Коротко

Новости

Подробно

Ушли в минус

Современный мир превратился в мир отрицательного процента

Журнал "Коммерсантъ Власть" от , стр. 34

Современный мир превратился в мир отрицательного процента. Во многих странах, вместо того чтобы надеяться на доход от помещения денег на банковский депозит или покупки гособлигаций и облигаций компаний, приходится, наоборот, доплачивать за надежность вложений.


Сергей Минаев


На прошлой неделе вступило в действие решение Банка Японии ввести отрицательный процент по депозитам, которые коммерческие банки держат на его счетах в качестве резервов,— он составляет минус 0,1%. Тем самым Япония присоединилась к странам еврозоны, Дании, Швейцарии и Швеции, которые также имеют отрицательный процент по депозитам коммерческих банков в центральных банках (см. график). Это означает, что коммерческие банки, помещая деньги в качестве резервов, не только не получают за это процент, а должны сами платить. В итоге оказалось, что четверть мирового ВВП производится в странах, где банки платят за депозиты. Центробанки обосновывают такую политику тем, что чем ниже процентная ставка по депозитам, которую они платят сами, тем ниже ставка по краткосрочным кредитам на денежном рынке и в экономике вообще. В частности, ЕЦБ заявляет, что в еврозоне благодаря его политике отрицательной процентной ставки резко снизилась стоимость кредита, это помогает бороться c дефляцией и снижает курс евро, способствуя повышению конкурентоспособности европейской экономики. Кроме того, чем меньше коммерческие банки настроены держать деньги на депозитах, тем более они заинтересованы выдавать кредиты, что, в свою очередь, может стимулировать экономический рост, а также рост цен.

Применяя такой необычный метод борьбы с дефляцией, центробанки могут ссылаться на свой опыт, показывающий дефляционную опасность. В 1990-е годы в Японии из-за дефляции банки стали крайне неохотно выдавать предприятиям кредиты — цены на продукцию снижаются, поэтому нет возможности платить проценты и погашать свой долг. То же самое в 2013 году происходило в еврозоне: общий объем банковских кредитов в 2013 году упал на 1,4%, причем объем кредитов нефинансовому сектору снизился на 3,4%.

Очевидно, что инфляция и дефляция влияют на состояние государственных финансов. В 1970-е годы в условиях отмены золотого стандарта и резкого взлета нефтяных цен в США наблюдалась невиданная инфляция в 13% годовых. И власти США не могли размещать облигации на рынке: базовым видом госбумаг являются облигации со сроком погашения в десять лет, и покупатели не могли не задумываться о том, насколько же обесценятся деньги к моменту, когда государство их вернет.

В 2013 году, казалось бы, покупать госбумаги было все выгоднее — деньги не дешевели, а дорожали. Однако инвесторы были слишком увлечены бурно растущими рынками акций, прежде всего американским, и выводили деньги из фондов, занимающихся покупкой облигаций, помещая их в фонды, занимающиеся покупкой акций. Для финансов стран с большим госдолгом вроде Греции, Италии или Португалии дефляция имеет еще одно последствие: обслуживать долг становится все труднее, поскольку денег на выплату держателям акций власти получают все меньше — из-за падения цен падает и налогооблагаемая прибыль предприятий.

Для граждан и корпораций при новой системе отрицательных процентных ставок по депозитам в коммерческих банках самое важное то, что она подталкивает сами эти коммерческие банки к введению отрицательной процентной ставки по депозитам клиентов в самих этих банках. В еврозоне в результате применения данной системы произошло заметное снижение прибыли банков — а снижение прибыли означает, что им все труднее создавать резервы, которые в интересах стабильности банковской системы от них требуют власти. Банки в еврозоне уже начали вводить отрицательный процент по депозитам крупных компаний. О намерении сделать это заявили ряд швейцарских банков. То, что система отрицательного процента распространилась сначала на крупные компании, вполне естественно: они не могут держать огромные суммы в наличных, точно так же, как это не могут делать сами банки.

Крупные компании могли бы вместо банковских счетов помещать деньги в облигации. Однако с облигациями на сегодняшний день сложилась следующая ситуация. Только что Япония присоединилась к списку стран, где процент по гособлигациям также отрицателен: по японским можно получить минус 0,04% в год. В целом же сейчас 30% гособлигаций, обращающихся на мировом рынке, имеют отрицательную доходность — купивший их получит при погашении меньше денег, чем заплатил. Это относится, например, к немецким и голландским облигациям со сроком погашения два года и пять лет.

С облигациями корпораций то же самое. По оценке инвестиционного банка Bank of America Merrill Lynch, отрицательную доходность сейчас имеют облигации европейских корпораций на общую сумму €71 млрд. Таким образом, купившие эти облигации точно так же теряют деньги, как купившие облигации государственные. В частности, облигации швейцарской корпорации Nestle с отрицательной доходностью ничем не отличаются в этом отношении от швейцарских государственных облигаций.

Разумеется, можно купить облигации с положительной доходностью, но они выпускаются компаниями, испытывающими финансовые трудности, и здесь имеется вероятность дефолта (как показывает практика последних лет, в случае дефолта можно потерять очень много, получив всего 40 центов за каждый вложенный доллар). Доля облигаций, выпускаемых компаниями с финансовыми трудностями и в связи с этим обеспечивающими высокую положительную доходность, сейчас в мире составляет 29,6% (в прошлом году было 13,5%) — это самый высокий уровень с кризисного 2009 года. При этом 30% таких компаний относится к нефтегазовому сектору — в связи с падением нефтяных цен. Доля компаний, ежегодно объявляющих дефолт по своим облигациям, на сегодняшний день составляет почти 3% — в два раза больше, чем в 2014 году. Не случайно за последние семь недель инвесторы вывели из облигаций c положительной доходностью почти $5 млрд, то есть 5% всех вложенных средств.

Инвесторов, вкладывающих деньги в государственные и корпоративные облигации с отрицательной доходностью, можно подразделить на следующие категории. Во-первых, те, кто в любом случае обязан это делать, независимо от доходности: центральные банки, для которых государственные облигации других стран являются элементом их золотовалютных резервов; страховые компании, которым облигации нужны в качестве резервов для выплат по страховкам; пенсионные фонды, для которых облигации служат покрытием их обязательств; наконец, коммерческие банки, которые обязаны держать гособлигации, чтобы отвечать требованиям ликвидности, а также использовать их в качестве залога при заимствованиях на денежном рынке. Во-вторых, те, кто надеется получить доход даже при отрицательной доходности облигаций. В частности, покупая номинированные в иенах японские гособлигации, иностранные инвесторы могут рассчитывать на повышение курса иены (он вырос с 121,6 иены за доллар 29 января 2016 года до 114,9 иены за доллар 9 февраля). Местные инвесторы могут покупать облигации с отрицательной доходностью, если ожидают длительный период дефляции, в течение которого деньги подорожают настолько, что это более чем компенсирует потери от приобретения облигаций. В-третьих, те, кто, полагает, что потери от обладания облигациями меньше, чем потери от других способов вложения денег, например в акции (сейчас европейские акции стоят на 20% дешевле, чем год назад). Коммерческие банки могут покупать облигации с отрицательной доходностью с учетом того, что они в любом случае получают отрицательную доходность по своим депозитам в центробанках.

В общем, вкладчики банков сейчас оказались в мире, где доходность везде отрицательна, будь то банковские депозиты или любые облигации. За любое вложение денег необходимо платить. Подобная ситуация начала напоминать средневековую. Первоначально банковская деятельность в Европе была построена далеко не на том, что необходимо получать проценты по вкладам и выплачивать проценты по кредитам. Обычно считается, что банковское дело изобрели ломбардцы. Суть их операций с клиентами заключалась в том, что клиент освобождался от необходимости путешествовать по городам и странам с грузом золота и серебра,— достаточно получить в одной банковской конторе ценную бумагу, которую можно предъявить в другой конторе и получить деньги. Ломбардские банковские операции расцвели во времена крестовых походов, когда на Ближнем Востоке можно было получить деньги, положенные на счет, скажем, во Франции. Естественно, за подобные услуги полагается платить, а не взимать процент с банкира за переданные ему деньги. Есть основания полагать, что евреи могли осуществлять эти операции не хуже. Во всяком случае, в романе Вальтера Скотта "Айвенго" богатый еврей Исаак из Йорка у ворот Шеффилда дал рыцарю Айвенго записку, по которой в Лестере тот получил у богатого ломбардского еврея Кирджата Джейрама коня и доспехи в кредит.

"Владение землей вообще опасно в условиях репрессивного налогообложения. Землю может отобрать сборщик налогов. А золото и драгоценности можно зарыть в землю, коммерческие бумаги еще безопаснее. Сосредоточение еврейского предпринимательства на деньгах и ценных бумагах послужило обеим сторонам. Оно отвечало экономическим интересам христианского сообщества и интересам безопасности сообщества еврейского,— считает американский исследователь налогов Чарльз Адамс.— В Средние века евреи сыграли ключевую роль в западной цивилизации. Современный капитализм и банки, по-видимому, возникли из еврейской денежной и деловой практики".

В конечном итоге коммерческие банки в новом мире отрицательного процента могут распространить его и на обычных вкладчиков, исходя из интересов поддержания прибыльности. Естественно, частные вкладчики банков в современных условиях имеют перед крупными компаниями преимущество в том, что они могут вообще отказаться от банковских депозитов, за которые надо платить, а хранить деньги под матрасами и в домашних сейфах. Желающие могут вообще не хранить деньги, стараясь осуществить все необходимые платежи заранее, например уплачивая вперед налоги. Однако получатели платежей будут отказываться — им самим придется поместить деньги в банк и заплатить за это. Один из швейцарских кантонов уже объявил, что отменяет льготный режим налогообложения для тех, кто платит рано и требует, чтобы налоги платились как можно позже.

В любом случае инвесторам помещать деньги куда-то надо. И современный мир отрицательного процента объясняется тем, что в ситуации финансового кризиса лучше немного потерять от вложений на депозиты и в облигации, чем потерять много от более рискованных вложений, например в акции или нефтяные фьючерсы. Помещение денег в банк, в гособлигации или облигации надежных компаний — это безопасность, а за безопасность надо платить.

Комментарии
Профиль пользователя