Коротко


Подробно

Фото: Юрий Мартьянов / Коммерсантъ

Первая среди особых

За что ОЭЗ «Алабуга» получила Премию развития-2015

На экономическом форуме в Петербурге Премию развития-2015 за лучший проект в области комплексного развития территорий получила особая экономическая зона (ОЭЗ) "Алабуга" из Татарстана. Корреспондент "Денег" вычислила формулу успеха самой результативной российской ОЭЗ промышленного типа.


Марина Чернышева


В Татарстане, как известно специалистам, нет кварцевого песка. А стекольный завод есть — и даже два. Их построил турецко-французский альянс компаний "Шишеджам" и "Сен Гобен". "Аутоматив Гласс Альянс Рус" специализируется на автомобильных стекольных комплектах, а "Тракья Гласс Рус" — на крупнолистовом строительном стекле и зеркалах: материалами производителя отделаны, в частности, небоскребы "Москва-Сити".

Добыча базальта в Татарстане тоже отсутствует, но в ОЭЗ "Алабуга" работает датский завод "Роквул" по производству теплоизоляции — базальтовой ваты. И не просто завод, а крупнейший в Европе. По соседству строится второе и проектируется третье предприятие турецкой компании "Кастамону", одного из мировых лидеров в производстве напольного ламината, МДФ и ДСП.

"Кастамону" — деревообрабатывающий гигант, второй по масштабу после "Форд Соллерс" инвестор ОЭЗ "Алабуга". В сезон в его ворота ежедневно въезжает до 70 груженых лесовозов. В бизнес вложено $600 млн, и только первый из открытых здесь заводов выпускает почти полмиллиона кубометров продукции в год. При этом собственная база древесины в Татарстане более чем скромная: леса занимают 17% площади республики, которая сегодня ориентирована на лесопосадку, а не на лесозаготовку.

Весь этот индустриальный куст — в общей сложности 45 предприятий в Елабужском районе — наглядное подтверждение того, что для развития бизнеса четко прописанные и неукоснительно соблюдаемые правила игры гораздо важнее, чем даже близость источников сырья.

Старт в чистом поле


Одна из первых особых экономических зон в стране возникла в 2005 году на месте так и не построенного Камского тракторно-технического завода. В чистом поле в 8 км от маленькой, чуждой всякой индустрии Елабуги от него остались только огромные площади незаконченных фундаментов, газопровод, водопровод, старенькая электроподстанция да единственный железнодорожный путь. Эти 2 тыс. га, в любом случае нуждавшиеся в рекультивации, и отдали под ОЭЗ "Алабуга" (татарский вариант названия Елабуги) сразу после выхода ФЗ "Об особых экономических зонах". Финансирование взяли на себя Минэкономразвития РФ и Республика Татарстан.

Сейчас таких зон, возникших более или менее на пустом месте, в России 28, из них 6 промышленных. Вроде бы все они устраиваются по общим принципам. Готовая индустриальная инфраструктура, свободная таможенная зона, предоставление земельных участков по льготным ценам, освобождение резидентов от земельного, транспортного и имущественного налогов. Ставка налога на прибыль в первые пять лет снижена для них в 10 раз, да и в дальнейшем остается льготной. Правила одни, но "Алабуга" идет с большим отрывом впереди ОЭЗ-конкуренток, часть из которых вообще не продвинулась дальше оформления земельных участков. Почти вся территория зоны уже законтрактована, в конце 2014 года было принято решение расширить ее вдвое. Новое строительство должно начаться осенью. Даже липецкая ОЭЗ, открывшаяся одновременно с татарской и самая успешная после нее, на 73% отстает от "Алабуги" по освоенным инвестициям, на 50% — по количеству рабочих мест и на 34% — по произведенной продукции. Очевидно, велика роль личной вовлеченности в производственное строительство руководства регионов. Врио президента Татарстана Рустам Минниханов возглавляет наблюдательный совет ОЭЗ "Алабуга" и непосредственно курирует ее работу.

Начали здесь с коммуникаций: 24 млрд бюджетных инвестиций пошло на 27 км асфальтовых дорог, 200 км современных инженерных сетей, новую мощную электроподстанцию. Подключить до 350 МВт электричества — услуга бесплатная. Неплохой контраст с Москвой, где подключение 1 МВт стоит 29 млн руб., или даже Казанью, где цена услуги "всего лишь" 6 млн. Та же ОЭЗ "Липецк" пока может предложить своим инвесторам лишь 40 МВт, ОЭЗ "Тольятти" — 170 МВт. В целом же вне ОЭЗ в России общая сумма белых и черных затрат инвестора на подключение к коммуникациям может составить до четверти стоимости всего строительства.

Сама земля тоже предлагается дешево — хоть в собственность, хоть в аренду. 22,7 тыс. руб. стоит арендовать один гектар на год, 100 тыс. руб.— купить. Казалось бы, этот момент специально предусмотрен ФЗ "Об особых экономических зонах". Однако лишь в двух российских ОЭЗ цены открыто обозначены на сайтах. При этом в ОЭЗ "Липецк" уже не осталось свободных участков — эта зона вчетверо меньше по площади. Если же резидент считает, что земля ему пока не нужна, так как строиться он не готов, в "Алабуге" он имеет возможность снять готовую производственно-офисную площадку в одном из двух индустриальных парков — "Синергии" или "А Плюс Парке". Подсчитано, что возможности эффективно работающей ОЭЗ для инвестора удешевляют любой стартап на 30-40%.

Администрация "Алабуги" сама координирует кадровые потребности производства с системой профобразования Татарстана. На сайте ОЭЗ публикуется информация о новых вакансиях, а списки необходимых специалистов с заводов еще на этапе их строительства передаются в вузы и технические колледжи, чтобы те вовремя подготовили нужных выпускников.

Руководящий состав крупных предприятий — это профессионалы международного класса, привыкшие к соответствующим условиям. Поэтому на полпути между "Алабугой" и Елабугой, в сосновом лесу, для них построен поселок "Три медведя", названный в честь известной картины местного уроженца Ивана Шишкина. 40 отдельных коттеджей, многоквартирный "Дом специалистов" на 64 семьи, баня, пляж, магазин, площадка для барбекю, крытый бассейн, кабинет терапевта и даже такая европейская экзотика, как феромонные ловушки для комаров, из которых каждое утро выгребают по лотку сушеных насекомых. А главное, есть двуязычная англо-русская школа-сад, работающая по системе международного бакалавриата. Впрочем, можно просто снимать жилье в тихой Елабуге или втором по величине городе Татарстана — Набережных Челнах, до него тоже всего 40 минут езды.

Договориться с таможней


Рядом с административным корпусом ОЭЗ "Алабуга", семиэтажным зданием в стиле хай-тек, расположен пропускной пункт, внешне неотличимый, например, от въезда на платную дорогу. На самом деле это таможенный терминал. По одну сторону — российские реалии, где слово "растаможка" повергает предпринимателя в священный трепет, по другую — свободная таможенная зона, где бизнес не платит за ввозимое оборудование и сырье ни импортную пошлину, ни НДС.

Грузы поступают сюда двумя путями. На фурах по проходящей мимо федеральной трассе М7 или железной дорогой — по собственной ветке, соединяющей "Алабугу" с куйбышевским участком РЖД. Бетонная площадка между железнодорожным узлом и дорогой заставлена цветными 40-футовыми контейнерами: синие из Турции, желтые — из США. Станционный кран-балка и ричстакер "кальмар" (так его зовут по марке производителя и устрашающему щупальцу) разгружают состав, жонглируя 32-тонными параллелепипедами. Между ними маневрирует велосипедист с рацией — Рамиль Гайнутдинов, мастер логистического центра ОЭЗ. Таможенное оформление, по его словам, занимает максимум три часа. Документооборот на 99% электронный, обслуживаются только резиденты. Очередей нет.

Почти все резиденты, с которыми за три дня в "Алабуге" успела пообщаться корреспондент "Денег", отмечали легкость таможенных процедур как одно из основных преимуществ ОЭЗ.

Внятные и неизменные правила игры для серьезного бизнеса важнее, чем большая маржа в нестабильном партнерстве. Это еще один из секретов "Алабуги". Даже в кризисный год зону не покинул ни один резидент.

Больше всего пострадали российские проекты на старте. Восемь новых строек временно заморожены: подорожали не только материалы, но и кредитные деньги. В трудном положении оказался алабужский автопром. В последние предкризисные месяцы "Форд Соллерс", собирающий по технологии полного цикла автомобили Ford Kuga, Explorer и Transit, намеревался переходить с двухсменной работы на круглосуточную, а пришлось сократить количество смен до одной. Упали продажи комплектующих для Ford. Это ухудшает показатели резидентов-соседей: "Джошкуноз-Алабуга" (штамповка крупноузловых автомобильных деталей) и "Аутоматив Гласс Альянс Рус" (автомобильные стекла). А изготовитель пластиковых бамперов — французская компания "Форесия" — и вовсе из-за санкций закрыл российский проект за пять минут до получения резидентства. Однако ни один из сотрудников "Форда" и обслуживающих его предприятий не был сокращен, на заводах надеются на постепенное выравнивание ситуации.

Некоторые международные компании, впрочем, чувствуют себя прекрасно. По нынешнему курсу валют они могут позволить себе почти вдвое больше, чем до кризиса. Только в июне в "Алабуге" открылись три новых предприятия. Финская фабрика одноразовой посуды "Хухтамаки Фудсервис" и германский логистический центр "ХАВИ Логистикс" вместе с уже работавшей на территории ОЭЗ "Белой Дачей" образовали новый куст предприятий — фуд-таун, город поставщиков ресторанной сети "Макдоналдс". А последний из открывшихся заводов — мировой лидер в производстве потолочных плит американская "Армстронг Билдинг Продактс" — запустил конвейер по выпуску 22 млн кв. м своей продукции в год.

Другим стартапам помогает выжить программа импортозамещения. "Вы посмотрите, кого тут только нет: и датские компании, и турецкие, и американские,— объясняет Рустам Минниханов.— И все это высокие технологии, экспортно ориентированные изделия, и все это делается в нашей стране. Мы в республике занимаемся импортозамещением почти десять лет".

Среди тех, кому государство уже пообещало поддержку,— компания "Интерскол", производитель 30 наименований электроинструментов, от дрелей до снегоуборщиков. С недавних пор ей принадлежит еще и испанский бренд Felisatti. Это тот редкий случай, когда российский производитель занимается не просто сборкой электрооборудования, но самостоятельно делает для него моторы и отливает алюминиевые детали. Неудивительно, что российский Минпромторг решил помочь этому проекту. Денег из центра на "Интерсколе" ждут в третьем квартале 2015 года. Они пойдут на строительство второй очереди завода. Еще, например, на рассмотрении в Минпромторге — заявка от завода "Алабуга-Волокно", производителя углеродных волокон. По факту едва ли не каждое производство в ОЭЗ производит уникальную инновационную продукцию в масштабах страны и может претендовать на господдержку.

Журнал "Коммерсантъ Деньги" от 29.06.2015, стр. 46
Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

Социальные сети

обсуждение