Коротко

Новости

Подробно

Дело мертвых

Журнал "Коммерсантъ Власть" от , стр. 32
       На прошлой неделе в Мосгорсуде начался процесс над членами банды, которая совершила в Москве десятки убийств и терактов. Главаря этой банды и внештатного агента различных спецслужб Максима Лазовского в издательском доме "Коммерсантъ" помнят еще с тех пор, как он появился там в 1994 году.
В Мосгорсуде судят мелких боевиков из банды Лазовского. Крупные до суда не дожили
       В черном кожаном пальто, припадая на одну ногу, в один из весенних дней 1994 года в ИД "Коммерсантъ" появился Макс Лазовский — крупный столичный коммерсант, торговавший нефтью и мазутом и имевший четыре собственных самолета. Макс рассказывал, как его фирму "Ланако" обманули недобросовестные партнеры и как он судится с ними в арбитраже. Тогда мы несколько раз писали о "Ланако" в рубрике "Арбитражные суды", но вскоре статьи и о фирме, и о ее главном учредителе прочно обосновались совсем на другой полосе — происшествий. Там имя Макса Лазовского регулярно появляется и до сих пор, хотя после его убийства прошло уже два года.
       
Бандит
       В середине 80-х оперативные сотрудники милиции знали Макса Лазовского как одного из приближенных Хож-Ахмеда Нухаева (Хожи) — чеченского "авторитета", который потом стал вице-премьером независимой Ичкерии и контролировал едва ли не весь нефтяной бизнес на Северном Кавказе. В годы перестройки штаб-квартирой Нухаева и его людей стал один из первых московских кооперативных ресторанов "Лазания". В этом ресторане Макс (или Хромой — эту кличку он получил после того, как в автомобильной аварии повредил себе ногу) собирал дань с коммерсантов, опекаемых чеченской ОПГ. Вскоре членов группировки арестовали и Лазовский получил свой первый срок, правда совсем небольшой.
Максима Лазовского расстреляли на пороге православного храма
Когда Хромой освободился, Нухаев свел его с одним из своих помощников — Атланом Натаевым. В 1992 году Лазовский и Натаев познакомились с коммерсантом Владимиром Козловским, который в тот момент находился в затруднительном положении — не мог вернуть долг фирме, которую контролировали чеченцы. Натаев договорился со своими земляками, и те оставили предпринимателя в покое. Затем Лазовский, Натаев и Козловский организовали фирму по торговле нефтепродуктами. Название фирмы составилось из первых букв фамилий учредителей — "Ланако".
       Из показаний свидетеля Козловского. Натаев и Лазовский в делах фирмы участия не принимали, были связаны с криминальными структурами. Они обзавелись штатом охранников, которые постоянно находились при них, постоянно куда-то выезжали после подозрительных звонков.
Атлана Натаева застрелили, обезглавили и утопили в болоте
Приятели действительно находили себе занятия поинтереснее торговли нефтепродуктами. 19 октября 1992 года боевики Лазовского и Натаева расстреляли в Москве криминального "авторитета" Владимира Толмачева (Толмача). Через месяц убрали другого "авторитета" Андрея Колесникова, который, зная об убийстве Толмача, пытался шантажировать Хромого. В марте 1993 года боевики уложили пять человек из автоматов у столичного ресторана "Разгуляй" — один из убитых не хотел отдавать им долг в $7 тыс. В сентябре 1993 года взорвали в Москве автостоянку, где им нахамили. В ноябре 1993 года, покушаясь в Москве на директора одного из рынков, по ошибке убили похожего на него человека. В начале декабря того же года расстреляли и ограбили инкассаторов банка ММСТ, перевозивших $250 тыс. наличными. Но наиболее громкой стала разборка в июне 1994 года у офиса банка "Кредит-Консенсус".
       Из обвинительного заключения. Узнав, что существовавший между банком 'Кредит-Консенсус' и фирмой 'Росмясомолоко' финансовый спор урегулирован, руководители банды Натаев и Лазовский решили незаконно получить от банка 'Кредит-Консенсус' проценты от спорной суммы и стали требовать от директора банка Крысина выдачи денег в размере 2 млрд 500 млн руб. В связи с отказом последнего выполнить данное требование на 16 июня 1994 года в помещении указанного банка была назначена встреча, для участия в которой руководители банка пригласили Грабера, Фроловского и Федина, обеспечивающих криминальную защиту банка.
       После того как Грабер, Фроловский и Федин, известные милиции как активные участники таганской ОПГ Шмидт, Шил и Пыря, поговорили с Лазовским и его помощниками и вышли из банка, их буквально изрешетили из пяти стволов. Примечательно, что нападавшие использовали весьма экзотическое оружие — пистолеты "Кольт" и "Иерихон".
       Вскоре после перестрелки у "Кредит-Консенсуса", однако, дружба криминальных "авторитетов" дала трещину, а в сентябре 1994 года Натаев исчез вместе с двумя охранниками. Как потом выяснилось, Лазовский и его люди под каким-то предлогом заманили чеченца в Подмосковье, застрелили, обезглавили, а труп утопили в болоте. Такая же участь постигла и телохранителей. По версии следствия, Лазовский и Натаев не поделили прибыли от поставок грозненской нефти (Атлан вместе со своими братьями держал НПЗ в столице Ичкерии).
Тяжело раненного Романа Полонского не довезли до больницы
Узнав об исчезновении брата, в Москву из Чечни приехал Саид Натаев. Он позвонил Лазовскому, и тот 18 сентября пригласил его на автостоянку на улицу Буракова, сказав, что знает, какая группировка похитила брата. На стоянке "Мирэкл интернэшэнл" чеченца ждали в засаде боевики, вооруженные двумя автоматами, обрезом, винтовкой и пистолетами. Однако и Натаев оказался человеком предусмотрительным — он предполагал, что частное расследование может завершиться серьезной разборкой, и как следует вооружился. Прежде чем люди Лазовского всадили в него несколько пуль, он успел застрелить двоих, а одного, Романа Полонского, тяжело ранил.
       Раненого боевика погрузили в "скорую", которую остановили прямо на дороге, но до больницы не довезли. Вызванная врачами милиция обнаружила в карманах Полонского удостоверение сотрудника ГРУ, и хотя оно и оказалось фальшивым, участников банды Хромого с тех пор стали называть "чекистами". И возможно, не без основания.
       Из показаний свидетеля Тростанецкого. У них был бизнес, связанный с криминалом. Я неоднократно видел оружие у Лазовского и Полонского. Видел у Лазовского и удостоверение какой-то спецслужбы, какой именно не разобрал — в обложке красного цвета. Откуда у него удостоверение, не спрашивал, думал, что он действительно там работает. Я знал, что Лазовский был ранее судим, но думал, что сейчас такие времена, что и судимые могут работать в спецслужбах.
       Из обвинительного заключения. Щеленков рассказывал, в какой он хорошей бригаде, как у него хорошо по деньгам, по вооружению, говорил, что у них очень толковый руководитель, у него большие связи с сотрудниками спецслужб, правоохранительных органов, им делают документы прикрытия и на право ношения огнестрельного оружия. Фамилию руководителя он назвал уже при последующих встречах, а так называл его кличку Макс, говорил, что его достаточно знают в Москве, у них создана фирма 'Ланако', этой фирмой прикрываются две бригады, а над ними стоит один из чеченских авторитетов Хожа... Руководителем второй бригады был чеченец — Атлан. Макс и Атлан были друзьями, выполняли одинаковые функции... Бригады занимаются перегоном ворованных машин в Чечню, совершают убийства, взрывы, напрягают коммерсантов и т. д. Лазовский посылал их в Чечню к Хоже, где они обучались ведению боевых действий, взрывному делу, вооружению, как им пользоваться. Щеленков говорил, что из-за того, что идет война в Чечне, чеченцы требуют проведения терактов в Москве, а ребята в бригаде не хотят этого, поэтому в бригаде начинается развал, начинаются конфликты.
       
Террорист
       Чего на самом деле хотели или не хотели "ребята в бригаде" и правильно ли их называли "чекистами", вряд ли когда-нибудь станет достоверно известно. Но факт, что в конце 1994 года люди Лазовского по крайней мере дважды поучаствовали в большой политической игре.
       Тогда, напомним, Россия первый раз оказалась на пороге войны с Чечней, и нужен был только повод для начала операции по наведению конституционного порядка. Как раз в это время в Москве прогремело несколько взрывов на транспортных объектах, в общественных местах и даже в школах. Последние взрывы произошли уже после ввода войск в Чечню — все были уверены, что это ответ боевиков федеральным властям. ЧП отличались двумя особенностями — большим общественным резонансом и отсутствием жертв. Следствие смогло доказать, что к организации двух терактов причастны люди Лазовского.
       Из обвинительного заключения. 18 ноября 1994 года, примерно в 22 часа, Щеленков (член группировки Лазовского.— Ъ), во исполнение общего преступного умысла банды, вооруженный пистолетом АПС, имея с собой самодельное взрывное устройство, на автомашине приехал к железнодорожному мосту на 5-м км перегона Владыкино--Ростокино в г. Москве, где с целью произвести взрыв железнодорожных путей стал устанавливать взрывное устройство на 1-м пути. По неустановленной причине в 22.35 произошел взрыв, в результате которого на расстоянии 3,5 метров был разорван путь и повреждены отдельные конструкции моста, а сам Щеленков от грубых травматических повреждений скончался на месте.
       Эксперты предположили, что электроцепь бомбы замкнуло о рельсы, когда ее устанавливал диверсант. Но по оперативным данным, которыми располагало следствие, бомба приводилась в действие с помощью двух разных пультов. Один держал в кармане сам взрывник, а другой был у людей, отправивших его на дело.
       Второй теракт люди Лазовского организовали в самом конце 1994 года, когда федеральные войска уже вошли в Чечню. Вечером 27 декабря 400 граммов тротила превратили "ЛиАЗ", следовавший по 33-му маршруту, в груду металлолома. Стоявшие рядом троллейбусы были иссечены осколками. К счастью, в момент теракта в "ЛиАЗе" находился только водитель — он получил сильные ушибы и контузию. Сотрудники ФСБ, МУРа и городской прокуратуры, расследовавшие теракт, немедленно обнародовали вывод: президент Ичкерии Джохар Дудаев выполнил давнюю угрозу нанести удар по российским городам, если на территорию республики будут введены федеральные войска.
По данным следствия, подняться в криминальном мире Максу Лазовскому помог авторитетный чеченец Хожа Нухаев
Выйти на террористов удалось случайно. В феврале 1996 года возле ломбарда на Большой Спасской улице сотрудники МУРа при попытке продать револьвер "Таурус" задержали шофера Лазовского Владимира Акимова. За револьвер ему дали три года. Но уже в тюрьме Акимов неожиданно дал показания на полковника в отставке Владимира Воробьева, который работал в "Ланако", а до этого — в Военно-воздушной академии имени Жуковского.
       Уволившись из вооруженных сил, полковник занялся бизнесом в команде Лазовского. По версии следствия, используя свои связи, он должен был достать крупную партию драгоценных камней для партнера и покровителя Макса Хожи Нухаева. Но в последний момент сделка сорвалась, и Нухаев потерял большие деньги. Расплатиться с чеченцами Воробьев не смог, и те предложили ему совершить теракт в Москве. "Жертвы нам не нужны. Главное — резонанс",— якобы говорили заказчики.
       В последнем слове на суде Воробьев заявил, что был внештатным агентом спецслужб и что дело против него сфабриковали те, кто хотел бросить тень на ФСБ. Акимова, который подвозил террориста, оправдали, Воробьеву же за взрыв автобуса дали пять лет лагерей. Заказчика взрыва Нухаева достать не смогли: он переселился в Стамбул.
       Максима Лазовского арестовали только в феврале 1996 года. Вместе с Хромым взяли его телохранителя Марселя Харисова и сотрудника столичного УФСБ Алексея Юмашкина. У всех троих нашли фальшивые удостоверения ФАПСИ, Минобороны и милиции, а у Лазовского и Харисова, кроме того, незарегистрированные пистолеты и наркотики. Почему состоявший на службе Юмашкин оказался с объявленными в розыск бандитами, ни следствие, ни суд выяснять не стали.
       Тем не менее дело получило большой резонанс: в связях с "Ланако" были замечены еще пятеро сотрудников ФСБ, и тогдашнему директору спецслужбы Николаю Ковалеву пришлось объясняться. "В действиях сотрудников УФСБ имело место определенное отступление от требований ведомственных нормативных актов,— признал Николай Ковалев.— Но несмотря на это досадное недоразумение, основные задачи решены, банда Лазовского обезврежена". А тогдашний замминистра внутренних дел, в настоящем советник Генпрокуратуры Владимир Колесников объявил, что "в настоящее время Лазовскому и другим соучастникам вменяется более десяти умышленных убийств, совершенных в различных регионах России".
       Однако на самом деле Лазовского и Харисова судили не за бандитизм и убийства, а всего лишь за незаконное хранение оружия и использование поддельных документов. (На суде они утверждали, что это были документы прикрытия, выданные спецслужбами.) И дали им немного — по два года заключения, причем к моменту вынесения приговора большую часть срока они уже отсидели.
       Из показаний свидетеля Юмашкина. С Лазовским летом 1994 года меня и моего начальника Нестеренко познакомили для дальнейшей работы с ним по линии УФСК. Лазовского представили как партийного функционера, не уточняя, к какой партии тот относится. Подразумевалось, что Лазовский будет нам полезен. Я видел у Лазовского удостоверение ГУ Генштаба и удостоверение ФАПСИ. Из разговора с ним на эту тему понял, что Лазовский имеет какое то отношение к главному разведывательному управлению.
       
Покойник
       Освободившись из заключения, Лазовский ушел в тень. Поселился в своем подмосковном коттедже и, как говорили его знакомые, с головой ушел в религию — он будто бы и раньше собирался в монастырь, да не отпускали дела мирские. Впрочем, о богословских воззрениях Хромого красноречивее всего говорят материалы дела.
       Из обвинительного заключения. В феврале 1994 года потерпевшей Давыдовой позвонила ее подруга по имени Лолита и предложила отметить день рождения в компании. Она согласилась и вместе с подругой на такси приехала в отель 'Пента'. В номере были четверо-пятеро мужчин в возрасте 25-30 лет. Они сели за стол, начали выпивать и закусывать. Она не вслушивалась в разговоры за столом, но потом обратила внимание на разговор между Лолитой и одним из мужчин о Боге. Мужчина стал нервничать, заводиться. Мужчина (это был Максим Лазовский.— Ъ) произнес фразу, что он типа и есть Господь Бог. Давыдова с этим не согласилась, сказав, что есть и выше. Неожиданно мужчина достал из кармана пиджака пистолет и направил на нее. Прозвучал выстрел. Боли она не ощущала. Лолита стала плакать, другие мужчины принесли полотенце, и она перетянула им себе ногу. Они стали выговаривать стрелявшему, мол, зачем он это сделал. Тот ходил по комнате, потом куда-то позвонил, и через некоторое время приехали еще несколько мужчин. Один привез с собой какие-то медикаменты, сделал Давыдовой два укола в ногу, после которых она потеряла сознание. До приезда этих мужчин стрелявший выбросил в окно пистолет, предварительно завернув его в полотенце. Следы крови на диване залили томатным соком. Кто-то из мужчин велел ей говорить, что она сама нашла пистолет на улице и сама прострелила себе ногу. Опознать никого из мужчин не смогла, так как близорука, а в тот день была без очков.
Лазовский не смог договориться с таганскими авторитетами Шмидтом, Шилом и Пырей, которые защищали банк "Кредит-Консенсус". Поэтому на выходе из банка их изрешетили из пяти стволов
Максим Лазовский был убит вскоре после освобождения весной 2000 года. Его расстреляли из автомата на пороге православного храма в Одинцовском районе Подмосковья. Изрешетив жертву, преступник оттащил труп в сторону, положил его на лавочку, а рядом оставил автомат с пустым рожком. Кто и почему убрал Хромого Макса, так и осталось неизвестным.
       Но прошло еще немного времени, и имя Макса снова прозвучало в уголовном деле. Именно спланированные им и Атланом Натаевым преступления легли в основу нового обвинения, которое было предъявлено оставшимся в живых участникам банды. На скамье подсудимых оказались приятель Макса Марсель Харисов, его водитель Владимир Акимов и еще трое бандитов, которые были в ОПГ на вторых ролях — подвозили киллеров к месту преступления, стояли на шухере, хранили оружие и боеприпасы. Прокуратура обвинила их по самым тяжким статьям УК, словно пытаясь наверстать упущенное по делу Макса.
       "Конструкция предъявленного всем подсудимым обвинения такова, что наряду с ныне здравствующими обвиняемыми, находящимися в зале суда, в качестве живых процессуальных лиц указываются те, которые давно считаются погибшими",— возмущался адвокат Юрий Тюрин, потребовавший отправить на доследование дело, в котором "мертвые молчат, что позволяет следствию раскрыть значительное число тяжких преступлений". Но дело осталось в суде и, судя по всему, будет доведено до приговора. С живых спросят за мертвых.
МАКСИМ ВАРЫВДИН
Комментарии
Профиль пользователя