Коротко

Новости

Подробно

Фото: Redferns via Getty Images

"Мы впитываем музыку других стран, а потом экспортируем ее"

Хосе Гонсалес о секретах шведской музыки, чистом звуке и Бене Стиллере

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 11

Интервью поп

2 ноября в рамках презентации официального сайта Швеции на русском языке sweden.ru в клубе YotaSpace выступит Хосе Гонсалес — композитор, певец и гитарист аргентинского происхождения, известный уникальной мягкой манерой исполнения и особым подходом к интерпретации поп-хитов. Накануне приезда ХОСЕ ГОНСАЛЕСА в Москву БОРИС БАРАБАНОВ расспросил его о том, откуда берется кристально чистый звук на его концертах и почему Швеция остается поставщиком эталонной современной музыки.


— Что вы собираетесь играть в Москве?

— Ну прежде всего в этом туре я один с гитарой, и это значит, что в программе есть несколько песен, которые я не играю с моей группой Junip. Я исполню в Москве вещи со всех моих долгоиграющих пластинок и EP и кое-что из Junip.

— В прошлый раз, когда вы приезжали в Москву, это был тоже сольный концерт, он проходил в клубе "Икра", который давно закрыт. Что меня поразило — это кристально чистый звук гитары и вообще практически идеальный концертный саунд. Как вы его добиваетесь?

— Мой главный секрет: со мной в туре два отличных звукорежиссера. В их обязанности входит приведение в чувство местной звуковой системы, ведь далеко не каждая площадка готова к такому звуку, как у меня. Человеку, который поет и играет так мягко, как я, нужно даже больше усиления, чем какой-нибудь громкой панк-группе с барабанами и басом. Мне комфортнее всего играть в театральных залах или консерваториях. Или же приходится вешать дополнительные колонки. По этой же причине звукорежиссеры ищут правильные частотные характеристики для моей гитары. Саундчек занимает от пяти--десяти минут до четырех часов. Если же говорить о моих персональных ноу-хау, то прежде всего фишка в том, что я заклеиваю две трети резонаторного отверстия простым скотчем. Это не дает гитаре заводиться. Также в моей гитаре особая система звукоснимателей Fishman, причем я использую не только пьезоэлектрические звукосниматели, но и микрофоны, что позволяет избежать слишком пластмассового звука.

— Несмотря на то что главным хитом вашего репертуара считается песня группы The Knife "Heartbeats", я думаю, что достаточно большая часть публики узнала о вас после фильма Бена Стиллера "Невероятная жизнь Уолтера Митти". Когда говорят о саундтреке к комедии Бена Стиллера, имя Хосе Гонсалеса, мягко говоря, не первым приходит в голову. Как туда попала ваша музыка?

— Мой менеджер получил письмо с предложением о совместной работе от Джорджа Дракулиаса, музыкального супервайзера множества фильмов Бена Стиллера. По его словам, когда они снимали исландскую часть фильма, Бен постоянно слушал мою музыку, по большей части Junip. Мы связались с Беном по скайпу, и он выслал мне сценарий. Я начал работать над саундтреком, хотя не видел ни одного кадра. Я большой поклонник Бена Стиллера, так что меня все устраивало. В итоге в фильм попали старые песни Junip, инструментальные гитарные пьесы и мои новые песни.

— Традиционный вопрос шведскому музыканту: в чем секрет шведского музыкального феномена, почему у вас все так круто получается и так хорошо продается?

— Я не назвал бы себя экспертом в музыкальной индустрии, но попробую ответить. Дело в том, что шведы — один из самых путешествующих народов на земле. Швеция поглощает множество зарубежной музыки. Мы хорошо говорим по-английски. У нас отлично налажена система музыкального менеджмента, невидимая для массовой аудитории. Мы учимся у лучших. Мы пытаемся имитировать те стили, которые нам нравятся, а получается, что мы сами достигаем успеха в самых разных стилях, будь то EDM, панк или что угодно еще. Мы впитываем музыку других стран, а потом экспортируем ее, трансформировав по-своему.

— Наверное, не последнюю роль играет музыкальное образование?

— Конечно, в моей жизни — точно. Первым инструментом, который я освоил, была флейта. Мне было семь лет. Потом примерно за две недели я научился играть на испанской гитаре. И после большой паузы я уже всерьез занялся гитарой и бас-гитарой, стал играть в настоящих группах. И во всех этих случаях я использовал возможности бесплатного обучения и бесплатных репетиций в общественных музыкальных школах.

— Насколько я понимаю, сейчас в вашей карьере затишье?

— Да, но это ненадолго. Прежде чем приступить к записи новых песен, в начале следующего года я поеду на гастроли с оркестром из 25 музыкантов. Тур получил название "Теория струн". Я в таком формате уже гастролировал пару лет назад, и вот теперь решил повторить.

— Это ведь абсолютно противоположная философия по отношению к вашему привычному варианту "голос и гитара", так?

— Для многих песен сделаны аранжировки, принципиально отличные от того, к чему все привыкли. Если "Heartbeats" решена в узнаваемой манере, то песня "Far Away" звучит очень экспериментально. Однако главным инструментом в любом случае остается мой голос.

Комментарии
Профиль пользователя