Коротко

Новости

Подробно

Фото: Петр Кассин / Коммерсантъ

"Все это напоминает охоту на ведьм"

Ответ

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 14

Экс-президент "Сибцемента" Андрей Муравьев о конфликте с Олегом Шарыкиным, покупке турецких активов Italcementi и полученных его компанией 30 млн руб.


— Вы занимали у "Сибцемента" средства на развитие собственного бизнеса?

— Существовал план консолидировать активы. По этой схеме учредители ООО "Топкинский цемент", ФПС "Сибконкорд" Олега Шарыкина и СПИК, принадлежащий мне и Андрею Кирикову, продавали свои доли. СПИК должен был получить 90 млн руб., но предприятие находилось на упрощенной схеме налогообложения и не могло принять всю сумму. Поэтому СПИКу был выдан заем, а договор продажи долей сделан с рассрочкой платежа на три года. В 2007 году СПИК получил от "Интерторга" (по данным Kartoteka.ru, ранее контролировался структурами Ольги Болтовской и Юрия Козионова.— "Ъ") 30 млн руб. займа. Деньги платил сам "Сибцемент". Но в 2009 году права требования переуступлены "Топкинскому цементу", а сам "Интерторг" начал процедуру ликвидации. Ликвидатором был назначен водитель и родственник Олега Шарыкина Андрей Елагов.

— Вы дружили с Тимофеем Котеневым, который работал в качестве финансового консультанта со стороны ING?

— Нет. С Тимофеем я познакомился в ходе исполнения сделки по покупке для "Сибцемента" турецких активов.

— Залог €50 млн за турецкие активы действительно был выплачен до полного одобрения сделки советом директоров?

— Это ложь. В июне 2008 года между мной и Олегом Шарыкиным начался корпоративный конфликт. После подписания договора и перечисления задатка, на полпути к закрытию сделки, он начал высказывать сомнения относительно покупки, ссылаясь на мнения неких экспертов. Изначально информация о продаже этих активов исходила от Шарыкина и вице-президента по инвестициям, его крестника Александра Черепанова. Об аукционе они узнали на одной из встреч с банкирами из Credit Suisse. Я всегда понимал, что если Олег захочет заблокировать какое-либо решение, то он с легкостью это сделает. Деньги, потерянные на этой сделке, были чистой прибылью компании и могли быть направлены на дивиденды. Если бы я понимал, что есть риск безвозвратной утраты задатка, то я был бы первым противником данной сделки. В результате волюнтаристского решения Олега только я как акционер "Сибцемента" потерял от уплаченных €50 млн как минимум 12,5%. В сентябре 2008 года я выступил инициатором встречи Шарыкина и представителей банка ING с руководством Italcementi. Итальянцы были готовы пойти на уступки, но Шарыкин проигнорировал эту инициативу. Все, что сейчас пытается представить Олег, напоминает охоту на ведьм.

— Могла ли сделка в принципе быть выигрышной для "Сибцема"?

— Учитывая влияние кризиса 2008 года, эффект сделки был бы гораздо скромнее, чем тот, на который мы рассчитывали. Но даже при пессимистичном раскладе компания не могла бы в мгновение понести убытки €50 млн и более.

Интервью взял Владислав Новый


Комментарии
Профиль пользователя