Коротко


Подробно

4

Фото: Pilar Olivares / Reuters

Вирусная регата

Грязная вода в Рио вызвала тревогу у пловцов, гребцов и яхтсменов

Рио-2016

За пять дней до открытия Олимпийских игр в Рио-де-Жанейро случилось ЧП. Из-за шторма рухнул причал в Марина-да-Глории, которой выпало принимать соревнования по парусному спорту. Организаторы, правда, обещают устранить последствия аварии до их начала. Но вот с другой проблемой, грозящей в том числе парусному спорту, им за короткое время уже, видимо, не справиться. Речь о высочайшем уровне загрязненности воды в местах, где будут состязаться и яхтсмены, и гребцы, и пловцы в открытой воде.


Это происшествие было хитом вчерашнего утра в Рио. В Марина-да-Глории собралось множество телевизионных бригад и множество фотографов. Картинка действительно выглядела грозной: подъемные краны на фоне знаменитой Сахарной головы тянут из воды потрепанные куски того, что еще несколько часов назад было причалом для олимпийских парусников, откуда они должны были стартовать.

И в нескольких километрах от этого места, на легендарном пляже Копакабана, тоже суета, тоже телекамеры. Там затопило телевизионные студии возле стадиона для пляжного волейбола. Они были защищены от океана железной стеной. Но железо не устояло, как и причал в Марина-да-Глории.

Удивительно, но глядя на эти разрушения, мэр Рио Эдуарду Паес не выглядел несчастным. Наоборот, он умудрялся находить в случившемся даже что-то вроде светлой стороны. Мэр объяснял, что в Бразилии, хотя Олимпиада летняя, сейчас вообще-то зима: Южное полушарие все-таки, и в это время года волны тут бывают очень-очень высокими. "Такой сезон, сезон высоких волн",— вздыхал Эдуарду Паес. И уже куда более радостным голосом добавлял: "Но у нас есть ресурсы, чтобы на это отреагировать! И слава богу, что авария случилась за пять дней до Олимпиады! Мы справимся!"

И представитель Международного олимпийского комитета (МОК) Марк Адамс убеждал, что не надо делать из обрушения с причалом громкую историю: перед Олимпийскими играми ЧП неизбежны. Нынешнее же, как он дал понять,— вообще мелочь. Ни на тренировки, ни на соревнования оно не повлияет. В Марина-да-Глории есть и другой причал, бетонный, который волной не собьешь. А над приведением в порядок рухнувшего трудится "команда из 25 человек". И вроде бы они обещали до пятницы, до церемонии открытия, вернуть причал туда, где он был. А Международная федерация парусного спорта, в свою очередь, обещала внимательно и жестко контролировать ход работ, так как, что бы ни говорили в МОК или оргкомитете, жалобы от яхтсменов в связи с аварией вчера поступали. Второй причал — это прекрасно, но количество лодок такое, что возле него может возникнуть жуткая толчея.

Подготовка к Олимпиаде и так сопровождалась постоянной критикой, связанной в основном с задержками в возведении объектов и возникавшими сомнениями в качестве работ. Но если все эти проблемы удалось решить, как, видимо, удастся решить проблему с упавшим в воду причалом, то одна по-прежнему остается.

Катастрофа в Марина-да-Глории практически совпала по времени с выходом заключительного отчета агентства AP, которое с прошлого года следило за тем, как бразильский оргкомитет реализует амбициозную задачу — добиться приемлемой чистоты воды в тех районах, где предстоит состязаться участникам Олимпиады из трех видов: плавания в открытой воде, гребли и парусного спорта. Эти районы — лагуна Родригу-де-Фрейташ, Копакабана и залив Гуанабара. Почему за ними надо было следить? Да потому, что ситуация представлялась ужасающей. Собственно, чтобы убедиться в этом, достаточно было посмотреть в интернете сотни фото, которые с удовольствием публиковали разные газеты. Особенно фото из Гуанабары, куда несут свои бурные потоки сточные воды из соседних фавел. Поверхность залива, красивого, только когда снимаешь его с окрестных скал, при ближайшем рассмотрении оказывалась плотно покрытой мусором. А среди него пытливые корреспонденты частенько разглядывали и полуразложившиеся трупы, и части тел.

Результаты химических анализов воды кричали об очевидном: она буквально кишит разной заразой, и кишечная палочка — зараза самая безобидная. Особенно беспокоил экспертов аденовирус, который поражает дыхательные пути, вызывает воспаление, лихорадку. Так вот концентрация его и других вирусов более чем в 1,5 млн раз превышала ту, что считается допустимой в США и Европе.

Это исследование было опубликовано прошлым летом. Миновал год, за который бразильские власти должны были добиться приемлемой чистоты воды. И что же продемонстрировали новые замеры? Да, в лагуне Родригу-де-Фрейташ содержание аденовирусов снизилось с 1,73 млрд до 248 млн на литр. Но это все равно страшная цифра. Выяснилось, что в Калифорнии, скажем, достаточно зафиксировать несколько тысяч аденовирусов на литр, чтобы закрыть пляж.

А вот замеры неподалеку от Марина-да-Глории, где положение было получше, выявили даже некоторое повышение концентрации вируса — с 26 млн до 37 млн на литр. Да и мусора, кстати, хотя и поубавилось, но не настолько, чтобы он перестал быть заметен. Более того, на днях австралийские яхтсмены рассказывали, как счищали его с днища своей лодки, чтобы она могла двигаться в более или менее достойном темпе. В этом смысле вся надежда на флот из дюжины так называемых экобаркасов. Суденышкам предписано круглосуточно патрулировать Гуанабару и убирать мусор. Но вот с аденовирусами ни экобаркасами, ни чем-то еще до 5 августа явно не справиться.

Доктор Валери Харвуд из Университета Южной Флориды, оценивая состояние воды в олимпийских акваториях Рио, выдала, кажется, единственно возможный совет, чтобы минимизировать риски заражения: "Постарайтесь по крайней мере не опускать в воду голову". Совету, безусловно, нетрудно последовать яхтсменам и гребцам. Но вот как быть пловцам в открытой воде? А ведь Копакабана в смысле зараженности мало чем отличается от Гуанабары.

Алексей Доспехов, Рио-де-Жанейро


Комментировать

Наглядно

актуальные темы

обсуждение