Коротко

Новости

Подробно

Фото: Василий Шитов / Коммерсантъ   |  купить фото

Интернет и телекоммуникации

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 13

Рынок телекоммуникаций и интернета считается одним из самых перспективных в Иране. В стране одна из самых больших интернет-аудиторий на Ближнем Востоке, проникновение сотовой связи (количество сим-карт на 100 человек) составляет, по разным оценкам, от 88% (данные Всемирного банка за 2014 год) до 125% (Morgan Stanley по итогам 2015 года), проникновение смартфонов — от 13% (Morgan Stanley) до 35% (Euromonitor, на основе данных иранского оператора связи MTN). Разброс обусловлен тем, какое устройство принимается за смартфон, пояснил сотрудник международного сотового оператора.

В Иране заметны активное потребление интернет-трафика, использование социальных сетей, а также рост популярности онлайн-покупок, пишет Renaissance Capital. Пока Facebook, YouTube и Twitter остаются заблокированными по решению властей (хотя и доступными по VPN), местные интернет-компании поспешили заполнить вакуум. Иранский Amazon — Digikala — сейчас самый популярный ресурс по e-commerce на Ближнем Востоке, причем местные платежные системы пользуются доверием населения. По данным Renaissance Capital, 70% трансакций Digikala проходят онлайн. В Иране есть местные аналоги заказа такси Uber и сервиса скидок Groupon. Интернет-торговля в Иране только формируется. На конец 2015 года она составляла менее 1% ВВП страны, но доля стремительно вырастет, ожидает Renaissance Capital.

Ядерная сделка с Ираном в июле 2015 года подтолкнула на местный рынок телекоммуникаций и технологий целый ряд российских компаний, причем еще до того, как в январе СБ ООН и ЕС полностью, а США частично сняли с Ирана санкции. Одним из первых проявил инициативу производитель программного обеспечения для автоматизации документооборота ABBYY, рассказал "Ъ" российский чиновник. По его словам, в сентябре 2015 года представители ABBYY встретились с руководством Архива исламской революции, Национальной библиотеки и Национального архива Ирана. "Иран высказал предварительный интерес к поддержке IT-разработки для распознавания документов на фарси для целей сохранения культурного наследия — в частности, конвертации фондов библиотек и архивов в электронный редактируемый вид с возможностью автоматической индексации документов и легкого поиска информации",— пояснил собеседник "Ъ". "Ознакомительная поездка" в Иран у ABBYY была, подтвердила "Ъ" представитель компании Дарья Керценбаум, но конкретных планов нет. "Рынок новый, и прежде чем решать, выходить ли на него и в каких направлениях, многое нужно анализировать",— добавила она.

В октябре в Иран в составе делегации российских чиновников и бизнесменов прибыл основатель 4G-оператора "Антарес" Евгений Ройтман. Как говорится в справке Минэкономики РФ о российско-иранском сотрудничестве (есть у "Ъ"), "Антарес" намерен принять участие в проекте по развитию инфраструктуры для электронного правительства Ирана. В документе также указывается, что в Иране возможно "использование новой разработки "Антареса" в области ГЛОНАСС для повышения уровня безопасности дорожного движения". Евгений Ройтман также провел встречи с представителями крупнейшего в Иране оператора связи MCI и оператора мобильного интернета RighTel, с которыми обсуждалось участие "Антареса" в иранской программе по организации мобильной связи в малых городах страны.

"Страна, в которой живут 78 млн человек, после снятия санкций будет расти",— объяснил Евгений Ройтман свой интерес к инвестициям в Иран. Такие же аргументы приводит управляющий партнер инвестфонда Parus Capital Борис Синегубко, который вместе с бывшим акционером Qiwi, президентом Parus Capital Андреем Муравьевым минувшей осенью вложил средства в Digikala, а также в онлайн-доски объявлений Divar и Sheypoor. Источники "Ъ" говорят, что осенью интерес к телекому и IT Ирана проявляли Александр Мамут и Виктор Вексельберг. Представители бизнесменов отказались от комментариев.

Борис Синегубко признает, что инвестиции в Иран сопряжены с "огромными рисками", поскольку страна до сих пор "негативно воспринимается Западом". С другой стороны, сам Тегеран, например, заблокировал yandex.com и vk.com. Проблему пытался решить министр связи Николай Никифоров, но пока безуспешно. Большинство сайтов, в том числе российских, не отвечают исламским ценностям, поясняет пресс-атташе посольства России в Иране Максим Суслов. А "Ростелеком", который с 2010 года сотрудничает с государственной Telecommunication Infrastructure Company (TIC), столкнулся с серьезной задержкой платежей, рассказал "Ъ" российский чиновник и подтвердил президент "Ростелекома" Сергей Калугин (см. "Ъ" от 16 марта). В TIC поясняют, что были готовы платить, но помешали санкции против Ирана. Впрочем, сейчас в "Ростелекоме" предпочитают не обострять отношения, поясняя, что ситуация с долгом TIC "урегулирована путем предоставления нашей компании сетевых услуг" и российская компания "надеется на развитие партнерских отношений в связи с отменой санкций".

Помимо "Ростелекома" с Ираном сотрудничают и другие федеральные российские операторы, правда пока в рамках роуминговых соглашений. Так, у "Вымпелкома" в Иране четыре роуминговых партнера — MCI, TKC, MTN, Taliya; у МТС — MCI, MTN, Taliya; "МегаФон" сотрудничает с MCI и Rafsajan Industrial Complex; ООО "Т2 Мобайл" (бренд Tele2) — с MCI и MTN. MCI — первый и основной оператор Ирана, на конец 2014 года занимал 53,1% рынка, у MTN было 44%, остальных игроков — 2,9%. В 2014 году в стране были запущены сети 3G (RighTel) и 4G, было объявлено о возможности выделения лицензий виртуальным операторам связи. Ослабление санкций может увеличить рост выручки и прибыльности операторов, а государство может ускорить процесс лицензирования, как это было в Мьянме, пишет Morgan Stanley. Также могут быть запущены процессы создания новых СП, продажи миноритарных и крупных пакетов иранских операторов. Кроме того, местные операторы думают о монетизации собственной башенной инфраструктуры.

Владислав Новый


Комментарии
Профиль пользователя