Коротко


Подробно

Фото: Ассоциация медицинских работников Чапаевска

«Минюст наказывает нас за то, что мы 17 лет помогали своему городу»

Российский ученый рассказал “Ъ”, как его признали «иностранным агентом»

Суд Чапаевска (Самарская область) признал «иностранным агентом» местную Ассоциацию медицинских работников. Поводом для такого решения послужили научные гранты, которые медики уже более десяти лет получают от США на совместные с Гарвардом медицинские исследования. Руководитель ассоциации, кандидат медицинских наук ОЛЕГ СЕРГЕЕВ рассказал корреспонденту “Ъ” АЛЕКСАНДРУ ЧЕРНЫХ, какую научную работу он ведет в «зоне экологического бедствия» и как бороться с ВИЧ, если 3% населения употребляют наркотики.


— Расскажите, когда была создана ваша организация и какой деятельностью она занимается?

— Ассоциация медицинских работников Чапаевска была создана 17 лет назад. Тогда же, в 1999 году Государственная экологическая экспертиза признала Чапаевск зоной «чрезвычайной экологической ситуации». Здесь до 1949 года производились боевые отравляющие вещества — иприт и люизит. Потом на городском заводе начали производить удобрения, хлорорганические пестициды, которые приводили к образованию вредных диоксинов. К началу 90-х в Чапаевске действовало 28 мелких и крупных химических производств. Разумеется, это очень негативно отражалось на здоровье населения, в городе наблюдалась повышенная смертность. Поэтому местные врачи, ученые, создали ассоциацию, чтобы решать проблемы в статусе НКО. Потому что больницы ограничены ресурсами и рамками своего законодательства, научные институты занимаются только исследованиями... А наша организация могла объединить все усилия. Миссия ассоциации была достаточно четко сформулирована: «Добиться улучшения состояния здоровья населения города Чапаевск».

Это для меня и личная история — я с детства проживал в 100 метрах от главного завода. Там работали мои бабушка с дедушкой, причем дедушка быстро потерял здоровье и умер достаточно рано. Я его никогда не видел.

СПРАВКА

В 1990–1994 годах общая смертность мужчин Чапаевска по причинам злокачественных новообразований в 1,8 раза превышала средние показатели Самарской области; от рака гортани мужчины умирали в 3,5 раза чаще, пищевода — в 3,3 раза, легких — в 2,7 раза. Женщины города в 1,8 раза чаще умирали от рака шейки матки, в 1,8 раза — молочных желез, в 1,5 раза — рака костей и мягких тканей.



К проблеме воздействия вредных веществ на человеческий организм в мире всегда был повышенный интерес. И в 2003 году мы начали сотрудничать с Гарвардской школой общественного здоровья — это подразделение знаменитого Гарвардского университета. Совместно мы запустили уникальный научный проект — проспективные когортные исследования здоровья мужского населения Чапаевска.

— В чем он заключается? И почему нацелен именно на мужчин?

— Мы исходили из гипотезы, что диоксины действуют как псевдоэстрогены, а значит должны особенно пагубно влиять на мужской организм, причем в критические периоды развития. Если очень упрощенно говорить, то у мужского организма должно быть определенное количество как тестостерона, так и женского полового гормона эстрадиола. А если на организм воздействуют различные химические вещества, они могут внести дополнительные эстрадиоловые эффекты. Тому была масса свидетельств на животных, и мы решили изучить воздействие диоксинов на людей.

В 2003 году мы в рамках исследования стали набирать когорту 8–9-летних мальчишек Чапаевска. Разумеется, это делалось с информированного согласия родителей. Мы отобрали полтысячи ребят, а затем начали ежегодно отслеживать их физическое развитие и здоровье — и продолжаем делать это до сих пор. Причем персональная информация об участниках исследования есть только у нас, ведь мы рассказываем родителям о здоровье ребенка, при необходимости рекомендуем лечение. Американские коллеги получают от нас только деперсонифицированные данные.

Таким образом, научный проект длится уже 13 лет. Когда мальчики стали взрослыми мужчинами, мы начали изучать их репродуктивный потенциал, анализировать качество семени.

— Все это делается в Чапаевске?

— Да, мы специально организовали в местной больнице лаборатории такого уровня, чтобы они получили международную сертификацию. Как раз на это мы и получали те самые иностранные деньги. Исследование финансирует Национальный институт здоровья США, в 2003 году он выделил первый долгосрочный научный грант, в 2010-м продлил его еще на шесть лет. За это время мы получили 65,2 млн руб., из них 34,2 млн ушло на зарплаты 17 сотрудникам, еще 21,4 млн — на оборудование и расходные материалы, а 9,6 млн социальных выплат получил бюджет России.

Надо понимать, что научный грант — это не упавшие с неба деньги. Это достаточно жесткая конкуренция с огромным количеством других научных коллективов. И тебе надо заинтересовать грантодателя своей работой. Мы опубликовали более 20 научных статей в престижных международных журналах, наши исследования более 250 цитировались в статьях других авторов. Более того, в 2014 году наша исследовательская группа получила грант и от Российского научного фонда, сейчас мы в Институте общей генетики РАН ведем исследование «Поиск молекулярных биологических маркеров воздействия промышленных химических веществ на геном репродуктивных клеток и фертильность у мужчин». Это продолжение нашего чапаевского исследования.

— Второе направление работы вашей ассоциации — профилактика ВИЧ.

— Да, мы занялись этой темой тоже в конце 90-х, уже тогда она стала актуальной. В нашем случае распространение ВИЧ тесно связано с потребителями инъекционных наркотиков. В Самарской области Чапаевск известен как город с большим числом потребителей наркотиков. Так исторически сложилось, что их доступность у нас выше. Поэтому мы работали с потребителями. И это прежде всего аутрич-работа.

— Вы не могли бы объяснить читателям этот термин?

— Аутрич означает «вне», то есть за пределами больничных стен. Это работа в уличных условиях, в тех местах, где собираются потребители наркотиков. В нашем случае этим занимаются медсестры и социальные работники. Они общаются с наркопотребителями, устанавливают контакт, завоевывают доверие. И параллельно дают медицинские консультации, убеждают проверяться на ВИЧ, принимать АРВ-терапию. Так как эти люди ограничены в средствах, аутрич-работники бесплатно раздают им презервативы, витамины, шампунь, мыло, прокладки… В рамках нашей стратегии мы проводим обмен шприцев — наркопотребитель может принести для утилизации использованный шприц, и мы бесплатно выдаем новый. Это очень эффективное средство профилактики передачи ВИЧ, ведь людям не нужно колоться одним шприцем на всех.

Охват наших программ — примерно 800 человек в год, чуть больше 1% населения. По оценкам наркологов, это примерно треть от общего числа потребителей инъекционных наркотиков в Чапаевске. В последние годы на профилактику ВИЧ мы получили 6,2 млн руб., из них на зарплату ушло 3,6 млн, на соцвыплаты в бюджет — 1,1 млн, остальное — закупка расходных материалов, печать брошюр и так далее.

— Итак, вы работаете уже 17 лет. Когда у вас начались проблемы с Минюстом?

— Вообще нас постоянно проверяли — и ФСКН, и Минюст, и Минздрав, и центр по борьбе с экстремизмом…

— Им-то вы зачем?

— Посчитали нужным. Но мы всегда были открыты, всегда тщательно отчитывались по зарубежному финансированию. После принятия закона об «иностранных агентах» мы перечитали свой устав, написанный в 1999 году, и убрали оттуда все, что можно посчитать намеком на политику. В 2014 году Минюст проверил нас дважды и пришел к выводу, что мы не занимаемся политической деятельностью.

Но в этом году самарский минюст начал массово штрафовать СПИД-сервисные организации и принудительно включать их в реестр «иностранных агентов» (подобные истории происходят и в других регионах РФ.“Ъ”). В сентябре Минюст снова пришел с проверкой — и в этот раз обнаружил у нас политическую деятельность. Причем этот вывод сделали те же самые чиновники, которые два года назад написали, что мы не занимаемся политикой.

— Что именно вам вменили?

— С иностранным финансированием все понятно — они указали наши научные гранты, подробно перечислили все поступления от Национального института здоровья США с 2013 года. А вот с политической деятельностью история запутаннее. В материалах дела как раз Центр по борьбе с экстремизмом указывает, что Ассоциация медицинских работников Чапаевска заключила соглашение о взаимодействии с Самарской губернской думой. И сообщает, что в 2013 году глава ассоциации Сергеев два раза был на заседании общественной комиссии при Думе по здоровому образу жизни. Тогда комиссия поддержала депутатский законопроект о запрете рекламы сигарет на автобусных остановках. И из этого делается вывод, что я, как глава ассоциации, влиял на приятие решений госорганами, а значит, веду политическую деятельность.

Другая претензия касалась как раз наших программ по профилактике ВИЧ — обмена шприцев и уличной работы с наркопотребителями. Это достойно того, чтобы процитировать: «Организация реализовывала проекты, цели которых — насаждение порядков, противоречащих национальным интересам России». Никакого медицинского, научного обоснования к этому утверждению Минюст не указал.

Проверка закончилась 7 октября, и в протоколе предупреждения говорилось, что до 30 ноября мы можем добровольно встать на учет в качестве «иностранных агентов». Но уже 13 октября Минюст обратился в суд с требованием принудительно включить нас в реестр и заодно оштрафовать нас за то, что мы не сделали этого добровольно.

До суда у меня было четкое убеждение, что не надо общаться со СМИ, не надо поднимать никакой волны. Мне казалось, что эффективнее показать лояльность и заручиться поддержкой.

Мы собрали все возможные рекомендательные письма. Гарвардская школа общественного здоровья официально подтвердила, что мы занимаемся исключительно научной деятельностью. Глава их департамента окружающей среды Расс Хаузер написал: «Я надеюсь продолжить наши весьма продуктивные научные исследования, чтобы помочь развитию науки». Ученые из Института народно-хозяйственного прогнозирования РАН заявили, что наш проект послужил основой для четырех диссертаций и привел к «значительным практическим результатам»: «Удалось определить конкретные химические вещества, оказывающие наиболее выраженное воздействие на здоровье детей». В Институте общей генетики РАН заявили, что наше исследование уникально даже по мировым меркам, что мы ищем новые подходы к диагностике, предотвращению и лечению нарушения фертильности у мужчин. Главный городской нарколог, который тоже является членом ассоциации, расписал пользу от нашей работы по профилактике ВИЧ.

Очень подробное письмо поддержки написал глава администрации города Дмитрий Блынский. Он рассказал, что закупленное на научные гранты медицинское оборудование используется для населения всего города. Что мы организовали один из лучших в России Центр здоровья, который посетили уже 10% горожан. Напомнил, что у Чапаевска дотационный бюджет, а иностранное финансирование позволило создать рабочие места для медицинских работников. Рассказал, что все эти годы городские власти использовали результаты нашего исследования как аргумент для получения бюджетных средств на социально-экологическую реабилитацию Чапаевска. Что это благодаря нам город добился денег на рекультивацию почвы, на очистку территорий завода. Рассказал, что наша ассоциация в 2015 году помогла Чапаевску стать членом проекта ВОЗ «Здоровые города» и что я отвечаю за координацию этого проекта.

Но ничего не помогло. Суд признал нас «иностранными агентами» и выписал штрафы — 300 тыс. рублей организации и 50 тыс. мне, как ее руководителю.

— Что вы собираетесь сейчас делать?

— Мы подали апелляцию, суд пока не назначен. Честно говоря, я не знаю, что делать, если ее отклонят. Конечно, мне хочется продолжить наш научный проект, который длится много лет. Тем более что американская сторона уже одобрила нашу заявку на третий этап наблюдений. Но теперь это все под угрозой срыва.

Для начала, где нам взять 300 тыс. на штраф? Наш бюджет — это гранты, это строгая отчетность. И никакой грантодатель не разрешит платить штрафы из средств, выделенных под конкретные научные исследования.

И, конечно, здесь встает вопрос репутации, как личной, так и научной. Если бы нас назвали «Организацией, получающей иностранное финансирование»,— да ради бога, мы бы сами записались в такой реестр. Но нас назвали «иностранными агентами», обвиняют в работе на другое государство, хотя мы всегда действовали в интересах своей страны. Получается, что Минюст наказывает нас за то, что мы 17 лет помогали своему городу.

Примечание “Ъ”:

Согласно законодательству о некоммерческих организациях, к «политической деятельности» не относится деятельность в области науки, здравоохранения, профилактики и охраны здоровья граждан, пропаганды здорового образа жизни, физической культуры и спорта. “Ъ” направил в Самарское управление Минюста запрос с просьбой прокомментировать, почему Ассоциация медицинских работников Чапаевска не попадает под эти исключения, но пока не получил ответа.

Материалы по теме:

Комментировать

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы
все проекты

обсуждение