Коротко

Новости

Подробно

Фото: Lucas Jackson / Reuters

Под знаком волатильности

Как изменяются основные фондовые и сырьевые индексы

Журнал "Коммерсантъ Деньги" от , стр. 30

Первые три месяца 2016 года поразили прежде всего ростом волатильности и скоростью перемен в восприятии риска участниками рынка. Основные фондовые и сырьевые индексы достигли новых локальных минимумов в январе и феврале, после чего нашли в себе силы резко вырасти и вернулись к значениям конца года или превзошли их. Но означает ли это, что самое страшное позади, а жадность вновь побеждает страх?


То в жар, то в холод


Фондовые рынки завершили первый квартал 2016 года разнонаправленно. В позитивном смысле отличились российские индикаторы: индекс ММВБ прибавил 6,2%, а индекс РТС — аж 15,7% (разница за счет укрепления рубля к доллару). При этом германский DAX потерял 7,2%, французский CAC 40 — 6,2%, а британский FTSE 100 — 1,6%. Американский индекс широкого рынка S&P 500 сумел прибавить 0,8%, тогда как NASDAQ Composite завершил квартал в минусе на 2,7%.

Китайский рынок после относительно удачного четвертого квартала 2015 года вернулся к негативной динамике: индекс Шанхайской биржи Shanghai Composite упал на 15,1%, высокотехнологичный ChiNext обвалился на 19,3%. Индекс MSCI All-Country World Index, отражающий динамику мирового фондового рынка, практически не изменился (снижение составило 0,3%), так же как и индекс фондовых рынков развитых стран MSCI World Index (минус 0,7%). При этом развивающиеся рынки, судя по индексу MSCI Emerging Markets Index, прибавили 5,4%.

Несмотря на относительно умеренные изменения по итогам квартала, внутри него события выглядели весьма драматично. Например, американский S&P 500 успел упасть более чем на 11% с начала года, после чего вырос почти на 14% к концу марта.

Индекс волатильности американского фондового рынка VIX впервые после сентября прошлого года достигал значений выше 30 в январе и феврале, его европейский аналог VSTOXX — выше 40, что наблюдалось до этого лишь в ходе обвала рынков в августе прошлого года. Российский индекс волатильности RVI оказался выше 55, где не был уже почти год.

Причина столь резких разворотов — резкая перемена настроений у участников рынка. Если вплоть до середины февраля инвесторы предпочитали не рисковать, пряча капитал в «тихих гаванях» (защитных активах вроде американских гособлигаций), то ближе к марту интерес к рисковым активам вырос многократно.

Здесь основных причин две: наметившееся в феврале восстановление на рынке нефти (и других сырьевых рынках) и неожиданно мягкое решение ФРС США по ставке. На заседании 16 марта ФРС не только не подняла уровень ключевых ставок на очередные 25 базисных пунктов (как было сделано в декабре 2015 года), но и дала понять, что темпы роста ставок в будущем будут гораздо ниже, чем предполагалось (вместо прогнозировавшихся еще в декабре четырех повышений ставки в 2016 году теперь ожидается лишь два повышения). Более того, ФРС готова вновь снижать ставки и использовать так называемое количественное смягчение при необходимости.

Таким образом, косвенно американский регулятор признал то, о чем писали «Деньги» по итогам четвертого квартала 2015 года: повышение ставки в декабре, скорее всего, было ошибкой. «Голубиная» риторика ФРС способствовала снижению курса доллара и росту привлекательности рисковых активов. Свою лепту внес и ЕЦБ, опустив ставки еще больше в отрицательную область и расширив объем программы выкупа активов, куда впервые вошли корпоративные облигации инвестиционного уровня. Подобные действия Центробанка просто-напросто заставляют инвесторов рисковать в поисках хоть какой-то доходности.

Нефть: на гребне волны


По итогам квартала сырьевой индекс Bloomberg Commodity Index практически не изменился (плюс 0,3%). В то же время на отдельных сырьевых рынках наблюдались движения еще более драматичные, чем на фондовых площадках.

Котировки нефти марки Brent выросли по итогам квартала на 6,2%. К 20 января они подошли вплотную к уровню $27 за баррель, упав с конца года на 25%, однако затем последовало ралли, закончившееся 18 марта на уровне $42,5 за баррель — почти 57% роста от достигнутого 20 января минимума. Здесь напрашивается параллель с прошлым годом. Тогда от минимума 13 января ($45,2) котировки выросли на 54% к 6 мая ($69,6). Повторится ли паттерн на этот раз (с поправкой на тот факт, что в 2016 году события развиваются примерно в два раза динамичнее)? Вполне возможно. Рост был обусловлен целым рядом факторов, однако ни один из них не указывает на достижение баланса спроса и предложения в ближайшем будущем. Мягкая риторика ФРС, стимулирующие меры ЕЦБ и Банка Японии, надежды на договоренности между ОПЕК и странами вне картеля по поводу неувеличения добычи — все это создало неплохой фон для коррекции рынка по аналогии с прошлыми подъемами. Единственный фундаментальный фактор — сокращение производства в США (за квартал падение составило 2,1%, до уровня 9,02 млн баррелей в день) вкупе с сезонным ростом спроса на топливо. Помимо этого к концу января на фьючерсном рынке был накоплен очередной максимум коротких позиций, против которых так любят ставить крупные игроки: рост цен заставляет «шортистов» закрывать позиции, усиливая волну роста.

Невозможно прогнозировать, будут ли во втором квартале обновлены минимумы по нефти, однако логично предполагать, что в поисках баланса рынок может вновь направиться вниз.

Сияние желтого металла


Одной из самых значимых историй прошедшего квартала стала динамика цен на золото. Достигнув в декабре семилетнего минимума в районе $1046 за унцию, цены на него резко поднялись почти на 23%, чуть-чуть не дотянув до $1300 ($1285,2 — максимум 11 марта). По итогам квартала рост составил 16,1%.

Исторически сложилось, что котировки золота растут в течение 100 дней после начала раунда повышений ставок ФРС. И действительно — основной рост уложился в этот отрезок (сотый день после повышения ставок 16 декабря 2015 года — 25 марта 2016 года), с тех пор мы наблюдаем боковое движение.

Но есть на этот раз и существенные отличия. Во-первых, сам масштаб роста очень значителен, что заставляет задуматься о завершении медвежьего рынка последних четырех лет. Во-вторых, росту котировок способствует ряд фундаментальных причин. Вселенная отрицательных ставок, в которую активно погружаются экономики развитых стран, способствует снижению реальных процентных ставок, что стимулирует инвесторов покупать золото и (в меньшей степени) другие драгоценные металлы.

К тому же как «валюта страха» золото пользуется популярностью в периоды неуверенности инвесторов относительно устойчивости самой конструкции мировой финансовой системы. Сейчас как раз такой период: эффективность политики ведущих центробанков подвергается все большей критике и скепсису.

Несмотря на значительный рост в первом квартале, позитивный настрой по отношению к золоту пока разделяют далеко не все, что дает оптимистам возможность покупать его на текущих относительно привлекательных уровнях. Прогнозировать динамику золота на второй квартал сложно, боковое движение имеет все шансы продолжиться. Но на более отдаленную перспективу покупка золота и акций компаний-золотодобытчиков (либо паев соответствующих фондов) выглядит привлекательно.

Крадущийся доллар, затаившийся фунт


Более чем мягкая риторика ФРС, мощный отскок на сырьевых рынках и общий настрой на покупку рисковых активов во второй половине квартала не могли не сказаться на курсе доллара к остальным валютам. Индекс доллара (DXY Index) потерял за квартал 4,1%. Евро вырос относительно доллара на 4,8%, японская иена — на 6,8%. Российская валюта подорожала на 8,9%, бразильский реал — на 10,3%, китайский юань — на 1,6%. Австралийский и новозеландский доллары прибавили 5,1% и 1,1% соответственно.

Впрочем, на дальнейшее укрепление валют развивающихся стран рассчитывать сложно: возобновившееся снижение на рынке нефти и других рисковых активов указывает на то, что ставку во втором квартале лучше делать на короткие позиции.

Особняком стоит британский фунт стерлингов. Курс фунта к доллару за квартал упал на 2,6%, снижение к европейской валюте составило 7,0%. Причина — опасения инвесторов относительно так называемого Brexit, возможного выхода Великобритании из Евросоюза по итогам референдума, который состоится 23 июня. Согласно последним социологическим опросам, почти половина британских граждан жаждут разорвать столь тесную связь с материком.

Такой вариант развития событий очень пугает инвесторов, что уже привело к снижению курса фунта стерлингов до минимумов 2008–2009 годов. Однозначно Brexit (состоится он или нет) станет основной темой валютного рынка планеты. Реальный выход Великобритании из ЕС приведет к дальнейшему снижению курса фунта вплоть до уровней $1,20–1,25 за фунт или ниже. В то же время разрыв с Великобританией, если он произойдет, поставит под удар саму суть существования ЕС, что негативно отразится и на европейской валюте. Однако если британцы проголосуют за ЕС, мы увидим волну позитива по отношению к евро и фунту. Желающим поиграть на теме Brexit стоит внимательно следить за соцопросами в Великобритании и торговать соответственно.

Россия: прогнозы сбываются


В статье по итогам четвертого квартала 2015 года инвесторам рекомендовалось присмотреться к покупкам (или удержанию соответствующих позиций) валютных еврооблигаций РФ, рубля, ОФЗ и к акциям отдельных российских компаний, поскольку ситуация на тот момент внушала осторожный оптимизм. В целом рекомендации сработали. Так, евробонд Россия, 2023 (USD) принес почти 4% прибыли в долларах США. Индекс ММВБ вырос на 6,2%, вложение в ОФЗ 26207 (с погашением в 2027 году) принесло 5,5% дохода.

Среди «голубых фишек» наибольшей популярностью пользовались акции нефтяных компаний (что неудивительно на фоне нефтяного ралли) — акции АО ЛУКОЙЛ выросли почти на 12% за квартал.

Впрочем, шансов на повторение столь впечатляющей динамики во втором квартале немного. Российский рынок пока слишком сильно зависит от цен на нефть, что лишь подтвердилось в первые три месяца года. На данный момент индекс ММВБ не выглядит привлекательным для покупок, однако российские валютные еврооблигации и ОФЗ пока все же сохраняют определенную привлекательность.

Инвесторам, скорее всего, теперь придется очень хорошо покопаться в акциях, чтобы найти относительно безопасную и приемлемую доходность. Ввиду того что многие эмитенты закрывают реестры акционеров с целью выплаты дивидендов именно в течение второго квартала, инвесторы будут обращать повышенное внимание на «дивидендные истории». Относительно неплохую дивидендную доходность, например, сулят привилегированные акции АО «Сургутнефтегаз»: при текущей цене около 45 руб. за акцию ожидаемый размер дивиденда составляет 3,2 руб., то есть 7,1%.

АЛЕКСЕЙ ПОТАПОВ, аналитик UFG Wealth Management


Комментарии
Профиль пользователя