Коротко

Новости

Подробно

Фото: Фото из личного архива Д. Губина

Все имеет свои пределы

от

В Херсонесе появится наблюдательный совет при директоре археологического заповедника. В его состав войдут представители Минкультуры. На прошлой неделе управление заповедником было передано на федеральный уровень после того, как руководителем «Херсонеса Таврического» был назначен протоиерей Сергий Халюта. Назначение священника вызвало острую критику в обществе, прежде всего, среди ученых, отметил журналист Дмитрий Губин.


Если директор Эрмитажа Пиотровский возмутился назначением священника директором херсонесского заповедника, — значит, и правда достали. При этом Пиотровский — чиновник многоопытный, хитрый, тертый. Если он вышел на свой одиночный пикет в публичном пространстве, значит, понимал, что, во-первых, инициатива шла не из Кремля, а, во-вторых, что есть надежда ее исправить.

Инициатива, похоже, и правда была местной. Благочинного Сергея Халюту, никому не известного ни как историка, ни как археолога, рукоположил в руководители заповедника отставной вице-адмирал, ныне севастопольский губернатор Сергей Меняйло. Вице-адмирал Меняйло — человек редкого прямодушия, не сказать бы простодушия. На встрече с возмущенными научными работниками заповедника он, например, вскричал: «Религия испокон веков занималась наукой!». И хлопнул дверью, когда в ответ научные работники неприлично заржали.

Думаю, он искренне оскорблен реакций на случившееся. Потому что искренне не понимает: если Путин может назначить губернатором адмирала, то почему адмирал не может назначить директором священника? А поскольку религия у нас — духовная скрепа, то и науку она должна скреплять, как без того?

К сожалению, не все так просто. Боюсь оскорбить целомудрие вице-адмирала Меняйло, но в России до Петра, сделавшего церковь частью госмашины, науки как социального института не было вообще. То есть эпоха православного Ренессанса не принесла стране ни одного ученого, ибо, как говаривал лесковский Левша, «наука наша простая — по Псалтирю и Полусоннику, а арифметики мы нимало не знаем». Платой за отсутствие науки было сильное отставание России от Запада да всякие русские казусы, вроде нестреляющей Царь-пушки, незвенящего Царь-колокола или обрушившейся православной святыни — Успенского собора Кремля. Ту святыню, что мы наблюдаем сегодня, выстроил спешно выписанный итальянец Фиораванти, знакомый, в отличие от русских левшей, с алгеброй и геометрией.

Так что, памятуя об этом прискорбном происшествии, я бы на месте адмирал-губернатора призадумался и обратился бы, дабы не стать посмешищем, за помощью к залу, например, к Министерству культуры. А оно, дабы распределить ответственность, могло бы, используя созданный одной девичьей панк-группой прецедент, потребовать разрешения вопроса напрямую от сил небесных.

И, глядишь, сияющий и просветленный Мединский нам бы сообщил, что было ему видение свыше, и в этом видении директором заповедника был поставлен ученый, а заместителем ему был дан смотрящий от Минкульта финансист, а благочинный назначен почетным президентом. И это чудо помогло бы спасти всем участникам происшествия лицо, научным работникам заповедника – место работы, а всем верящим в чудеса – веру в святость корсунской, то есть херсонесской земли.


Комментарии
Профиль пользователя