Коротко


Подробно

Фото: Алексей Куденко / Коммерсантъ   |  купить фото

Больше не «Панацея»

“Ъ” выяснил обстоятельства включения СПИД-сервисной НКО в реестр иностранных агентов

“Ъ” стали известны подробности процедуры включения НКО «Панацея» (город Кузнецк Пензенской области) в реестр иностранных агентов. «Панацея» входит в число НКО, оказывающих поддержку ВИЧ-инфицированным и участвующих в профилактике распространения заболевания. Министерство юстиции РФ сообщило о включении НКО в реестр иноагентов в конце прошлой недели — основанием для этого стало заявление, поданное от имени организации. Глава «Панацеи» Дарья Антонова в течение нескольких дней избегает общения с журналистами, но ее коллеги в беседе с корреспондентом “Ъ” высказали предположение о том, что заявление о включении в реестр стало результатом давления, оказанного на НКО и ее руководство. Заявление фактически стало результатом иска прокуратуры к «Панацее». Иск, как выяснил “Ъ”, был основан на экспертном заключении, качество которого готовы оспорить специалисты.


Пензенская региональная молодежная общественная организация по профилактике негативных явлений среди молодежи «Панацея» самостоятельно подала заявление о включении ее в реестр НКО, выполняющих функцию иностранного агента. В Министерстве юстиции России пояснили, что документ рассмотрен и одобрен. Заявление стало результатом иска, направленного в начале августа прокуратурой Кузнецка в местный районный суд.

Как пояснили тогда в прокуратуре, вывод о том, что «Панацею» необходимо включить в число нежелательных НКО, основан как на материалах проверки, так и на заключении эксперта — профессора Пензенского государственного университета Виталия Гошуляка. Господин Гошуляк счел, что деятельность НКО базируется на «принципах идеологии постлиберализма». Раздачу презервативов и шприцев он назвал «косвенной, а подчас и прямой пропагандой наркотиков и гей-культуры». «Получается, что борьба международных фондов с эпидемией СПИДа — это всего лишь ширма для продвижения собственных интересов на еще не освоенные территории»,— уверен декан юридического факультета пензенского вуза.

Как выяснил “Ъ”, экспертиза господина Гошуляка почти полностью идентична заключению по делу саратовской СПИД-сервисной НКО «Социум» (признана иностранным агентом в апреле 2016 года), которое готовил профессор Саратовской государственной юридической академии Иван Коновалов. В свою очередь, фрагменты экспертизы господина Коновалова дословно совпадают с фрагментами статьи профессора МГИМО Евгения Кожохина и руководителя Московского городского центра СПИД Алексея Мазуса «СПИД, наркотики, гей-культура и большая политика», опубликованной в мае 2012 года в «Независимой газете». В частности, при описании деятельности НКО из статьи были дословно заимствованы утверждения о «насаждении порядков, противоречащих национальным интересам России», оценочные суждения о «конфликте не только методологий, но и идеологий», а также об идеологии постлиберализма и «максимализации прав людей, входящих в так называемые уязвимые группы: сексуальные меньшинства, наркоманы и проститутки». «То, как кем-то используется моя статья, уже не имеет ко мне отношения,— заявил корреспонденту “Ъ” Алексей Мазус.— Рукописи не горят». Евгений Кожохин сообщил через пресс-службу МГИМО, что «вопросы следует задавать скорее юристам, чем авторам материала».

«Почему профессоры из Пензы и Саратова (Виталий Гошуляк и Иван Коновалов.— “Ъ”) взяли на себя задачу оценивать работу некоммерческих организаций и, в частности, работу нашего партнерства, мы можем только догадываться,— рассказала член совета НП “Эсверо” (признана иностранным агентом) Елена Романяк. “Эсверо” выступает одним из грантодателей “Панацеи”, на сайте организации указано, что ее деятельность финансируют Европейская комиссия, M.A.C AIDS Found и международный Глобальный фонд для борьбы со СПИДом, туберкулезом и малярией. “Эсверо” была признана иностранным агентом в июне 2016 года, за месяц до иска прокуратуры к “Панацее”.— Сами НКО предпочитают обращаться за экспертизой к профильным экспертам, например, как в 2011 году мы обращались к профессору Покровскому (Вадим Покровский, руководитель федерального Центра СПИД.— “Ъ”)». «По опыту других организаций мы понимаем всю безнадежность сложившейся ситуации с экспертными оценками,— отмечает госпожа Романяк.— Противопоставить им можно только Методические рекомендации по профилактике ВИЧ-инфекции, выпущенные Роспотребнадзором в 2014 году, где упомянуты все те мероприятия (раздача шприцев и презервативов наркозависимым.— “Ъ”), которые эксперты из прошлого считают противоречащим национальным интересам России». «Оценивать научные и практические основы работы СПИД-сервисной организации должны медики,— убежден ведущий нарколог и эксперт ВОЗ Владимир Менделевич.— Парадоксально, что проблема ВИЧ/СПИДа у нас вдруг стала относиться к сфере политики».

«В России, к сожалению, полезность медицинской деятельности оценивают не специалисты в области здравоохранения, а невнятные юристы,— заявил заместитель главного врача Пензенского областного клинического центра Сергей Олейник (отвечает за противодействие ВИЧ в регионе).— Если мы считаем нужным заниматься профилактикой, то нельзя забывать, что это не хобби, а наука. Если эпидемиология — это наука, то она не может быть российской, африканской или немецкой. Ее законы универсальны».

В прокуратуре Кузнецка сообщили, что после того, как директор общественной организации Дарья Антонова предъявила копию заявления в региональное управление Минюста с просьбой включить «Панацею» в реестр иноагентов, прокуратура отказалась от исковых требований, поскольку они исполнены в добровольном порядке. Кроме того, еще 25 июля в регулирующий орган было подано заявление о самоликвидации «Панацеи». Ранее Дарья Антонова утверждала, что подавала в Минюст стандартное заявление о закрытии НКО, в котором, по ее словам, было указано, что решение о ликвидации принято общим собранием организации, а о прямом или косвенном признании «Панацеи» иноагентом речь вообще не шла.

По информации “Ъ”, заявление о признании «Панацеи» иностранным агентом госпожа Антонова подала в минувшую пятницу, 12 августа. В управлении Минюста РФ по Пензенской области на запрос “Ъ” ответить не успели. Мотивы такого решения руководителя «Панацеи» “Ъ” узнать не удалось: Дарья Антонова уже несколько дней избегает общения с журналистами. Член совета НП «Эсверо» Елена Романяк убеждена, что госпожу Антонову вынудили написать заявление. «Как я поняла в пятницу днем со слов Дарьи, ее склоняли к тому, чтобы она написала задним числом заявление на добровольное внесение в реестр иностранных агентов. Она не соглашалась,— заявляет госпожа Романяк.— Позже я выяснила, что она направляется в пензенский Минюст вместе с сотрудниками правоохранительных органов». Елена Романяк предполагает, что к этому моменту в ведомство уже было направлено заявление от имени Дарьи Антоновой.

Отметим, в июле прошлого года в Пензе из-за отсутствия финансирования закрылся общественный фонд «АнтиСПИД». Организация также получала деньги от Глобального фонда по борьбе со СПИДом, туберкулезом и малярией через «Эсверо», но в 2015 году последний прекратил финансирование, местное министерство здравоохранения денег не нашло, и фонд «АнтиСПИД» пришлось ликвидировать. В это время, по данным ГБУЗ «Пензенский областной центр специализированных видов медицинской помощи», темп роста заболеваемости ВИЧ-инфекцией в Пензенской области увеличивается. Последнее исследование ГБУЗ датировано серединой 2015 года, в нем указано, что только за шесть месяцев 2015 года в Пензе и районах области зарегистрировано 202 новых случая ВИЧ-инфекции.

«Панацея» — уже вторая некоммерческая организация в Пензенской области, признанная иностранным агентом. До этого в реестр попал издательский дом «Валентин Мануйлов», получивший от фонда поддержки российских СМИ «Среда» 700 тыс. руб. на выпуск местной газеты «Улица Московская».

Ольга Никитина, Сергей Петунин, Саратов


рекомендуем

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы
все проекты

обсуждение