению государством обязательного раскрытия соответствующих данных для части бизнеса. «В целом это глобальная тенденция,— поясняет руководитель группы по оказанию услуг в области корпоративного управления и устойчивого развития аудиторской компании КПМГ в России и СНГ Игорь Коротецкий.— Например, в ЕС принята директива о нефинансовой отчетности, обязывающая крупные публичные компании раскрывать в своих годовых отчетах информацию по вопросам защиты окружающей среды, социальным вопросам, правам человека, противодействию коррупции, гендерному равенству и др.». В Южной Африке Биржа Йоханнесбурга ввела в правила листинга требование о раскрытии информации в форме интегрированного отчета или раскрытие информации о несоблюдении этого требования, добавляет он. По данным регулярных исследований КПМГ, с 1999 по 2015 год доля компаний из списка 250 крупнейших мировых предприятий, раскрывающих нефинансовую отчетность, увеличилась с 35% до 92%.

Глобальные тенденции так или иначе будут стимулировать крупнейшие российские компании подтягивать качество раскрытия нефинансовых данных, считает господин Коротецкий. По его мнению, один из недостатков разрабатываемого сейчас документа — отсутствие четкого понимания цели, ради которой планируется развивать нефинансовую отчетность в России. «Из общения с коллегами в Европе у меня сложилось понимание, что регулятор реагирует на два запроса: запрос от общества и запрос от инвесторов. Общество волнует вопрос ответственности корпораций, однако второй запрос идет от инвесторов, оценивающих долгосрочную стратегию и бизнес-модель. В этой связке и идет обсуждение и развитие стандартов»,— говорит эксперт. В России же сильные рыночные стимулы для подготовки нефинансовой отчетности со стороны инвесторов отсутствуют, поэтому правительство ставит цель главным образом ответить на запрос о повышении ответственности компаний перед обществом. «Задача заключается не только в обеспечении ответственности, а скорее в создании условий для долгосрочного развития бизнеса, интеграции вопросов охраны труда, окружающей среды, промышленной безопасности, социального благополучия в регионах присутствия, развития кадрового потенциала и других вопросов в стратегию и бизнес-модель компании»,— замечает Игорь Коротецкий.

Отсутствие комплексного понимания задач нефинансовой отчетности разработчиками видится существенным недостатком в работе над концепцией и Светлане Герасимовой: «К сожалению, у нас решили начать именно с введения обязательной отчетности, хотя первым шагом в такой работе должна стать работающая стратегия устойчивого развития, где свое место заняла бы и нефинансовая отчетность. Но и это лучше, чем ничего».

Станислав Кувалдин, «+1»


Комментарии
Профиль пользователя