Коротко


Подробно

Фото: Василий Дерюгин / Коммерсантъ   |  купить фото

«В России в убежище нуждаются около 10–12 тыс. сирийцев»

Статус беженца охотнее дают бывшим украинским силовикам

Большинство беженцев предпочитают не ехать в Россию. Более того, ее даже редко рассматривают в качестве транзитного государства. Тем не менее те, кто ищет убежище в России, все же есть. Глава комитета «Гражданское содействие» СВЕТЛАНА ГАННУШКИНА рассказала корреспонденту “Ъ” ГРИГОРИЮ ТУМАНОВУ о том, много ли прибыло в Россию сирийцев с начала военного конфликта и сколько стоит статус беженца у посредников.


— Существует ли сейчас какой-то существенный приток сирийских беженцев в Россию? C начала войны фиксировались какие-то пиковые показатели?

— Честно говоря, сейчас большого притока не наблюдается. Не могу до конца понять, с чем это связано, но вариантов несколько. В том числе, полагаю, дело в том, что РФ перестала давать сирийцам въездные визы. Дело в том, что еще два года назад из Сирии к нам приезжали по официальным каналам, имея эти самые визы на руках. Все это было очевидно: не чужая для России страна, там идет война — ясно, что люди будут просить убежища. Однако, судя по всему, единой политикой это так и не стало. Иными словами, у МИДа и ФМС к этому вопросу совершенно разные подходы. Сейчас руководство ФМС, например, говорит, что около 2 тыс. сирийцев имеют временное убежище, а при этом статус беженца — вообще единицы. По нашим данным, в России в убежище нуждаются около 10–12 тыс. сирийцев. Эти цифры подтверждает и ФМС. Причем часть этих людей — те, кто уже имеет вид на жительство или даже женат на россиянках.

Какое-то время визы давали активно, а потом перестали, причем явно прослеживался коррупционный момент. Многие жаловались, что за эти визы стали брать денег существенно больше, чем они стоят. Еще около года назад речь шла о $2 тыс., теперь, похоже, эта сумма снизилась до $1 тыс., но тут дело лишь в кризисе. В рублях это всегда было около 60 тыс. В любом случае со всеми этими вводными многие сирийцы предпочитают ехать не в Россию, а другие страны.

— Украинцев же больше прошло через ФМС за последние один-полтора года?

— Безусловно. Даже через нашу организацию их прошло очень много, но сейчас и этот поток стал уменьшаться. Они, конечно, получали убежище куда чаще. При этом статус беженца у нас дают очень неохотно, по всей стране всего 800 человек имеют его. И есть интересная деталь: около 300 человек из числа беженцев — это бывшие бойцы «Беркута» и другие силовики, работавшие при правительстве Януковича. Остальные 500 — это граждане Афганистана, грузины и так далее.

— А что дает статус беженца? Льготы, выплаты?

— Его главное преимущество — он бессрочный. Раньше давали такой статус на пять лет, а теперь он не имеет срока. Однако тут есть лукавство: человек раз в полтора года должен такой статус подтверждать. И сейчас возникают ситуации, когда беженец приходит отмечаться, а его статус не подтверждают и говорят, что он получен с нарушениями. Особых преимуществ экономических беженство не дает: нужно, как и всем, получить страховку и право на работу. Ни выплат, ни льгот статус этот не предусматривает. Временное убежище дается всего на год. И его также надо каждый год снова доказывать. И здесь большой простор для коррупции. Я бы не говорила так уверенно, если бы многочисленные сирийцы и другие переселенцы не называли бы одни и те же цифры и расценки.

— Как это происходит?

— Как правило, никто из миграционных служб не присутствует на переговорах, это делается через переводчика с арабского. Он называет цену, забирает деньги. У нас даже было несколько таких разговоров записано на диктофон, но проверки по этому делу в итоге ни к чему не привели. Разве что часть сирийской диаспоры осудила нашего подопечного, который на переводчицу пожаловался. Мол, не дает ей деньги зарабатывать. А сотрудник, которому эти взятки предназначались, в итоге был переведен в другое место.

— А как с учетом всего этого Россию воспринимают беженцы из Сирии? Она для них транзитная зона или место постоянного пребывания?

— Единого подхода нет. Кто-то проезжает через Россию дальше, кто-то остается надолго. Некоторые нелегально живут тут по 10–20 лет, обзаводятся семьями. Но ехать через Россию многим сирийцам оказывается невыгодно. Дело в том, что наши границы действительно контролируются значительно жестче, чем, к примеру, граница между Польшей и Германией. Бывают случаи, когда иностранцев задерживают даже при выезде: обратившаяся к нам семья армян пыталась из Брянска уехать к родственникам на Украину, так на них чуть не завели уголовное дело.

Материалы по теме:

Комментировать

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы
все проекты

обсуждение