Коротко

Новости

Подробно

Фото: Анатолий Жданов / Коммерсантъ   |  купить фото

«На одного лесника приходится миллион гектаров»

Начальник отдела Генпрокуратуры Евгений Надыршин рассказал “Ъ”, как его ведомство охраняет лес

от

Только за первое полугодие 2016 года Генпрокуратура выявила более 34 тыс. нарушений лесного законодательства, в том числе факты незаконной рубки древесины под видом санитарных рубок и сокрытие субъектами информации о площади пожаров. Об этом и других нарушениях природоохранного законодательства, а также виновниках такого положения отрасли начальник отдела Генпрокуратуры по надзору за исполнением экологического законодательства управления по защите интересов государства и общества ЕВГЕНИЙ НАДЫРШИН рассказал корреспонденту “Ъ” ОЛЬГЕ НИКИТИНОЙ.


— Правительство недавно одобрило законопроект Минприроды, предусматривающий изменения в Лесном кодексе: по проекту компании будут вправе инициировать конкурс на участок. По мнению авторов, такая система поможет избежать большого количества нарушений. Насколько остро сейчас стоит проблема лесов?

— Совершенно, на мой взгляд, востребованное, правильное решение. Нужно вообще упорядочить лесную отрасль. Если мы сейчас безответственно раздадим весь лес, что останется потомкам? Сейчас и так очень много незаконных рубок, у нас пожары. Из-за чего они? Основные причины — в лесах отходы складируют, вырубают лес. Например, есть порубочный остаток, который там остается. Он просто не убирается, не складируется, не вывозится, не утилизируется. Соответственно, он высыхает. Это как порох потом может вспыхнуть. Много пожаров из тех, которые происходят, могли бы носить такой достаточно локальный характер. Понимаете, насколько это серьезно все. Можно говорить и так, что это реально катастрофические масштабы приобретает.

— Много ли таких нарушений выявляет прокуратура? И главное, какую долю исков выигрывает в судах?

— Если мы идем в суд, то мы выигрываем все дела. Органы прокуратуры активно пресекают деятельность по незаконному заготовлению древесины. К примеру, прокуратурой Иркутской области в июне текущего года выявлено десять фактов незаконных рубок на территории Куйтунского лесничества, ущерб от которых составил более 3 млн руб. За незаконную рубку уже возбуждено и расследуется уголовное дело.

— У экологов вызывают опасения санитарные рубки — они считают, что это огромное поле для незаконной заготовки древесины. Много ли таких фактов выявлено на практике?

— Под пристальным вниманием прокуроров находятся вопросы санкционирования должностными лицами уполномоченных органов власти и подведомственных им учреждений вырубки делового леса. Нередко она производится под видом проведения санитарно-оздоровительных мероприятий. Подобные факты имелись в республиках Бурятия, Татарстан, Иркутской, Кировской, Ленинградской, Московской и других областях. В текущем году аппаратом Генеральной прокуратуры совершен выезд в Ленинградскую область. Нами выявлено, что одной из коммерческих структур посредством внесения в акты обследований недостоверных сведений планировалось незаконно заготовить деловую древесину в области объемом 15,8 тыс. кубометров на сумму 408 млн руб. под видом испорченных деревьев. По данным фактам по материалам прокурорской проверки следственным органом 5 февраля 2016 года возбуждено уголовное дело по ч. 3 ст. 30, ч. 4 ст. 159 УК РФ (покушение на мошенничество в особо крупном размере).

— У прокуратуры также большие претензии к регионам по пожароопасным ситуациям.

— С начала пожароопасного сезона 2016 года зарегистрировано свыше 10 тыс. природных пожаров. В ряде регионов, например, Республике Бурятия, Забайкальском, Красноярском, Приморском, Хабаровском краях, Амурской, Иркутской областях, властями не принимались необходимые меры, направленные на предупреждение и противодействие пожарам в лесах. Это позволило площади пожаров значительно увеличиваться в короткие сроки. В части регионов мы зафиксировали недостаточное финансирование мер по предупреждению пожаров. В Кабардино-Балкарии, республиках Башкортостан, Бурятия, Дагестан, Забайкальском, Хабаровском краях, Амурской, Иркутской и других регионах состояние противопожарного обустройства лесов, а также систем и средств предупреждения и тушения пожаров не в полном объеме соответствовало предъявляемым требованиям, а в ряде случаев оставляет желать лучшего. Генпрокуратура направляла министру природных ресурсов и экологии представление о нарушениях законодательства при осуществлении Рослесхозом функций в сфере охраны лесов от пожаров.

— Генпрокуратура отчитывалась в своих докладах, что некоторые регионы занижали площади пожаров.

— По этим фактам приняты все меры реагирования, в том числе проверки организованы.

— И как можно избежать повторения этой ситуации в следующем году?

— Это проблема соответствующих органов, которые должны это делать, но, на мой взгляд, все-таки здесь надо заниматься подготовительными работами, что делается не в полной мере сейчас. Вот вам простой пример. Нередко огонь перекидывается на леса с полей в результате палов сухой травы. То есть стоит поле, заброшенное, не обрабатываемое никем вообще, и на этом поле сухая трава высокая, иногда в человеческий рост. Если она полыхнет, огонь перебрасывается на соседний лес мгновенно. Возгорание распространяется за два-три часа, и в итоге из 0,5 гектара доходит до нескольких десятков гектаров, а за неделю (в летний засушливый период) может до тысячи гектаров. Конечно, здесь проблем масса, в том числе с недостаточностью комплектования пожарно-спасательных команд, которые есть на местах. Проще говоря, мало лесников. К сожалению, имеются факты, когда в крупных сибирских регионах на одного лесника приходится миллион гектаров леса. И как вот он должен патрулировать? Он захочет — не обойдет его за всю свою службу.

— Уже некоторое время от одного ведомства к другому ходит инициатива передать полномочия в федеральный центр регионов по надзору за лесами. Вы поддерживаете такое решение?

— Мне о таких нормативных правовых актах неизвестно, однако на сегодняшний день по ряду регионов такой вопрос прорабатывается. Но опять же не по всем, потому что нельзя взять сейчас и в одночасье передать все обратно. Это целая отрасль. Если такое решение будет принято, на мой взгляд, оно должно носить поэтапный характер. При этом мы отмечаем, что в ряде субъектов Российской Федерации действительно до того, как в 2007 году им передали федеральные полномочия, был значительно выше уровень законности в лесной сфере, а стало хуже: и мы это видим, и общественность.

— В плане борьбы с незаконными рубками, разработанном Минприроды, Рослесхоз наделяется полномочиями обращаться по нарушениям в суды. Это поможет осуществлять контроль?

— Да, отчасти поможет. Вы знаете, на сегодняшний день у нас такая ситуация возникла, есть контролирующий орган. Допустим, вы, например, специалист Росприроднадзора, инспектор. Приходите на проверку и видите, что в лесном заповеднике гора мусора. Максимум, что вы можете сделать,— вынести предписание реальной организации, которая этот мусор оставила. То есть вы установили, что это не заповедник складирует, а какая-то организация частная незаконно свозила отходы. Вы выдаете предписание ее директору, его не исполнили. За это привлекаете к административной ответственности за неисполнение предписания и нарушение правил лесопользования. Раз привлекли, два привлекли, ничего не изменилось тем не менее. Реального устранения нарушения нет. Вы можете за неуплату штрафа еще привлечь, а в суд пойти не можете. То есть компания готова платить штрафы, им это сделать проще, потому что, например, вывоз и утилизация мусора в больших количествах — это дорогостоящая процедура. По факту, единственный вариант — подача заявления в суд, но сейчас для этого контрольным органам приходится обращаться в прокуратуры районов на местах, природоохранные прокуратуры. Прокуроры в любом случае продолжат свою исковую работу, но наделение подобными полномочиями Росприроднадзора поможет охватить значительный круг вопросов, входящий в предмет надзора этого ведомства.

— А насколько эффективно вы оцениваете работу Росприроднадзора?

— У нас есть серьезные претензии к Росприроднадзору, причем практически по всем сферам, по лесам, по отходам, по плате за негативное воздействие. Говоря простым языком, есть предприятия, которые работают, наносят урон среде, выбрасывают отходы на почвы, дым — в воздух, стоки — в водные объекты, не имея разрешений и очистных сооружений. Таких фактов много. Инспектор приходит, посмотрел, протокол выписал и ушел… Надо же меры принимать для реального устранения, у него есть все для этого. Предписание выдать, природоохранную прокуратуру известить, понимаете? В частности, в апреле—мае 2016 года Генеральной прокуратурой Российской Федерации проведена масштабная проверка, проверили не только центральный аппарат Росприроднадзора, но и территориальные органы ведомства по вопросам взимания платы за негативное воздействие на окружающую среду. Были вскрыты значительные нарушения, связанные с исчислением размера такой платы, вреда, наносимого природе незаконными действиями. Установлено также, что Минприроды России не был принят ряд нормативных правовых актов, необходимых для успешного функционирования системы взимания названных платежей. В результате внесенного нами представления министерство и Росприроднадзор выработали соответствующие организационные решения, разработан комплекс мероприятий по устранению недостатков, который сейчас реализуется, и мы это отслеживаем.

Комментарии
Профиль пользователя