Коротко

Новости

Подробно

Фото: Lisa Roze

Звезды зажигают

Никола Ле Риш и Клермари Оста в Театре Елисейских Полей

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 11

Премьера балет

В Париже на сцене Театра Елисейских Полей состоялась премьера одноактного балета "Paralleles", сочиненного и исполненного бывшими звездами Парижской оперы, супружеской парой Никола Ле Ришем и Клермари Оста. Из Парижа — МАРИЯ СИДЕЛЬНИКОВА.


Французские законы безжалостны к балетным артистам: независимо от рангов и достижений пенсия наступает в 42 года. Так за последние сезоны труппа лишилась своих лучших этуалей. Для многих это все равно что похоронить себя заживо: они уходят на пике карьеры, в прекрасной артистической и крепкой танцевальной форме, язык не поворачивается назвать их пенсионерами. Среди таких — Клермари Оста: эта маленькая, неприметная балерина со средними данными брала не техникой, но чистотой танца и апломбом. Так же — стоически и достойно — она попрощалась со сценой в 2012 году. Спустя два года пришел час и ее мужа — кумира французов, танцовщика с безупречной репутацией и редким артистическим даром Никола Ле Риша.

Впрочем, даже в разгаре карьеры танцовщик не желал довольствоваться своими блистательными успехами и славой всеми любимого артиста. Неутомимый Ле Риш снимался в кино, играл в театре и пробовал себя как хореограф: в 2005 году выпустил "Калигулу" — свой первый и единственный спектакль для Парижской оперы. За год до пенсии подался в университет штудировать менеджмент и всерьез претендовал на кресло худрука балета родного театра. Не получив желаемого поста, Ле Риш затаил обиду и на Парижскую оперу, которая не ценит своих героев, и на Министерство культуры — по тем же самым причинам. И решил действовать в одиночку, точнее, со своей женой.

Теперь он и артистический директор, и хореограф, и танцовщик, а Клермари Оста при нем. Театр Елисейских Полей предоставил им кров: на его базе супруги создали хореографическое ателье Laac. Работает оно по принципу художественных мастерских — мэтры делятся опытом и знаниями прямо во время работы. Учащиеся — дети и взрослые, профессионалы и любители. Параллельно с образовательными программами Ле Риш и Оста исправно выпускают новые спектакли. Последняя премьера — "Paralleles". За прозрачным названием скрывается камерная история отношений, ими придуманная, исполненная и, очевидно, пережитая.

История прямо-таки идиллическая: никаких драм, бранятся — только тешатся, и интересно им вместе, и весело, и нежно. Зависть берет. Впрочем, разменявшие пятый десяток артисты выглядят как молодожены: художник по костюмам Оливье Берио, известный по фильмам Люка Бессона, одел Ле Риша в строгий черный костюм, а Оста в белое, воздушное, как безе, платье. Друг Ле Риша, популярный французский певец и композитор Матье Шедид, скрывающийся под псевдонимом -М-, сочинил ласкающую и воркующую — под стать семейным отношениям — музыку. Сам Ле Риш написал трехстишие ("Между мной и тобой нет ничего, / Между мной и тобой все, / Между мной и тобой — мы") и несколько нерифмованных текстов в том же романтическом настроении. Жена и муж читают их взволнованным шепотом. Сценограф Жан-Мишель Дезире, разделяя всеобщее любовное настроение, подобрал для спектакля интимный свет: зажег звездное небо, запустил по сцене что-то шепчущие тени, придумал длинные, похожие на люминесцентные, но с теплым светом лампы, которые Ле Риш заставил танцевать.

Хореографический текст "Paralleles" Никола Ле Риш и Клермари Оста (которые, к слову, в Парижской опере за тридцать лет почти не танцевали вместе) писали по мотивам собственной балетной карьеры: в нем ладненько и складненько смешаны все танцевальные языки и стили, коорыми они овладели за десятилетия работы в главном театре Франции. Некоторые их роли вырисовываются с особой отчетливостью. Когда Оста аккуратно и остро танцует на пуантах, вспоминается ее кукла Коппелия, когда, обув туфли на каблуках, балерина ловко бьет чечетку — из недр памяти всплывает биографический факт: в этом виде танца Оста когда-то была чемпионкой Франции. Никола Ле Риш вольно цитирует бежаровское "Болеро", свою коронную партию, и, тряхнув классической стариной, упоенно накручивает круги jete en tournant. Его прыжки по-прежнему сильны и цепки, антраша филигранны, как партнер, он внимателен и безупречен. Но это все частности, хоть и важные. Главное — его горящие глаза, та неуемная жажда сцены, которая отличает великого артиста от нормального танцовщика. Особенно, когда артист уже на пенсии.

Комментарии

Рекомендуем

наглядно

обсуждение

Профиль пользователя