Коротко

Новости

Подробно

"КС сказал о необходимости взаимного компромисса"

Блицинтервью

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 3

Заместитель председателя Конституционного суда (КС) СЕРГЕЙ МАВРИН рассказал о роли КС в спорах об исполнении решений Европейского суда по правам человека (ЕСПЧ) обозревателю "Ъ" АННЕ ПУШКАРСКОЙ.


— В течение какого срока с момента вынесения решения ЕСПЧ российские власти должны обратиться в КС о возможности его неисполнения?

— Кто и как будет исполнять или не исполнять решение ЕСПЧ — это не задача КС, а вопрос компетенции других органов, в том числе правительства. Мы рассматриваем только обращения, которые поступают к нам

— Если власти не обратятся в КС за разрешением не исполнить решение ЕСПЧ, будет ли это означать, что они обязаны его исполнить?

— Если власти не обратятся к нам с вопросом, значит, мы этот вопрос и не рассматриваем, более ясного ответа не может быть. За исполнение международных договоров мы не отвечаем.

— Проверяя содержание закона о ратификации Европейской конвенции, КС фактически оценивал конституционность международного договора, хотя вправе это делать лишь до его вступления в силу. Разве это не противоречит условиям допустимости рассмотрения дела?

— Ратификационный закон служит основанием для включения Европейской конвенции и решений ЕСПЧ в правовую систему России. Поэтому мы не исключили его из системно-взаимосвязанного комплекса оспоренных норм.

— Но другие оспоренные нормы — например, статьи процессуальных кодексов об обязанности судов пересматривать дела на основании решений ЕСПЧ — КС ранее уже признавал конституционными. Зачем было их пересматривать?

— Мы их не пересматривали, а подтвердили их действие. Признаков недопустимости мы в запросе не обнаружили.

— Почему КС заявил о приоритете национальной Конституции над решениями ЕСПЧ, ссылаясь на позицию КС Германии по делу Гергюлю, если решение ЕСПЧ по нему Германия исполнила?

— Оно было исполнено в ходе диалога между КС Германии и ЕСПЧ на условиях взаимного компромисса, о необходимости которого сказано и в нашем решении.

— Означает ли это, что по делу ЮКОСа и другим спорным делам, на которые ссылались депутаты Госдумы в своем запросе, возможен компромисс?

— Компромисс — это уступки с обеих сторон. Вот что это означает.

— Вы отказались комментировать перспективы дела ЮКОСа, поскольку оно может попасть на рассмотрение в КС. Но на заседании 1 июля депутат Александр Тарнавский прямо ссылался на ранее высказанную позицию председателя КС Валерия Зорькина, напрямую касающуюся предмета рассмотрения. Как эта коллизия разрешается внутри КС?

— Внутри суда она никак не разрешается. Каждый определяет для себя возможность высказываться или нет. Что касается председателя КС, он достаточно публичный человек и может высказывать свои позиции в самых разных контекстах, что и делает.

— Вы считаете допустимым для судьи высказываться по вопросам, которые потом попадают к нему на рассмотрение?

— Я имею в виду председателя КС как публичного человека в нашем государстве, который считает возможным высказываться по отдельным проблемам, когда его об этом спрашивают.

— В постановлении КС говорится, что федеральный законодатель вправе создать специальный правовой механизм обеспечения верховенства Конституции при исполнении решений ЕСПЧ. Требуется ли это для осуществления уже закрепленного в вашем решении полномочия КС рассматривать запросы президента и правительства о неисполнимости решений ЕСПЧ?

— Оно вытекает из Конституции: президент и правительство вправе в любое время обращаться в КС c запросом о толковании Конституции. Дополнительный механизм может касаться лишь процедуры, лиц и органов на предшествующей такому обращению стадии.

Комментарии
Профиль пользователя