Коротко


Подробно

13

Фото: GettyImages.ru

Fashion их знает

Самые известные русские выпускники британского Central Saint Martins

Журнал "Коммерсантъ Деньги" от , стр. 21

Поступить в лондонский Central Saint Martins — Мекку будущих дизайнеров — практически невозможно. И дело не только в стоимости обучения: fashion degree здесь ежегодно получает всего сотня человек, а желающих — тысячи. Неудивительно, что и среди "русских" выпускников колледжа уже появились звезды мировой величины.


МАРИЯ ЛИБЕРМАН


Лотта Волкова (Lotta Volkova)


Считается, что идея назвать родившуюся в 1985 году дочь в честь песни Led Zeppelin — Whole Lotta Love — принадлежит матери Лотты, преподававшей физику в одном из университетов Владивостока, а любовь к моде привил отец — капитан грузового судна, привозивший подарки из рейдов. Благодаря родителям, очевидно, в 17 лет Лотта смогла поехать в Central Saint Martins.

Все остальное — исключительно ее заслуга. Лотта Волкова, к слову, училась не моделированию, а искусству и фотографии, но прославилась она именно в мире моды. Будучи студенткой, Волкова поражала однокурсников и преподавателей экстравагантными нарядами и шумными вечеринками в подвалах лондонских церквей.

В 2003 году Лотта запустила собственную марку одежды Lotta Skeletrix — уличная мода в стиле панк для себя и друзей-тусовщиков. "Я хотела, чтобы название звучало, как будто мы музыкальная группа",— объясняла она в интервью. Футболки и джинсы продавались на лондонском Dover Street Market, где на марку обратила внимание Рей Кавакубо — известный японский дизайнер. Точнее, она обратила внимание на саму Лотту и под впечатлением предложила продавать ее вещи в своем магазине.

Еще через пару лет Лотта перебралась из Лондона в Париж, где на тех же безбашенных тусовках встретила своих нынешних товарищей — Гошу Рубчинского и Демну Гвасалию. Последний и пригласил ее стилистом в перевернувший мир уличной одежды Vetements.

Именно в качестве стилиста Лотта обрела мировую популярность. Западная пресса то и дело называет ее лучшим мировым стилистом и арбитром своего поколения — с ней хотят работать все звездные фотографы мира моды, а показов Verements ждут как выхода фильмов о Гарри Поттере. В этом году Волкова, наравне с Гвасалия и Рубчинским, вошла в 500 самых влиятельных людей в мире моды по версии лондонского издания Business of Fashion.

Коллекция Леонида Алексеева, созданная по заказу Министерства обороны и посвященная крымской весне, была показана в рамках прошлогодней Mercedes-Benz Fashion Week

Фото: Олег Никишин, Коммерсантъ

Лотта смогла, казалось бы, невозможное: перенесла на подиумы уродливые российские провинциальные 1990-е. Оказалось, чтобы влюбить публику в гопника, всего-то и нужно его правильно стилизовать. Растянутые треники, банданы, лосины и джинсовые юбки со стразами в исполнении Лотты оказались куда честнее и яростнее лубка, который до нее упорно предлагали на Западе русские дизайнеры.

Давид Комахидзе (David Koma)


Петербуржец Давид Комахидзе, или Давид Кома, которого попеременно причисляют то к русским, то к грузинским, то к британским дизайнерам, рисовал свои первые эскизы одежды еще в восемь лет, а в 13 начал участвовать в дизайнерских конкурсах. До Saint Martins Давид успел два года поучиться в питерской "Мухе" — Художественно-промышленной академии имени Штиглица, а в CSM практически сразу стал звездой.

Выпускная коллекция Комы на бакалавриате стала лучшей на курсе, а магистерская выиграла сразу два гранта. Награда от главного лондонского универмага Harrods включала денежный приз и возможность попасть на его полки. Британская платформа поддержки молодых дизайнеров Fashion Scout выделила грант £25 тыс., а коллекцию Комы сразу же выкупил магазин Browns — тот, что приобрел первые коллекции Джона Гальяно и других дизайнеров-выпускников Saint Martins. Затем была еще и лимитированная коллекция для Topshop и многое другое. Так в 2009 году родился бренд David Koma.

Во главу угла молодой дизайнер поставил суперженственность. Все свои творения он адресовал сильной, сексуальной и уверенной в себе женщине. Обязательный атрибут — каблуки. Итог — марка сразу же пришлась по вкусу топ-моделям и актрисам — в нарядах молодого дизайнера начали выходить в свет Меган Фокс, Леди Гага и Шерил Коул, а Бейонсе появилась в платье David Koma на церемонии MTV Awards.

Для своей выпускной коллекции в CSM Тигран Аветисян придумал крупные меловые принты, которые с успехом использовал и в дальнейшем

Фото: Chris Moore/Karl Prouse

В 2013 году Давида пригласили стать креативным директором парижского модного дома Mugler, поклонником которого он был с юности. Основанная бывшим балетным танцором компания со своими гиперсексуальными платьями женщины-кошки была законодателем моды в 1980-х, но в нулевые фактически ушла с модного Олимпа. Давида позвали возродить бренд, и он с этой задачей справился. Дизайнер сохранил главные черты марки — геометричность и четкие контуры, но отказался от вышедшей из моды сексапильности.

Студия Давида находится рядом с его домом, в самом дизайнерском районе Лондона — Шордиче, офис Mugler — в Париже напротив Opera. Сам он неделю то здесь, то там, делает четыре коллекции для Mugler и три для своей марки, которая продается в бутиках по всем миру.

Леонид Алексеев (Leonid Alexeev)


Минималистичные и сдержанные творения Тимура Кима пришлись по вкусу на Западе, а в России пока остались без внимания

Фото: Getty Images for MBFW Russia

Еще один петербуржец, Леонид Алексеев, поступил в CSM вместе с Давидом Комахидзе. Свой собственный бренд он начал создавать, еще учась в колледже. После первого года обучения, приехав домой на лето, он просто снял помещение, закупил оборудование, нанял людей и начал работать — к концу обучения у Алексеева уже была собственная студия в Петербурге.

Алексеев оказался предприимчивее многих своих коллег: производство сразу поставил на поток, на высокой моде не зацикливался, ориентировался на массового покупателя и делал в сезон сразу две коллекции — мужскую и женскую.

В Петербурге он открыл свою школу моды, сотрудничал с "Зенитом" — сделал первую в истории клуба коллекцию повседневной одежды для болельщиков, помогал крупнейшему частному музею современного искусства "Эрарта" в создании музея моды. Кроме того, он успел поработать над костюмами к спектаклям московского Театра имени Пушкина и МХТ.

Коллекция Леонида Алексеева для "Военторга" по следам крымской весны критикам не понравилась, зато полюбилась публике

Фото: Олег Никишин, Коммерсантъ

В 2014 году дизайнер исчез с модных радаров: перестал участвовать в Неделях моды, редко появлялся на светских мероприятиях, закрыл свой магазин Leonid Alexeev Concept Space и производство в Петербурге. Оказалось, что Алексеева, как он сам рассказывал Forbes, по инициативе Шойгу пригласили создавать дизайн-бюро для Министерства обороны. Перед дизайнером поставили амбициозную цель — популяризировать службу в армии. Итогом этой деятельности стала представленная на прошлогодней Mercedes-Benz Fashion Week коллекция, посвященная крымской весне: балаклавы, лаковые берцы, свитшоты и свитера с надписями "Вежлив" или "Вежливость города берет". Публике понравилось, критикам — нет.

В армии Алексеев не задержался. Сейчас он занимается преподавательской деятельностью в St. Petersburg Fashion Business Academy и вроде как вернулся к созданию мужской одежды.

Тигран Аветисян (Tigran Avetisyan)


Эксперименты Юлии Кондраниной с тканями и силуэтами понравились многим селебрити, в том числе Леди Гаге и Рите Оре

Фото: 1granary.com

Петербуржец Тигран Аветисян модой заниматься вообще не планировал: в Saint Martins он сначала поступил на курс промышленного дизайна, хотел научиться делать мебель. Однако курс по выделке столов и стульев вскоре показался ему слишком утилитарным, и Тигран втайне от родителей, оплачивавших обучение, перевелся на дизайн мужской одежды.

После нескольких стажировок, включая Lanvin и Acne, Аветисян пришел к выводу, что на этот раз с выбором не ошибся. В своих интервью Тигран высказывался в том духе, что Central Saint Martins практически ничего ему не дал, но имя дизайнера появилось на страницах модных журналов, включая Vogue, The New York Times, Telegraph и Dazed, именно благодаря его выпускной коллекции для CSM в 2012 году.

Критикам пришлась по вкусу нестандартная коллекция из недорогих тканей (Тигран сделал ее на остатки стипендии от LVMH) с мешковатыми пиджаками, плащами и туниками, на которые будто мелом были нанесены депрессивные надписи: "Too much pressure", "No jobs", "Nothing more to say".

В Москве, правда, талантливого дизайнера никто особо не ждал. "Помню, я вернулся в Москву после учебы в Saint Martins, отшил коллекцию и понял, что ничего не происходит. И если я сейчас о себе как-то не заявлю, то мне просто придется закрыть марку, так толком и не открыв",— рассказывал Тигран "Афише". Чтобы "хоть как-то заявить о себе", Аветисян с командой устроили акцию — в журналы на стойках в магазинах Москвы и Санкт-Петербурга вклеивали свои рекламки поверх Dior, Ralph Lauren и Gucci, а сам процесс снимали на видео. Идея пошла на ура — и Тиграна узнали теперь уже в московских кругах.

Сейчас Тигран отшивает коллекцию за коллекцией, вдохновляясь московской повседневностью и преодолевая модные табу — так, например, появилось его знаменитое леопардовое пальто и сразу же стало must have прошлого сезона. Помимо московского "Кузнецкий Мост 20" коллекции продаются более чем в двух десятках магазинов по всему миру.

Юлия Кондранина (Yulia Kondranina)


Давид Кома сделал ставку на суперженственность и не прогадал

Фото: FA Bobo/PIXSELL/PA Images/ТАСС

Москвичка Юлия Кондранина, прежде чем отправиться в магистратуру CSM, окончила Московский государственный текстильный университет имени Косыгина по специальности "дизайн женской одежды" и успела три года поработать дизайнером в Savage.

О собственной марке Юлия в то время не задумывалась: хотела просто поучиться за рубежом, а затем поработать в какой-нибудь известной западной компании — их агенты ищут в Saint Martins свежую кровь.

За время учебы ей предлагали стажировку в Saint Laurent, была возможность поработать и в Givenchy в качестве младшего дизайнера, но после того, как выпускная коллекция Кондраниной попала в десятку лучших на курсе и была показана на London Fashion Week, эти предложения Юлия уже не рассматривала. К ее коллекции благосклонно отнеслись Леди Гага и Рита Ора, и Кондранина решилась все-таки работать под собственным брендом. Fashion Scout помогла ей с первой независимой коллекцией, а потом еще и присудила грант Merit Award. Награда включала полное финансирование показов на Неделях моды в Лондоне и Париже, а также £25 тыс. на развитие собственного бренда.

Девушка быстро прославилась яркими экспериментами с формой, тканями и орнаментами в рамках минимализма. После первого шоу-рума в Париже она получила заказ от гонконгского дизайнерского флагмана Joyce, сотрудничала с нью-йоркскими Opening Ceremony и Dover Street Market, а также выставлялась в универмаге Selfridges на Оксфорд-стрит. Работать Юлия осталась в Лондоне и далеко пока не загадывает. "Я развиваю свою марку, но, конечно, есть много сложностей: мода — очень дорогая штука. Всегда только надеешься, что будет возможность сделать следующий сезон",— говорила Юлия в интервью Wonderzine.

CSM — альма-матер Стеллы Маккартни, Александра Маккуина, Джона Гальяно.

ДОМ МОДНИКОВ

Central Saint Martins College of Art and Design, или просто CSM, занимает первое место в мире по подготовке модельеров и дизайнеров, согласно многим рейтингам, в том числе авторитетного издания Business of Fashion. А до того как колледж возглавил рейтинги, его выпускниками стали Стелла Маккартни, Александр Маккуин, Джон Гальяно и многие другие именитые дизайнеры. Лекции студентам читают звезды модной индустрии, а лучшие выпускники получают возможность показать свои коллекции на Лондонской неделе моды в специальной секции, где традиционно собирается много прессы и селебрити. Эти обстоятельства, конечно, ежегодно обеспечивают вузу приток талантливых иностранных студентов, в том числе из России.

"На самом деле факультет моды в Central Saint Martins небольшой, и попасть на него очень сложно: здесь отбирают лучших из лучших. Хотя, конечно, именно он принес вузу мировую известность",— говорит Ольга Недина, консультант по образованию компании "Инсайт-Лингва", официального представителя Лондонского университета искусств в Москве, в число колледжей которого входит и CSM.

Стоимость обучения в Central Saint Martins для такого заведения не запредельная: текущий учебный год, к примеру, стоит £17,2 тыс. (каждый год цены поднимаются на несколько процентов). Правда, кроме этого хотя бы пара тысяч фунтов в год потребуется на покупку материалов для студенческих работ, да и жизнь в Лондоне недешева.

Главное препятствие, однако, не цена. "Условно самым престижным считается отделение женской моды, чуть проще поступить на отделение мужской моды и отделение текстиля,— рассказывает Недина,— но на самом деле поступить очень сложно на все эти направления, нужно представить действительно уникальное портфолио. Конкуренция с каждым годом все выше, из сотен желающих поступают единицы".

В бакалавриат и магистратуру CSM, действительно, ждут не просто студентов, а практически готовых профессионалов: учить рисовать и шить здесь не будут. Большинство соискателей перед поступлением проходят летние или годовые подготовительные курсы, и если по итогам они не могут осилить Central Saint Martins, то поступают в более доступные вузы, к примеру, в London College of Fashion того же Университета искусств.

Тимур Ким (Timur Kim)


Как и Юлия Кондранина, Тимур Ким окончил Central Saint Martins недавно. На отделение женской моды он поступил сразу после школы, в 2007-м, и к 23 годам получил уже степени и бакалавра, и магистра. Во время учебы он практически сразу попал на стажировку в Дом моды Alexander McQueen, выиграл парочку престижных наград, а после окончания основал собственную марку — вполне, нужно сказать, успешную.

Тимур Ким идеи для своих коллекций ищет в том числе в русской культуре: переносит на подиумы полотна Малевича, русские кружева и «ковровый» принт

Фото: Alexander Zemlianichenko Jr, AP

Дизайнер работает в минималистском стиле преимущественно с денимом и вельветом, из которых создает платья миди, жилеты с карманами, куртки с вырезами, а также экспериментирует с трикотажем. Тимуру хорошо удаются вещи в технике пэчворк и колор-блокинг, многое он делает самостоятельно, вручную в своей небольшой студии. Идеи дизайнер, к слову, ищет в русской культуре: переносит на подиумы полотна Малевича, русские кружева, "ковровый" принт и элементы одеяния православных монахов.

Коллекции Тимура побывали на показах в Милане, Лондоне, Париже. Приезжал он и в Москву — но столь популярный на Западе, в России минимализм пока никого не впечатлил. В этом году Тимур покоряет Америку — там уже пришлась по вкусу его капсульная коллекция футболок.

Александра Гордиенко (Marfa Journal)


Раньше Saint Martins находился в богемном Сохо, но пару лет назад переехал в район Кингс-Кросс

Фото: REX/Shutterstock/Fotodom

Успев поработать креативным консультантом Канье Уэста, Александра Гордиенко приехала учиться в CSM из Екатеринбурга. Степень бакалавра она, как и Волкова, получила не в модном дизайне (Александра специализировалась в журналистике), что, правда, не помешало ей в этом году войти в список 500 самых влиятельных людей мира моды. Произошло это благодаря журналу Александры Marfa Journal об искусстве и моде.

300-страничный журнал, получивший название по небольшому городу Марфа в штате Техас, был выпускным проектом Гордиенко в Saint Martins — тут она сама и главный редактор, и издатель, и фотограф. По сути, это фэнзин — подчеркнуто любительское и неформальное издание, где все фотографии сняты на пленку.

Журнал Гордиенко наделал немало шуму в модной индустрии — например, фотографии французской актрисы Хлои Севиньи с лобстером вместо трусов могли поспорить по популярности с известным фото Ким Кардашьян с шампанским. В итоге журнал стал фактически и модным манифестом, и трендбуком, и источником вдохновения для стилистов, дизайнеров и модных домов. Появиться на обложке Marfa Journal теперь не менее престижно, чем на обложке, к примеру, Vogue.

Украинский Vogue, кстати, вдохновившись Marfa, недавно позвал Александру снимать обложку для одного из номеров. Сейчас Marfa Journal продается в книжных магазинах и киосках практически по всему миру и считается одним из самых авторитетных модных изданий Европы.

Фото: Валерий Шарифулин/ТАСС


Комментарии
Профиль пользователя