Коротко

Новости

Подробно

Фото: Александр Коряков / Коммерсантъ   |  купить фото

Что нужно знать о статье Александра Бастрыкина во «Власти»

Инициативы главы Следственного комитета вызвали противоречивые отклики в российском обществе

от

В журнале «Коммерсантъ-Власть» опубликована статья «Пора поставить действенный заслон информационной войне», написанная Александром Бастрыкиным, председателем Следственного комитета РФ. Значительный резонанс, вызванный этим материалом, связан с тем, что автор представил как свою оценку современного положения России в мире, так и программу действий, масштаб которой выходит за рамки полномочий Следственного комитета. По сути дела, Александр Бастрыкин предлагает столь серьезные изменения, что их оформление потребует корректировки не только законодательной базы, но, возможно, и Основного закона — Конституции. Реализация же программы предполагает полную перестройку всех сфер общественной, социально-экономической и повседневной жизни.


Статья Александра Бастрыкина вызвала противоречивые отклики в российском обществе: от одобрения и поддержки отдельных положений до жесткой критики. Однако многие сторонники и оппоненты сходятся в том, что сам факт появления статьи позволил вывести на поверхность дискуссию по главному вопросу: может ли страна продолжать оставаться в нынешнем состоянии или ей предстоит трансформация.

Отвечая на него, обществу предстоит определиться, в том числе, и по нижеперечисленным темам. Согласно ли оно (общество) с тем, что Россия живет «в условиях так называемой гибридной войны, развязанной США и ее союзниками», или большинство нынешних проблем имеют сугубо внутреннее происхождение? От чего и ради чего готовы отказаться граждане, подразумевая, что речь идет о правах и свободах? Хорошо, что у этой дискуссии есть шанс на то, чтобы стать открытой.

Громкие тезисы статьи


«Последнее десятилетие Россия, да и ряд других стран живут в условиях так называемой гибридной войны, развязанной США и их союзниками. Эта война ведется по разным направлениям — политическому, экономическому, информационному, а также правовому».

«Представляется целесообразным силами надзирающих и контролирующих органов организовать широкомасштабную и детальную проверку соответствия федеральному законодательству деятельности всех религиозных, национально-культурных и молодежных организаций, в отношении которых есть основания полагать, что они занимаются запрещенной экстремистской деятельностью».

«Еще одна мера, которая способствовала бы эффективной борьбе с экстремизмом, терроризмом и другими опасными проявлениями преступности,— конфискация имущества как вид уголовного наказания».

«В предлагаемой концепции представляется целесообразным определиться и с пределами цензурирования в России глобальной сети интернет».

«Представляется целесообразным предусмотреть внесудебный (административный) порядок включения информации в федеральный список экстремистских материалов, а также блокировки доменных имен сайтов, которые распространяют экстремистскую и радикал-националистическую информацию».

«Необходимо расширить спектр уголовно-правовых мер по пресечению противоправных действий террористических организаций, совершаемых в сети интернет, связанных с вербовкой».

«Представляется необходимым дополнить содержащееся в федеральном законе “О противодействии экстремистской деятельности” понятие экстремистской деятельности (экстремизма) таким проявлением, как отрицание итогов всенародного референдума».

«Предлагается ввести уголовную ответственность за незаконный выпуск и оборот криптовалют, а также других денежных суррогатов».

Как в России отреагировали на статью


Дмитрий Песков, пресс-секретарь президента РФ:

«Нет, мы не показывали публикацию — у президента был вчера настолько сложный и насыщенный рабочий день… Бастрыкина не комментирую, не являюсь его пресс-секретарем и не разъясняю» (в интервью журналистам).

Михаил Федотов, глава Совета по правам человека при президенте РФ:

«Я не могу не напомнить, что ст. 29 Конституции РФ запрещает цензуру в средствах массовой информации. Поэтому реализовать это предложение просто невозможно, это противоречило бы Конституции…» (в интервью «Интерфаксу).

Франц Клинцевич, первый зампред комитета Совета федерации по обороне и безопасности:

«Идеология Бастрыкина мне близка, с точки зрения наведения порядка я его поддерживаю. Порой из-за несовершенства российского законодательства люди, прикрываясь либеральной демагогией, пытаются навредить государству» (в интервью РБК).

Леонид Левин, председатель комитета Госдумы по информационной политике:

«Предложения по досудебному включению материалов в список экстремистских и по расширению возможностей по внесудебной блокировке сайтов представляются спорными» (в интервью ТАСС).

Наталья Поклонская, прокурор Крыма:

«Что касается отдельного выделения понятия экстремизма по непризнанию итогов референдума — здесь нужно обосновывать. Надо внимательно рассмотреть. Было бы неплохо» (в интервью «РИА Новости»).

Андрей Кураев, диакон, профессор Московской духовной академии:

«Спасибо властям за их честность. Они уже довольно честно говорят о своих планах. Нас предупредили. Наше молчание истолковали как знак согласия» (на своей странице в «Живом журнале»).

Алексей Навальный, глава Фонда борьбы с коррупцией:

«Почему-то совсем никто не хочет жить в Китае, чьи лучшие практики цензурирования интернета предлагает внедрять пан Бастрыкин. Возможно, потому, что в Китае за коррупцию расстреливают» (в своем блоге).

Елена Панфилова, вице-президент Transparency International:

«Я считаю, что Бастрыкин хотел донести свое мнение не до нас. У его статьи всего один адресат — президент России Владимир Путин… Это внутренняя переписка посредством СМИ. Это объявление некоей позиции какой-то группы людей или лично господина Бастрыкина по поводу того, куда должно двигаться наше государство» (в интервью порталу Rus2web.ru).

Первая реакция Запада


Зарубежные СМИ отреагировали на статью Александра Бастрыкина практически без комментариев, давая обширные цитаты. Отмечали все в основном три момента: призыв приравнять сомнения в законности крымского референдума к экстремистской деятельности, ограничению прав и свобод, в том числе и религиозных, и введению цензуры в интернете по китайскому образцу.

AFP (Париж, Франция):

«Могущественный глава российского аналога ФБР в понедельник призвал к кардинальным новым ограничениям прав, включая ограничение свобод в интернете… Глава Следственного комитета России Александр Бастрыкин поддержал решительное завертывание гаек необходимостью противодействовать “деструктивному” влиянию Соединенных Штатов… Он также предложил, и это стало эхом сталинской эпохи, лишать социальных гарантий семьи тех, кто был осужден за экстремизм и терроризм, и конфисковать их имущество.

RFI (Париж, Франция):

«Эта речь сильно отдает советской эпохой. На деле же сам Бастрыкин предлагает взять пример с Китая… Председатель Следственного комитета и его коллега из ФСБ — обычно те, кто выдвигают против США самые жесткие обвинения. На этот раз эти обвинения дублируются еще и агрессивным предостережением в адрес российских либералов».

Radio Free Europe/Radio Liberty (Прага, Чехия):

«У Бастрыкина хороший и долгий послужной список предложений чего-то, что выглядело нелепым, но потом случалось. Как, например, его предложение о том, чтобы Следственный комитет был выведен из-под юрисдикции Генеральной прокуратуры. Бастрыкин это получил, и теперь Следственный комитет, пожалуй, является самым влиятельным правоохранительным органом России».

Комментарии
Профиль пользователя