Коротко

Новости

Подробно

Неслучайность

Мир все слышит даже при глухоте

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 6

Жизнь. Продолжение следует

Жизнь все превращает в случайности, так она кажется откровением или, наоборот, ошибкой. Допустим, свадьба, ребенок, развод, случайное знакомство, еще свадьба, еще двое детей, несерьезная болезнь сына. И вдруг — сахарный диабет и почти полная глухота.


Как все это понимать? Ошибка? Откровение? Судьба? Просто жизнь, какой мы никогда ее не знаем, но какой она всегда только и бывает сама по себе?

Мы говорим об этом в поселке Горбунки под Петербургом с Людмилой, матерью четырехлетнего Артема Шохина.

"Как-то случайно все получилось, даже познакомились случайно, в интернете. У Сашки была на сайте знакомств страничка, он тогда разводился, друзья сделали ему подарок — разместили его фотографию. А я тундра вообще, меня один знакомый попросил написать письмо, но чтобы это сделать, сказал зарегистрироваться на этом сайте. Оказалось, сайт знакомств. И вот мне все стали писать. И Сашка тоже написал. Все получалось само собой, случайно. Видимо, судьба.

Родилась у нас сначала дочь Софья, а потом Тема. Было лето, очень жаркий месяц, Тема вдруг стал много пить. Ну, мы неграмотные, не поняли, что происходит. Решили, ребенок пьет потому, что жарко. Ему было тогда два с половиной года, он ночью спал еще в памперсах. И вдруг я понимаю, что трех памперсов не хватает на ночь. Стал какой-то вяленький. День, второй, третий. Поехали на всякий случай в больницу. Взяли у нас анализ сразу на все и сказали, что сахар у него выше нормы почти в пять раз.

Сразу забрали ребенка и на "скорой" повезли в реанимацию. Мы не то что испугались, мы вообще не знали, что делать. Сутки его врачи откачивали. Организм уже запустил процесс самоуничтожения, начался кетоацидоз (острое осложнение, развивается из-за недостатка инсулина.— Русфонд). Но он выкарабкался, отлежался в реанимации. Но болезнь до сих пор влияет на все, что происходит. Едим одни и те же продукты, в одно и то же время, а сахар постоянно скачет, не можем подобрать правильную дозу инсулина. Двенадцать раз в день проверяем сахар, каждые два часа. Ночью встаем по три-четыре раза.

Начались еще проблемы со слухом. Вдруг начали исчезать слова, он перестал говорить. Ходили с ним к неврологам, они нас успокоили, сказали, что это обычная задержка речи, прописали стимуляторы. В конце концов решили проверить слух, чтобы разобраться. Оказалось, у него практически полная потеря слуха, тугоухость четвертой степени.

Когда понадобилось купить ребенку инсулиновую помпу, мы узнали про Русфонд. Там нам помогли. Собрали деньги. Поэтому за помощью в приобретении слуховых аппаратов высокомощных, которые были нужны, мы уже знали, куда обращаться, мы были не одни. И теперь ситуация изменилась. Ходим на занятия в логопедический центр Олеси Жуковой, буквально за полтора месяца ребенок стал нас понимать. Даже не нам, а ему стало с нами легче, он уже может объяснить, что хочет. Теперь он говорит: "Не дам!" или "Мое!". Вот такие первые слова. Собственник. Ни с кем не собирается делиться. Но знаете, то, что он может это хотя бы сказать, произошло потому, что кто-то с ним все-таки поделился. Такая вот закономерность. Или случайность? Или просто жизнь?"

Сергей Мостовщиков, специальный корреспондент Русфонда


Комментарии
Профиль пользователя