Коротко


Подробно

3

Фото: Дмитрий Азаров / Коммерсантъ   |  купить фото

Москва мусульманская

В российской столице открылась крупнейшая в Европе соборная мечеть

На прошлой неделе в Москве открылась крупнейшая в Европе соборная мечеть. Открытие, в котором приняли участие президенты России и Турции, было приурочено к мусульманскому празднику Курбан-байрам. Это событие подтвердило фактический статус Москвы как крупнейшего мусульманского города России.


Фарид Асадуллин — исламовед, ведущий научный сотрудник Института Востоковедения РАН


Глобальные миграционные процессы — характерная черта XXI века. Москва и Берлин, Париж и Лондон с трудом проходят тест на гостеприимность в отношении все прибывающих новых резидентов из стран Ближнего Востока и Африки. Последняя захлестнувшая Европу миграционная волна — яркий и показательный тому пример. Все больше ученых, как на Западе, так и в России, ломают голову над тем, как вывести формулу определения оптимальных пропорций соотношения в городском пространстве автохтонного населения и все увеличивающегося потока "новых горожан", привносящих с собой свои культурные и религиозные ценности. Мигранты привычным для них (и непривычным для других) образом жизни корректируют историко-цивилизационные характеристики принимающего социума: по мнению одних экспертов, делая его более притягательно-открытым и космополитичным, по мнению других — закладывая мину неминуемой деструкции в сложившуюся за века традиционную структуру общества.

Интенсивное развитие Москвы привело в начале XXI века к образованию Московской городской агломерации — крупнейшей не только в России, но и в Европе с численностью постоянного населения около 15 млн человек. Будучи самым густонаселенным мегаполисом Европы, Москва испытывает острые вызовы процесса урбанизации из-за значительно возросшего в последние годы притока населения за счет миграции из других регионов России и сопредельных стран. Около 35% общего миграционного потока в РФ приходится на Москву и Московскую область.

Сегодня именно на приезжих узбеках, киргизах и таджиках в Москве и области в основном держится система ЖКХ, новостройки, мелкая и розничная торговля, точки общепита, общественный транспорт, а также сфера услуг (ремонт и уборка дорог, жилых помещений, парикмахерские и т. д.). В последнее время в медицинских учреждениях и различных бизнес- и государственных структурах столицы также наблюдается приток специалистов с дипломами узбекских, таджикских или киргизских высших учебных заведений.

В Москве уже существуют районы, где некоренное население составляет свыше 25% от общего. Национальный состав населения Южного и Северного Бутово — показательный пример: из 200 тыс. жителей этих районов почти треть, по неофициальным данным, являются этническими мусульманами из южных регионов России и Центральной Азии.

В Москве уже существуют районы, где некоренное население составляет свыше 25% от общего

Порядка 10% совокупного московского населения составляют представители народов, для которых ислам и его обрядовая практика являются главным этнокультурным маркером их идентичности. Это население, гетерогенное в плане социального положения и экономических возможностей, в разной степени инкорпорировано в реалии современной московской жизни. Если для большинства коренных московских мусульман такой проблемы не существует, то для мигрантов из Центральной Азии и Северного Кавказа проблема социальной и культурной адаптации является одной из главных. Для многих из них, впервые оказавшихся в многонациональном мегаполисе, остро стоит вопрос как безболезненного вживания в новую общественную среду, так и сохранения в новых непривычных условиях национальной и религиозной идентичности. Как показывает опыт, представители этих народов, часто выходцы из сельских районов, стремятся сохранить тесные земляческие связи, вступая в экзогамные браки только в исключительных случаях. Это, прежде всего, касается мигрантов из центральноазиатских государств.

Безусловной проблемой компактного проживания мусульманских этносов столицы является естественная для большого города конкуренция ее граждан за место под солнцем и сложная диалектика взаимоотношений между "новыми" и "старыми" мусульманскими этносами, азиатами и кавказцами, светскими и практикующими мусульманами и, наконец, наиболее актуальная, коренным русским населением. Эти нередко возникающие конфликты имеют разную природу — историческую, религиозно-догматическую, национально-бытовую или экономическую. Нередко они обусловлены местом рождения и исхода того или иного этноса, сложной историей взаимоотношений региональных соседей. Городская криминальная хроника может дать немало примеров участившихся межнациональных стычек (нередко с использованием оружия). Среди нелегальных трудовых мигрантов, количество которых в 4-8 раз превышает количество официально зарегистрированных, характерна высокая безработица и социальная неустроенность, что нередко ведет к их люмпенизации и криминализации.

Мигрантофобия в значительной степени подпитывается укоренившейся ранее в обществе исламофобией, что в принципе является острой социальной проблемой всех больших городов, испытывающих приток избыточного пришлого населения. Москва, как и европейские города-миллионники представляет собой открытое полиэтничное и поликонфессиональное общество, переживающее бурный экономический и демографический рост. В этом городском пространстве соседствуют и часто пересекаются интересы представителей разных культур и религиозных традиций.

Попытки искусственного ограничения проявлений религиозности мусульман со стороны власти при явном дефиците мусульманских храмов еще несколько лет назад приводили к обратному результату — открытию "альтернативных" мечетей, так называемых неофициальных этномусалля (земляческих молелен) и демонстрации религиозного энтузиазма среди мусульманской молодежи. Это было особенно заметно в дни пятничных и праздничных богослужений. Наблюдающийся сегодня бурный рост проявлений исламской религиозной идентичности (особенно в дни праздников Курбан-байрам и Ураза-байрам) заставляет городские власти принимать адекватные меры по упорядочению и организации массовых религиозных мероприятий. Для этого помимо четырех мечетей религиозные церемонии проводят в специально отведенных местах в Сокольниках, Южном административном округе и в Чертаново, а также в близлежащих подмосковных городах.

Открытие 23 сентября после реконструкции комплекса Московской соборной мечети, площадь которой и, соответственно, ее вместимость была многократно увеличена,— еще один важный, хотя и не единственный шаг в этом направлении.

Лучший способ интегрировать ислам в привычный общественный ландшафт города и одновременно лучшая профилактика экстремизма на религиозной почве и молодежного радикализма — это визуализация ислама в городской среде через создание необходимой исламской инфраструктуры. Многие европейские столицы, легализуя деятельность медресе и мактабов (учебные заведения) и открывая мечети и исламские культурно-просветительские центры, выбрали этот путь. Принято считать, что происходящая в городах исламизация мигрантских сообществ — это, прежде всего, констатация невозможности полной интеграции мусульман в европейский социум. Но этот тезис можно принять с оговорками, за скобками остается вопрос, все ли готовы поступиться своими культурными и религиозными ценностными приоритетами ради интеграции. Москва, имеющая многовековую историю тесного исламо-христианского (если быть точным, русско-татарского) взаимодействия, имеет для этого свой исторический прецедент.

Московские татары тест на культурную совместимость с русским этносом прошли достаточно сложным эволюционным путем, но в итоге сохранили свой язык, веру и обычаи

Говоря о проблемах, связанных с процессами социализации мигрантов, важно отметить опыт татарской общины, который может быть во многом показательным для новых мусульманских этносов, обживающих Москву и Подмосковье. Процесс поиска равновесия между собственно традиционной культурой и верой, с одной стороны, и новой окружающей действительностью, с другой, долог и тернист, но его альтернативой может быть только постоянно продуцируемая с обеих сторон взаимная настороженность и рецидивы нетерпимости. Московские татары, демонстрируя свои заложенные предыдущим ходом истории интеграционные возможности, тест на эту культурную совместимость с русским этносом прошли достаточно сложным эволюционным путем, но в итоге сохранили свой язык, веру и обычаи. В этом большая заслуга касимовских и нижегородских татар, которые в массе оказались главными хранителями татарского языка и культуры, сформировав основной контингент как городского мусульманского населения, так и прихожан московских мечетей вплоть до последнего десятилетия XX века. Возможно ли актуализировать этот опыт? Скорее да, но только при заинтересованном отношении городских и федеральных властей. Вместе с этим надо заметить, что реально существующая сегодня угроза возникновения "параллельного общества" из поколения детей мусульман-мигрантов, оказавшихся из-за социальных барьеров и бытовых предубеждений, как и их отцы, в роли обслуживающего класса, волнует многих экспертов, анализирующих типологически сходные процессы на Западе.

Современная Москва — впервые в своей новейшей истории — столкнулась с феноменом функционирования мигрантских сетей, о чем свидетельствуют действующие в столице формальные и неформальные объединения узбеков, таджиков, киргизов, уйгуров и т. д. С 2005 года в столице выходит газета "Голос таджикистанцев" — орган общероссийского общественного движения "Таджикские трудовые мигранты", с перерывами издается российская газета для мигрантов "Узбегим". На страницах "Голоса таджикистанцев" можно найти много материалов о том, с какими трудностями и лишениями приходится сталкиваться мигрантам в столице. Выступая на рабочем заседании координационного совета движения "Таджикские трудовые мигранты", его председатель Каромат Шарипов остро критикует нечистоплотность руководства ряда клиринговых компаний, которые паразитируют на посреднической деятельности, продавая по коммерческим ценам фальшивые миграционные документы. Вскрываются также многочисленные факты вымогательства у мигрантов денег со стороны полицейских, наделенных неограниченными правами при проверке документов. Газета много места уделяет проблеме "параллельных браков", которые заключают 50% женатых таджиков России, что дает возможность получить разрешительные документы для жизни и работы в Москве. Чтобы заключить реальный либо фиктивный брак с россиянкой, мигранты на родине уговаривают своих жен дать им развод, обещая через некоторое время забрать их к себе.

В 2013 году стало выходить информационно-аналитическое издание "Российские кыргызы" — орган общероссийской общественной организации "Кыргызский Конгресс". По инициативе этого "Конгресса" формируются пилотные проекты, направленные на социальную поддержку, образовательные и бизнес-программы для киргизской диаспоры в России. Поскольку с конца 2012 года тестирование по русскому языку для трудовых мигрантов, желающих работать в сфере ЖКХ, розничной торговли или бытового обслуживания, стало обязательным, межрегиональное общественное движение трудовых мигрантов Кыргызстана и центр межрегионального и международного сотрудничества "Диалог культур" с мая 2013 года на базе одной из московских библиотек открыли бесплатные курсы русского языка для приезжих из ближнего зарубежья.

Интерес к исламу и его традициям среди простых москвичей и столичной интеллигенции, сталкивающихся с выходцами из мусульманского Востока (как людьми рабочих профессий, так и дипломированными специалистами) каждый день в разных жизненных ситуациях, имеет все более осмысленный и дифференцированный характер. Он часто продиктован желанием получить собственное представление о религии и ее последователях, которые в последние годы, находясь под пристальным вниманием СМИ, становятся (пусть даже не прямо, а косвенно) объектом телевизионных репортажей об этнической преступности или "аналитических программ" о будущем западной цивилизации и "эндогенном радикализме", присущем якобы исламу и представителям мусульманских народов. Среди московской интеллигенции немало этнических русских или украинцев, чей путь к пониманию ислама или принятия его в качестве веры продиктован эволюцией их материалистического или религиозного (монотеистического) мировоззрения, богоискательством в духе учения Александра Меня, развитием экуменических идей II Ватиканского собора и т. д. Слова Велимира Хлебникова из поэмы "Хаджи-Тархан" — "Ах, мусульмане те же русские. И русским может быть ислам" — дают ключ к пониманию и частично проясняют корни этого явления. Так, издатель Юрий Михайлов, пытаясь соединить ислам и русское культурное и историческое наследие, полагает, что настала "пора понимать ислам", и в своем манифесте признается: "Ислам — религия интеллектуального выбора".

Сегодня можно констатировать, что "московский" ислам представляет собой значительный и динамично развивающийся сегмент общественно-религиозной и культурной жизни не только московского региона, но всей России. История мусульманской общины Москвы, в которой отражена история российского ислама в целом, показывает его сложную и порой трагическую судьбу. Религия, которой была уготована почетная, фактически официальная роль в начале XIV века в эпоху Золотой Орды, стала после покорения Казани Иваном Грозным гонимой; позднее, начиная с правления Екатерины II, терпимой и, наконец, уже в наше время вновь обрела статус традиционной религии как неотъемлемой части исторического наследия народов России. Сосредоточением исламской жизни столицы сегодня является имеющий большой опыт институционального взаимодействия с государством Московский муфтият (действующий на базе обновленной соборной мечети), который за короткий исторический срок фактически стал авторитетным духовным органом, объединяющим мусульманские общины Российской Федерации. Сегодня эту деятельность обеспечивают руководимые муфтием Равилем Гайнутдином две официальные религиозные структуры — Совет муфтиев России и Духовное управление мусульман Российской Федерации.

Мусульманская составляющая Москвы, по прогнозам ученых, в условиях глобализации будет изменяться в сторону ее количественного роста, а также ее значения в социально-экономических процессах, культурной трансформации городского пространства. Уже сегодня российская столица с учетом быстро развивающихся национальных диаспор из Азербайджана, республик Северного Кавказа, центральноазиатских и других исламских государств (Египет, Сирия, Ливан, Пакистан, Турция) является самым крупным мусульманским городом России, насчитывающим более 3 млн человек, этнически и духовно связанных с исламом. Характеризуя современное мусульманское сообщество, можно сказать, что в нем сегодня представлен практически весь этноконфессиональный спектр ислама как мировой религии — от исмаилизма и других шиитских деноминаций до традиционных для России ханафизма и шафиизма, а также многообразие полулегально действующих суфийских тарикатов, включая магрибинские или другие его экзотические ответвления. Плюрализм исламского вероучения дает возможность проявить свои индивидуальные предпочтения многим неофитам, которые, стремясь найти свое место в религии, позиционируют себя то адептами совершенно нетипичных для мусульманского сообщества России правовых школ маликизма или ханбализма, то мюридами ордена Тиджания или мусульманской эзотерики в духе Рене Генона. По прогнозам ученых, роль мусульман в общественном пространстве столицы, несмотря на вспышки исламофобии, а также возникающие (например, в связи с планами строительства новых мечетей) административные барьеры, будет динамично меняться.

Интерес к исламу и его традициям среди простых москвичей и столичной интеллигенции имеет все более осмысленный и дифференцированный характер

По мнению авторов опубликованного в июле 2014 года доклада Института национальной стратегии "Социальные риски иммиграции", Россия должна готовиться к резкому увеличению миграции из Средней Азии. И Москва как динамично растущий многонациональный город в этом смысле не исключение; аналогичные процессы с разной степенью интенсивности и остроты происходят во всех крупных мировых центрах. На улицах этих мегаполисов иммигрантов сегодня можно встретить не меньше, чем коренных жителей. 37% населения Нью-Йорка являются иммигрантами. Современный Берлин, по оценкам некоторых экспертов,— третий по численности "турецкий" город после Стамбула и Анкары. В миллионном Брюсселе каждый четвертый житель — этнический мусульманин. Пригород Парижа Монтрей, являющийся фактически социально и культурно изолированной территорией, сегодня практически полностью заселен живущими по законам ислама выходцами из Мали и Западной Сахары.

Для того чтобы Москва стала, как пишут ученые-урбанисты, "городом удобным для жизни" (livable city), необходимо наряду с обычными для больших городов хозяйственно-экономическими и социальными вопросами отрегулировать проблему нелегальной миграции и, как следствие, избыточного населения, что позволит привести уровень межнациональных и межконфессиональных отношений в соответствие с интересами жителей мегаполиса и общей стратегией развития столицы на ближайшие годы. Вместе с тем важно не закрывать глаза на возросшее значение исламского фактора в стране и мире, а на деле через федеральные и городские социальные и культурные программы расширять представления россиян об исламе как неотъемлемой части исторического наследия народов российского государства.

Журнал "Коммерсантъ Власть" №38 от 28.09.2015, стр. 14

рекомендуем

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы

Социальные сети

все проекты

обсуждение