Коротко

Новости

Подробно

Фото: РИА Новости

"Нам не приходилось доказывать Стингу, что мы хорошие"

Композитор Игорь Крутой о "Новой волне", эстраде и Сергее Шнурове

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 11

Конкурс поп-музыка

В Сочи в разгаре 15-й международный конкурс молодых исполнителей "Новая волна". БОРИС БАРАБАНОВ встретился с художественным руководителем конкурса композитором ИГОРЕМ КРУТЫМ, который когда-то начинал этот проект вместе с Раймондом Паулсом в Юрмале.


— Второй год "Новая волна" проводится в Сочи. Что потерял фестиваль от переезда из Юрмалы и что приобрел?

— Потерял? Может быть, в некоторой степени потерял интимную атмосферу, которая была свойственна Юрмале. Она состояла не столько в природе или стиле жизни, сколько в том, что в Сочи артисты не могут так спокойно пройтись по улице. Но это несоизмеримо с тем, что проект здесь приобрел. В первую очередь он приобрел собственную площадку, которая гораздо удобнее для нас, чем зал "Дзинтари". Благоприятствует и погода, тем более сроки "Новой волны" передвинулись с холодного октября на бархатный сентябрь. Да, в Юрмале у нас с точки зрения погоды был самый удачный период: конец июля — начало августа, но уж если начинались дожди, то телесигнал на спутник мог вообще не идти. Инфраструктура, выстроенная под Олимпиаду, гораздо мощнее, чем то, что было к нашим услугам в Юрмале. Да и отношение к нам было жестче. Живешь ты в отеле три дня или пять — все равно плати за шестнадцать, да еще втрое дороже. А когда мы говорили, что это благодаря нам они могут выставлять такие цены, нам с легким латышским акцентом отвечали: "Это свободный рынок". Ну вот пусть они в нем и останутся. А здесь нам все-таки идут навстречу. Мы дома. Может быть, первый фестиваль в Сочи был путанее, тогда произошла смена губернатора, все было в первый раз. А сейчас есть ощущение, что та атмосфера, которую мы создали в "Дзинтари", присутствует и здесь. Я боялся, что этого не произойдет.

— Ваш New Wave Hall удобнее, чем "Дзинтари", но я уверен, что строить его дороже, чем, скажем, арендовать сочинский зал "Фестивальный".

— Я помню трансляции фестиваля "Пять звезд" из этого зала, помню какие-то концерты — для съемки он вообще не годится. New Wave Hall мы делали для себя. В этом наша эксклюзивность, это сборно-разборная конструкция.

— То есть она работает неделю, а потом год лежит на складе?

— Да. Это площадка "Новой волны".

— К организаторам конкурсов молодых исполнителей всегда главный вопрос: а что с этими людьми происходит потом? Вы подписываете какие-то контракты по результатам конкурса? Или просто даете им возможность показать себя?

— Мы принципиально ни с кем не подписываем контракты, не несем ответственности за их судьбы — они остаются свободны. Они имеют возможность встретить на конкурсе своего продюсера, своего автора, показать свою песню радиостанциям. Отдельная история — иностранные участники. Ребята возвращаются домой и становятся мегапопулярными. Казахские участники, грузинские... Тина Кароль заняла у нас второе место и стала суперпопулярной на Украине. Победительница "Новой волны" Джамала представляла свою страну на "Евровидении". А разделивший с ней первое место индонезиец Сондоро получил аналог Grammy в своем регионе.

— Тем не менее пилот нашего чартера, который вез артистов и прессу в Сочи, приветствовал артистов "российского" конкурса.

— Ну я все-таки стараюсь сохранить имидж международного события. Поэтому у нас в этом году — Рики Мартин, Стинг, Анна Нетребко, Дмитрий Хворостовский, Суми Джо, Лара Фабиан.

— Интересно, как вы договорились со Стингом. Два года назад, в разгар украинского кризиса, он, как рассказывают, категорически отказывался ездить в Россию, мотивируя это в частных беседах тем, что его дома "разорвет пресса". Накал страстей снизился?

— В этом году он участвует уже в третьем нашем проекте. Просто два предыдущих были не такие громкие.

— Так свадьбу сына Михаила Гуцериева делали тоже вы?

— Не важно. У его менеджмента есть понимание, что мы за люди, как мы работаем. Мы, еще когда запускали "Новую волну" с Паулсом, договорились, что не зависим от политики, от Министерства культуры, просто собрались два композитора и делают музыкальное событие. Думаю, это чувствуется и сейчас. Нам не приходилось доказывать Стингу, что мы хорошие.

— По-прежнему делаете фестиваль на свои деньги?

— Нам, конечно, хотелось бы когда-нибудь получить какое-нибудь бюджетное финансирование. Но пока приходится каждый год рысачить в поисках спонсоров, а потом докладывать то, чего не хватает, из собственного кармана. В какой-то момент мне казалось, что продажа трансляций сможет окупить расходы. Были времена, когда Украина покупала у нас трансляцию конкурса за $800 тыс., Латвия — за $500 тыс. Но после кризиса, еще предыдущего кризиса, телекомпании перестали платить такие деньги. Бюджеты просто рухнули.

— Ну у вас на открытии конкурса Светлана Медведева была, может быть, это хороший знак?

— Ох, если бы это влияло как-то на финансирование конкурса! Хотя Светлана Владимировна очень любит эстрадную музыку. И со стороны городских властей в этом году отношение самое радушное, это не выражается в прямых деньгах, но сказывается на договоренностях по рекламе, по гостиничному фонду. Билеты продаются хорошо, грех жаловаться. Есть люди, которые приезжают на конкурс специально.

— Второй год подряд в "Новой волне" принимает участие группа "Ленинград".

— Канал "Россия 1" нам доверяет. А мы считаем, что, даже если песни Сергея Шнурова провокационны в цензурном плане, они все же имеют право на жизнь, потому что это талантливо. Надеюсь, что после того, как он выступил у нас в прошлом году, для него открылись какие-то двери. Люди начинают понимать, что его сценический образ и он сам — разные вещи. Он интеллигентный, трогательный парень, он вызывает огромный интерес у публики. Наверное, он номер один на сегодняшний день и по заработкам, и по влиянию на массы. И при этом у нас замечательные личные отношения, уважительные и доверительные.

— Вы довольны тем, как идут дела у холдинга Krutoy Media, контрольный пакет акций которого теперь принадлежит Михаилу Гуцериеву?

— Мне нравится, как он развивается. На сегодняшний день электронными СМИ, наверное, могут владеть только люди, для которых это не основной вид бизнеса. Говорить о том, что это прибыльно, сложно. Михаил Гуцериев искренне любит то, чем занимается. Я сотрудничаю с ним и как с поэтом, у нас есть несколько совместных хитов. Для него это жизнь. Он может зарабатывать огромные деньги на нефти, а придет пятьдесят или тысяча рублей за песню, и он им, может быть, даже больше рад.

Комментарии
Профиль пользователя