Коротко

Новости

Подробно

Фото: AP

Москва дамасская

Два представителя сирийской диаспоры о происходящем у них на родине

Журнал "Коммерсантъ Власть" от , стр. 20

Гражданская война, продолжающаяся в Сирии больше четырех лет, разделила ее народ на два лагеря: первые поддерживают сирийского президента, вторые — осуждают. Такие позиции можно встретить не только на Ближнем Востоке, но и среди беженцев: представители сирийской диаспоры в Москве происходящее у себя на родине видят по-разному.


Иван Чесноков


Из-за гражданской войны в Сирии поток беженцев не ослабевает: по данным Агентства ООН по делам беженцев, более 4 млн сирийцев вынуждены были уехать в другие страны. От их притока больше всего страдают Ирак, Турция, Иордания и Ливан. Около 25% населения Ливана теперь составляют сирийские вынужденные переселенцы, более 2 млн беженцев находятся в Турции, 1,5 млн — в Иордании, 300 тыс. — в Ираке. Почти 700 тыс. сирийцев с начала гражданской войны обратились за убежищем в странах Европы. Из них 470 тыс. — в страны Евросоюза, Норвегию и Швейцарию.

По информации Федеральной миграционной службы, сейчас в России находится около 12 тыс. сирийцев. Подавляющее большинство из них исповедует ислам. В Федерации мигрантов России считают, что сирийская диаспора — самая многочисленная среди арабских общин. Но внутри диаспоры согласия нет.

36-летний Ноурас Хедхуд в 23 года выиграл конкурс в сирийском Министерстве образования и уехал изучать сурдопедагогику в Московский педагогический университет, там он получил красный диплом. В 2008 году Хедхуд вернулся в Латакию, отработал там два года в институте для детей с нарушением слуха, а затем вновь поехал в Москву — в аспирантуру.

"Я удивился, когда началась война: до этого было спокойно, отлично, безопасно — можно было гулять хоть в три часа ночи. Как так произошло? Никто не ожидал",— рассказывает он. Хедхуд хотел как-то защитить свою страну. Он позвонил в Сирию отцу (который раньше был военным в правительственной армии) и сказал, что хочет вернуться, чтобы воевать. Тот ответил: "Нет, оставайся. Ты будешь защищать страну своей наукой". Хедхуд остался и в конце 2011 года создал группу в "ВКонтакте", где начал распространять, по его словам, правдивые новости о событиях в Сирии. "К сожалению, есть, например, арабские СМИ, которые являются инструментами Америки: "Аль-Джазира", "Аль-Арабия". И вообще, во многих изданиях передают: армия и власть убивают людей. Этого ничего нет",— возмущается он. Новости для группы "ВКонтакте" Хедхуд берет из разных источников. Во-первых, постоянно общается с родителями и родственниками, которые живут не только в Латакии и Дамаске, но в других городах. Во-вторых, часто ссылается на проправительственное сирийское информагентство SANA. В-третьих, по его словам, есть группы в Facebook — "группа в Алеппо", "группа в Хомсе".

Он утверждает, что аудитория его группы "ВКонтакте" в основном русская, хотя иногда ему пишут дагестанцы и чеченцы, которые призывают распространять халифат. "Они называют меня кафиром (неверным.— "Власть"). Эти ваххабиты сами не знают, что такое ислам,— улыбается Хедхуд.— Когда они начинают ругаться, я их удаляю". В соцсетях он сидит в основном в выходные, но не бывает такого дня, чтобы он не открывал группу. "Некоторые подписчики даже спрашивали у меня, куда обратиться, чтобы поехать в Сирию воевать против ИГ ("Исламское государство", организация запрещена в РФ.— "Власть"). Я спросил в посольстве, мне ответили, чтобы такие добровольцы им позвонили. А потом я не знаю, что было дальше",— рассказывает он.

Сирия является дверью в Европу, поэтому ей хотят управлять. Но Сирия не такая марионетка, как другие страны. У нас суверенитет. Это Америке не нравится. Раньше Сирия была большой, а сейчас ее хотят разделить
                                 Ноурас Хедхуд, 36 лет, сурдопедагог

В 2011-2012 годах Хедхуд активно участвовал в акциях в поддержку Башара Асада в Москве, причем, по его словам, абсолютно безвозмездно. "Посольство нашей страны узнало обо мне, они координировали наши действия,— говорит он.— Акции проводились с помощью союза сирийских студентов в столице. Вместе с движением российской глобализации мы делали митинги — на площади 1905 года, на Фрунзенской, а еще перед посольством Америки, ведь она — причина того, что происходит в Сирии".

Махмуд аль-Хамза, идейный противник Ноураса Хедхуда, приехал в Москву в далеком 1974 году. Он математик, учился в Университете дружбы народов. Получив степень кандидата наук, вернулся на родину, но там спецслужбы не дали ему работать. Ему пришлось эмигрировать сначала в Ливию, где он работал в университете по контракту, а потом в Йемен. В 2002-м аль-Хамза вновь приехал в Москву — теперь из-за сына, которого хотел устроить в вуз, да так и остался в столице вместе с женой. Теперь он работает в Институте истории естествознания и техники РАН и в последнее время часто выступает по телевидению, где каждый раз говорит, как не любит режим Башара Асада.

"Я не человек власти и не лоялен ей с 1970 года, когда президентом был уже Хафез Асад (отец нынешнего главы Сирии),— говорит аль-Хамза.— Когда в 2011 году начались события в Сирии, я сразу же занял позицию сирийской революции, сирийского восстания и народа". По его словам, почти с первого дня мирных протестов спецслужбы Сирии стали стрелять в людей. Поэтому Аль-Хамза тут же стал организовывать в Москве среди сирийцев оппозиционные акции. "Сначала была пресс-конференция посла Сирии в "РИА Новости". Мы пошли вчетвером и выступили там против режима",— вспоминает он. По его словам, на первых акциях на них нападали люди, связанные с посольством,— "мы называем их "шабиха"". Тогда же аль-Хамза создал комитет поддержки сирийской революции: "Но сейчас его уже нет — здесь работает незарегистрированное национально-демократическое объединение "Декларация Дамаска". Я его президент во всем мире. Сколько людей в него входит? Ну сотни. Но дело не в количестве, а в известной политической деятельности". Аль-Хамза утверждает, что "Декларацию Дамаска" никто не спонсирует, у нее нет ни офиса, ни газеты — в основном организация работает в соцсетях.

О причинах сирийского конфликта Хедхуд и аль-Хамза отзываются совершенно по-разному. Первый говорит, что гражданская война была искусственно создана Соединенными Штатами, ведь Сирия, по его словам, является "дверью в Европу", поэтому ей хотят управлять. "Но Сирия не такая марионетка, как другие страны. У нас суверенитет. Это Америке не нравится,— уверяет Хедхуд.— Раньше Сирия была большой, а сейчас ее хотят разделить". Кроме того, он считает, что конфликт по шиито-суннитской линии — выдумка СМИ: "У нас никогда не разделяли, кто суннит, кто шиит, а кто — христианин. Тем, кто говорит, что Башар Асад не суннит, я могу сказать: министр иностранных дел суннит, раньше был министр обороны христианин, премьер-министр суннит. Почему вы тогда говорите, что у власти только одни шииты? Это неправда".

Оппонент Хедхуда аль-Хамза смотрит на причины гражданской войны по-другому. "Сирия — прекрасная страна, со своей историей и природой, и народ у нас прекрасный,— рассказывает он.— Но заслуги власти в этом нет — наоборот, они многое испортили". По словам аль-Хамзы, именно власти начали делить людей в зависимости от конфессии: "Если ты алавит или агент спецслужб, лоялен власти — тебе все дороги открыты. Если такой, как я, честный сирийский гражданин,— ничего нельзя!" Аль-Хамза приводит пример: "Есть известный сирийский художник али-Фарзат. Он нарисовал картину, на которой Асад уходит. После этого ему сломали пальцы". Сирийский парламент — куклы, министры ничего не решают, объясняет оппозиционер: "И американцы изначально тут ни при чем. А потом все-все полезли — и американцы, и русские, и турки. Но вначале такого не было".

Жестокость режима Асада породила у части населения Сирии реакцию в виде экстремистских настроений. Закон физики: действие равно противодействию
                                 Махмуд аль-Хамза, 61 год, математик

Ярче всего разница во взглядах двух сирийцев проявляется, когда они говорят о Башаре Асаде. "Когда он пришел к власти в 2000 году, мы думали, что он нормальный, ведь учился на Западе. Ему говорили: мы хотим в стране делать демократические преобразования мирным путем и постепенно. Он сначала слушал, а потом все руководство оппозиции посадил!" — возмущается Махмуд аль-Хамза. Он утверждает, что с началом революции Асад выпустил из тюрем 500 исламистов, которые потом создавали военные группы, "ведь режим в Сирии — террористический": "Он против Турции, против Ливана, Палестины. Это та жестокость режима против народа, международное молчание, когда мир смотрит, как Асад уничтожает сирийцев химическим оружием, танками и всем чем угодно". По словам аль-Хамзы, сейчас сирийские официальные власти занимают всего 20% территории Сирии: "Ну какой он легитимный президент тогда? На какой территории?"

Ноурас Хедхуд уверяет, что президент выбран народом, а значит, легитимен. "Мы очень уважаем отца Башара, Хафеза Асада,— рассказывает он.— Он многое сделал для Сирии: построил отношения с Россией, создал "Ось Сопротивления" против оккупантов, которая включает в себя Иран, Сирию, "Хезболлу" в Ливане". Столь длительный срок правления, по мнению Хедхуда,— это очень хорошо. "Ну нет альтернатив! Если Башар Асад уйдет, будет намного хуже для страны. Он сам говорил: "Если народ не хочет, чтобы я был президентом, я не буду". И вообще, я очень уважаю Асада, у него нет минусов",— смеется он. Хедхуд говорит, что смотрит на президента не как на человека, а как на символ Сирии, сравнивая его с Владимиром Путиным.

"Исламское государство" является общим врагом не только для Сирии, но и для всего мира. Впрочем, на его истоки аль-Хамза и Хедхуд тоже смотрят по-разному. Последний считает, что террористическая организация — искусственное образование, за которым стоят другие страны. "Наверняка вы видели карикатуру у меня в "ВКонтакте": ИГ держит "Аль-Каида", ее держит Израиль, а того — Америка",— говорит Хедхуд. По его словам, таков план Америки, которая финансирует "Исламское государство". Это способ, не идя военным путем, выполнять свой план, как это делалось в Афганистане или Чечне, когда в них находились советские и российские войска.

"Жестокость режима породила у части населения Сирии реакцию в виде экстремистских настроений. Закон физики: действие равно противодействию,— говорит аль-Хамза о причинах появления ИГ.— Поначалу оно появилось в Ираке. В него вошла иракская армия, которую распустили и выгнали на улицу после того, как американцы передали власть в стране шиитским партиям и группировкам — марионеткам Ирана. Шииты стали угнетать суннитов. У последних появилось чувство унижения, и часть из них стала поддерживать движение против власти. ИГ этим воспользовалось. Оно делает себя защитником суннитов, хотя не имеет никакого отношения к исламу, это чисто террористическая организация. Она играет на чувствах людей. В руководстве "Исламского государства" сидят очень умные люди, и все их действия играют на руку режиму — они не воюют друг против друга".

Аль-Хамза считает, что "Исламское государство" — международный проект, направленный против народов и нужный для того, чтобы никто не подумал делать революцию: "Тут террористы, тут — режим. Кто лучше? Конечно, режим".

Представители сирийской диаспоры в Москве расходятся еще по одному вопросу — участию России в ближневосточном конфликте. Почему она вступила в войну? Хедхуд уверен, что одна из причин заключается в том, что если ИГ победит в Сирии, то перекинется в том числе на Кавказ. "А Владимир Владимирович говорил, что нужно уничтожать террористов, пока они не вернулись в Россию,— говорит он.— Кроме того, существуют исторические отношения между Россией и Сирией, о которых нельзя забывать. Наконец, есть российская база в Тартусе, и не дай бог, эту базу захватят!"

Представители западных стран считают, что российская авиация бомбит в Сирии не столько позиции "Исламского государства", сколько территории оппозиционных режиму сил. В ответ на это Кремль заявляет, что главная цель военных сил России в Сирии не поддержка Асада, а борьба с международным терроризмом. Хедхуд поддерживает официальную позицию российских властей: "Говорят, что с самого начала операции России в Сирии ваши самолеты бомбят противников режима Асада. Это все ложь!"

Аль-Хамза приводит свою статистику (правда, откуда у него такие данные, не говорит): 84% ударов правительственной армии направлено против оппозиции, 16% — против "Исламского государства". "Последние два года войска Асада только отступают перед "Свободной сирийской армией" и джихадистами. Россия видела, что режим рухнет,— называет он причины вступления Москвы в сирийский конфликт.— Если так, то Россия все потеряет: геополитические интересы и свои позиции на Ближнем Востоке. Российское руководство также стремится показать, что оно может противостоять Западу и Америке. Кроме того, исламские радикалы для России опасны. Но ИГ не причина проблем в Сирии. Режим породил все это".

Сирийский оппозиционер уверен: ничего не изменится, пока его родиной руководит нынешняя власть. Если их не будет, тогда объединятся все, и "Исламскому государству" не будет места, считает он: "Вот поэтому вмешательство России в Сирии ничего не дает. Мы хотим, чтобы все иностранцы ушли, а мы сами воевали".

Две позиции сирийской диаспоры, которую представляют Ноурас Хедхуд и Махмуд аль-Хамза, различаются практически во всем: начиная от Башара Асада и заканчивая присутствием российских сил в Сирии. При этом оба моих собеседника переживают за свою родину и надеются, что гражданская война скоро закончится. "Моя страна сейчас страдает. Дай бог, чтобы все это закончилось",— говорит Хедхуд. Ему вторит аль-Хамза: "Моя мечта — вновь спокойно заниматься наукой в родной и мирной Сирии".

Комментарии
Профиль пользователя