Коротко


Подробно

Фото: Дмитрий Азаров / Коммерсантъ   |  купить фото

РФ последовала примеру США

Владимир Путин отказался от участия в Римском статуте

Вчера президент Владимир Путин подписал распоряжение, согласно которому Россия отказалась от участия в Римском статуте Международного уголовного суда (МУС). Однако эксперты подчеркивают, что это не повлияет на исполнение Россией обязательств по международному сотрудничеству в этой области и преследованию международных преступлений.


Владимир Путин распорядился уведомить генерального секретаря ООН о намерении России отказаться от ратификации договора о присоединении к МУС, созданного в Гааге под эгидой ООН в 1998 году, который РФ подписала в 2000 году. В компетенцию МУС входит преследование физических лиц, ответственных за геноцид, преступления против человечности и военные преступления. Обратиться в него могут не только государства--члены МУС, но и временно признавшие его компетенцию на определенной территории, а также Совет Безопасности (СБ) ООН. До создания МУС СБ ООН учреждал спецтрибуналы — как, например, по бывшей Югославии и Руанде. Ранее ЮАР, Бурунди и Гамбия объявили о своем намерении выйти из состава МУС. На африканском континенте обвиняют суд в предвзятости и расследовании исключительно событий в Африке.

Решение президента об отказе от намерения стать участником МУС принято по предложению Минюста, согласованному с МИДом, Верховным судом, Генпрокуратурой и Следственным комитетом. Этому предшествовали, в частности, отчет прокурора МУС по ситуации на Украине, где присоединение Крыма к России оценивается как "вооруженный конфликт", и решение Палаты предварительного производства МУС санкционировать расследование ситуации в Грузии.

Отметим, что еще в 2011 году председатель Конституционного суда (КС) Валерий Зорькин заявлял, что ЕСПЧ — не единственный международный суд, с которым у России могут возникнуть конфликты: при его ратификации сразу "всплыли бы ст. 61 Конституции, запрещающая выдавать гражданина РФ другому государству, и гарантии неприкосновенности дипломатов, фигуры президента, депутатов, судей". А в 2015 году глава КС прямо заявил о недоверии МУС, а вопрос о ратификации Россией присоединения к МУС на Петербургском международном юридическом форуме вызвал самые острые споры. Заместитель генпрокурора Александр Звягинцев тогда заявил, что МУС "политически стреножен": он бездействует в связи с военными преступлениями на юго-востоке Украины и не начал расследование событий в Южной Осетии в августе 2008 года на основе переданных Россией материалов.

Профессор международного права Бахтияр Тузмухамедов вчера сказал "Ъ", что отказ РФ от участия в МУС — вынужденная мера, поскольку МУС не стал эффективным органом, отправляющим правосудие в разумные сроки и без чрезмерных затрат. "Попытки избавиться от клейма "суда для Африки" не пошли ему на пользу, а недавний доклад прокурора, в котором события в Крыму объявлены "вооруженным конфликтом между Украиной и Российской Федерацией", не выдерживают критики. Беда МУС еще в том, что он слишком легко соглашался принимать к изучению ситуации, передававшиеся ему властями некоторых государств, будь то Кот д`Ивуар или Украина, которые с его помощью пытались разобраться с внутренними дрязгами",— отметил он. Профессор международного права Татьяна Нешатаева тоже считает, что МУС "пока не стал универсальным механизмом для государств больших демократий".

Доцент МГУ Глеб Богуш вчера отметил, что РФ запустила процедуру "отзыва подписи" по образцу администрации США в период правления Джорджа Буша-младшего. Если Россия и дальше будет руководствоваться примером США, можно ожидать двусторонних соглашений о невыдаче обвиняемых МУС или даже принятия российского варианта Hague Invasion Act, защищающего российских военнослужащих от возможных претензий со стороны Гааги, отметил он, прогнозируя и продолжение ветирования проектов резолюций СБ ООН о передаче ситуаций в МУС. Но это, по мнению господина Богуша и ряда экспертов, не меняет объем международных обязательств РФ по договорам, положения которых фактически продублированы в Римском статуте, и соблюдению обычных норм, из которых вытекают обязательства уголовного преследования международных преступлений и международного сотрудничества в этой области. Не влияет это и на юрисдикцию МУС в отношении преступлений, совершенных в ходе конфликта на Украине (независимо от гражданства обвиняемых). Кроме того, как отмечал ранее судья КС Сергей Князев, "признание международных норм частью своей правовой системы обязывает Россию приводить свои институты в соответствие с международными стандартами и в криминальной юстиции".

Анна Пушкарская, Санкт-Петербург


Материалы по теме:

Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

обсуждение