Коротко


Подробно

3

Фото: Юрий Мартьянов / Коммерсантъ

"Я был удивлен, в каком разобранном состоянии находится сфера НКО"

Секретарь Общественной палаты Александр Бречалов о том, как перестроить третий сектор

Как перезагрузить общественные палаты в регионах, каким НКО предоставлять преференции, корреспонденту "Ъ" ИРИНЕ НАГОРНЫХ рассказал секретарь Общественной палаты, сопредседатель центрального штаба ОНФ АЛЕКСАНДР БРЕЧАЛОВ. Он не собирается баллотироваться в Госдуму, но считает, что появятся новые лидеры, которые изменят парламент.


"Главе региона удобно иметь причесанную лояльную палату"


— Какие три главные задачи решала ОП РФ в первый год вашего руководства и какие три ставите на ближайший год?

— В процессе решения первой задачи — развитие некоммерческого сектора — мы сделали открытие: "третий сектор" — тема неприоритетная, отношение государства к нему — по остаточному принципу. Я был удивлен, в каком разобранном состоянии находится сфера НКО. На пути приведения ее в цивилизованный формат мы за год сделали только маленький шажок. Второе — выстраивая систему общественных коммуникаций в регионах, столкнулись с проблемой качества общественных палат субъектов РФ. В основном это просто декорации. Это не претензия людям, которые там находятся, а сложившаяся на местах ситуация. Главе региона удобно иметь причесанную лояльную общественную палату. Мы поняли, что это надо срочно менять. Третья задача — перезагрузка общественных советов при ведомствах. И тут я вынужден признать, что мы практически остались на отметке "ноль". Весь год договаривались с "Открытым правительством", как мы будем менять эти советы, притом что тема общественного контроля исполнительной власти архиважная.

— Экспертный совет из 600 человек в Росприроднадзоре не записываете в актив?

— Есть отдельные успешные советы. Например, при Минэнерго такой совет возглавляет Герман Греф (глава Сбербанка.— "Ъ"), и там обсуждение идет нормально. Есть некоторые органы, вроде Росимущества, которые вообще никаких советов создавать не собираются и игнорируют эту тему. Вот три откровения, с которыми мы столкнулись в этом году. Решение этих задач — это и есть глобальный план на будущее. На ближайший год точно.

— Насколько радикально собираетесь менять систему региональных общественных палат?

— Сейчас они формируются по законам регионов. Мы хотим федеральным законом при формировании общественных палат регионов закрепить квоты. Предлагаем, чтобы 30% членов палаты определил губернатор из числа общероссийских и межрегиональных общественных организаций, еще 30% из числа региональных общественных организаций — законодательное собрание. Тех, кого выберут губернатор и законодательное собрание, формируют еще 40% состава палаты из числа муниципальных НКО и отдельных гражданских активистов.

— Понятие "гражданский активист" будет законодательно оформлено?

— Дать такое определение — уже следующий этап. Пока, по-моему, этого делать не надо, чтобы не сужать и не ограничивать деятельность таких людей. В регионах и так знают, кто у них активист, а кто нет. Критериев можно выдвинуть массу, и у нас они есть, но зачем? Если у губернатора появится желание протащить кого-нибудь в общественную палату под видом активиста, он это все равно сделает. Идеальной схемы мы не построим.

— А муниципальные НКО — это то, что действительно существует?

— В каждом регионе по-разному, в некоторых регионах они есть, в других можно по пальцам перечислить. Например, в карельском селе Кинерма Надежда Калмыкова создала очень сильную организацию. У карелов, видимо, очень сильная потребность сохранения своей идентичности.

— А вот секретарь СБ Николай Патрушев весной нашел в Карелии организации, финансируемые Финляндией..

— Есть и такие. Но в данном случае я говорю не о политике, а о культурных, этнографических проектах. В тех НКО, которые работают на селе, мы видим особую ценность.

— Какая цель всей схемы?

— Мы хотим, чтобы общественные палаты были более чем сейчас независимы от глав регионов. И хотим гарантировать равномерное представительство общероссийских и межрегиональных общественных организаций, сейчас оно есть не везде. И еще: сделать процесс формирования прозрачным. От интернет-голосования мы решили уходить, потому что отследить во всех регионах этот процесс сложно. Но мы даже в ОП РФ знаем заметные региональные организации или активистов. Например, блогер "Старый солдат" в Екатеринбурге модерирует политическую повестку не хуже Евгения Ройзмана (мэр Екатеринбурга.— "Ъ"), но только с другой точкой зрения. Вот если такие, как он или как Анна Кузнецова из Фонда поддержки семьи, материнства и детства из Пензенской области, окажутся выключенными из процесса формирования новых палат, значит, оно требует большей прозрачности.

— Критикуя общественные платы регионов, вы критикуете и ту часть ОП РФ, которая сформирована из региональных представителей. Себя тоже будете переформатировать?

— Нет. Как раз та часть региональных представителей, которые пришли в ОП РФ, очень эффективна. Вот пример: Марина Богословская из Якутии по многим вопросам расходится с главой региона. Но как у члена федерального органа у нее появляется определенный элемент независимости. А с другой стороны, есть статисты — представители регионов, которых я вообще еще не видел в палате. По средам мы проводим летучки с регионами и из 85 палат, как правило, участвуют 50-55 палат. Самара, Саратов, Челябинск, Чечня очень активны и нам формируют повестку.

— Вопрос независимости — это и вопрос финансирования?

— Да. Прорабатываем вопрос, чтобы сделать обязательным финансирование общественной палаты региона. И чтобы этот размер составлял некоторый процент от размера средств, выделяемых на работу законодательного органа субъекта РФ. Например, в размере 1%.

— Законопроект о новом принципе формирования готов?

— Да, есть проект. Вариантов было несколько, в том числе такие, которые бы учитывали региональную специфику. Но в итоге пришли к одному варианту, который я назвал. Сейчас согласовываем этот вариант, в том числе с Минюстом.

— Общественная палата не обладает правом законодательной инициативы. Кто внесет проект?

— Мы бы хотели озвучить президенту предложение о новом принципе формирования палат в регионах. Надеюсь, в июне такая возможность нам представится. Дату встречи и ее формат определит президент.

— А для чего нужна независимость общественных палат? Как ОНФ, критиковать расточительство губернаторов?

— У ОНФ свои задачи. Критика возможна, но очень важно, чтобы общественные палаты стали платформой для инициатив, которые актуальны, но на которые до сих пор государство не обратило внимания. Место для мозгового штурма. Нулевые чтения законов. Функции общественного контроля в отношении региональной исполнительной власти, формирование общественных советов регионального уровня.

"Всем категориям социально ориентированных НКО предоставить преференции вряд ли получится"


— Грехи региональных палат присущи федеральной палате?

— Сейчас уже нет. Берем нулевые чтения. Мы высказались категорически против создания территорий опережающего развития (ТОР). Я встречался с вице-премьером Юрием Трутневым, с министром по развитию Дальнего Востока Александром Галушкой. Палата свое отношение к этому выразила четко и ясно. К нам не прислушались, к сожалению, сейчас эта инициатива близка к реализации. Ну что ж, через некоторое время проведем аудит ТОР. И если туда зайдут не иностранные инвестиции, а российские кампании, которые получили преференции, мы об этом скажем. Еще примеры: закон о порте Владивостока, местные сборы, амнистия капиталов. Нулевые чтения на 90% заработали.

— А в социальной сфере, в политике?

— Есть вопросы обороны, государственной стратегии. Это не наше. Мы делаем акцент на социально-экономическом блоке. Потому что это прежде всего отражается на жизни граждан. Не буду утверждать, что ОП РФ — неотъемлемый участник законодательного процесса, но депутаты уже приходят советоваться по законопроектам. Мы эту работу продолжим.

— Президент предложил изучить, как избежать возможных злоупотреблений, если социально ориентированным НКО будут предоставляться преференции. Вы изучили?

— У нас есть поручения президента по итогам форума НКО, который состоялся 15 января. Они были даны Медведеву, Иванову (премьер Дмитрий Медведев, глава администрации президента Сергей Иванов.— "Ъ"), Бречалову. Бречалов отработал: это темы целесообразности единого реестра НКО, предоставления преференций социально ориентированным НКО, прозрачности грантовой поддержки, финансирования через гранты долгосрочных проектов. По всем темам мы направили заключения в правительство и АП. Будем докладывать президенту лично. Есть отраслевые предложения по кадетскому образованию, по инвалидам, по поддержке семейных НКО, но пока детали раскрывать не буду. Денег всегда не хватает, поэтому речь о преференциях. Например, НКО помогает инвалидам делать открытки, надо дать возможность им не платить налог на прибыль от продажи этих открыток. Налог по аренде не платить. Отчетность упростить. Всем 14 категориям социально ориентированных НКО предоставить преференции вряд ли получится. Давайте начнем с самых важных — семейных, для инвалидов. Будут ли преференции предоставляться бессрочно, мы еще прорабатываем. В этой сфере есть хороший опыт Татарстана — программа "Лизинг-грант". Это история про раздачу преференций для бизнеса. Есть комиссия из представителей бизнес-сообществ, администрации президента республики и т. д. На ней предприниматель представляет проект. И через лизинговую компанию республика недостающие 30-40% финансирования перечисляет предпринимателю. Такая же комиссия может быть создана для НКО в каждом субъекте. Комиссия — это гарантия. Не так много зарекомендовавших себя НКО — сразу станет понятно, если это жулики.

— Смотря кто в комиссию войдет...

— Ну, сговор, конечно, можно предположить. Но руководствуясь этим принципом, лучше вообще ничего не делать. Например, сейчас есть 226 тыс. НКО, часть из них мертвые, зато регулярно получают гранты. Чтобы улучшить ситуацию, нужен единый реестр всех НКО. Он необходим, чтобы разобраться.

— Вас устраивает ситуация, когда Минюст вносит в реестр иноагентов НКО, политическая деятельность которой неочевидна? Например, просветительский фонд "Династия". Горбачев-фонд проверят по инициативе члена ОП РФ.

— Для меня неочевидно, что эти организации — просветительские.

— Вы бы хотели, чтобы преференции социально ориентированным НКО выделяли по такой же непрозрачной схеме?

— Тема иностранных агентов не такого масштаба. Эти решения не нравятся очень узкой части общества. Это не значит, что если волнует узкую часть общества, то неважно. Например, мы изучаем материалы по включению в реестр иноагентов экологической НКО "Беллона-Мурманск". Почему в 2013-2014 годах была проверка Минюста, но не стали ставить в реестр, а в 2015-м поставили из-за доклада о состоянии Баренцева моря. Я допускаю, что в регионах могут недобросовестно бороться с неугодными организациями, используя ярлык иностранного агента. У нас будут слушания по Байкалу, и в них примут участие многие экологические организации, которые неудобны губернаторам. Но эти случаи не так часто встречаются. По количеству иностранных агентов и запретительным мерам в отношении них мы позади всех других стран — США, Великобритании, Норвегии и других.

— Ну а что касается поддержки ученых? Ограничить их российскими средствами или только государственными?

— Если кто-то получает финансирование от Шведского фонда демократии и тратит 1% на научные изыскания, а остальные средства — на написание докладов о том, как все в стране плохо, то у меня большие сомнения в том, что такая НКО принесет России большую пользу. Я сомневаюсь, что многие знакомы подробно с работой фондов, о которых так тревожатся.

— Так надо ознакомить. Почему бы Общественной палате не предложить, что постановка НКО в реестр иноагентов возможна только с аргументирующей частью решения?

— Поддерживаю. Отнесение организации к иностранным агентам как процедура должно быть максимально прозрачным и публичным. Можно предложить Минюсту как вариант сопровождать решение по иноагентам аргументирующей частью. У нас есть даже более радикальная инициатива: чтобы Общественная палата давала свое коллегиальное заключение Минюсту при постановке той или иной организации на учет иностранным агентом. Вдумайтесь, в 2014 году более 4 тыс. НКО за прошлый год получили иностранное финансирование в размере 70 млрд руб.— и всего 65 иностранных агентов в реестре. При этом 30% денег напрямую поступили из США. Сами санкции России предъявляют и тут же другой рукой нашим НКО деньги дают. С чего бы они такие добрые? И на науку иностранную никто бескорыстно деньги давать не будет. Давайте будем честными, в этой сфере тоже есть конкуренция. Наоборот, перекупают людей, приглашают к себе работать.

"Общаться с квазиоппозицией — только время терять"


— Перейдем к выборам. Как сопредседатель ЦШ ОНФ собираетесь участвовать в выборах в Госдуму?

— Меня избрали секретарем ОП РФ до июня 2017 года, и для меня это вызов. Я не хотел бы раньше, чем выполню уже стоящие передо мной задачи, участвовать в каких-то других проектах. Что касается ОНФ — это не только эффективная площадка, но и "поисковик" людей, лидеров общественного мнения. В ОП РФ мы тоже находим таких лидеров. Чтобы гражданская активность была конкурентной, запустили проект "Перспектива", форумы "Сообщество". Будет очень интересно, насколько лидеры общественного мнения таковыми окажутся. Выборы могут стать проверкой, и в этом смысле история про одномандатные округа выглядит очень привлекательно. Вот мы нашли, например, Александра Юртаева, депутата горсобрания из Владивостока. У меня нет сомнений, что он выиграет любой одномандатный округ в Приморье на выборах в Госдуму "в одни ворота". Потому что он ходит по дворам, общается с горожанами, обсуждает их инициативы. Если ОНФ на своей площадке аккумулирует таких людей, я уверен, мы качественно изменим состав Госдумы. ОНФ будет поддерживать своих участников, в том числе через другие партии. Я это поддерживаю.

— Представитель "Справедливой России" вошел в ОНФ. Кандидатов по одномандатным округам скоординируете?

— Я уверен, что будет координация со всеми партиями, которые за Россию и разделяют ценности ОНФ и его лидера. Со всеми будет нормальный диалог.

— То есть со всеми, кроме РПР--ПАРНАС и Партии прогресса?

— Думаю, да, у них повестка другая — уничтожить власть. Здесь нам с ними говорить не о чем.

— Не считаете, что оппозиция — нужная часть общества, которая позволяет не закисать в самодовольстве, а совершенствоваться?

— Вот оппозиционер Эдгар Петросян, он в "Народном фронте". Когда губернатором Волгоградской области был Боженов, он критиковал его, и даже его исключили из "Единой России". Он всех аргументированно критикует. Но он за Россию. На медиафоруме в Санкт-Петербурге многие журналисты высказывали критику. Есть активные участники проекта "За честные закупки". Такую оппозицию надо поддерживать. Общаться с квазиоппозицией, которой заказывают музыку из-за рубежа, только время терять.

— Чем отличается от тех, кого вы перечислили, журналистка "Новой газеты", которая критикует систему власти в Чечне и в ответ за это получает угрозу убийством?

— Чечня — республика со своими традициями и культурой, которые мы по большей части не знаем. Пытаемся кого-то критиковать, задевая за нечто неприемлемое. Нужно оценивать и другие критерии, например, сколько сделала общественная палата Чечни к 70-летию Победы — прислали фотографии каждого ветерана. А угрозы — это уголовно наказуемое деяние, которому надо давать правовую оценку вне зависимости от причин.

— Акция "Бессмертный полк" многим понравилась, но зачем регистрировать организацию, включать ее руководителя в рейтинг политиков, тащить активистов в ОНФ?

— Это была настоящая народная акция. Как это можно бюрократизировать? Президент вышел не потому, что хотел использовать, а потому что это было от сердца. 100 процентов! Не исключаю, что в регионах кто-то пытался действовать в силу своего понимания, но мы разъясняем: в центральном штабе не было мыслей включать в ОНФ. Николай Земцов (глава движения "Бессмертный полк".— "Ъ") обратился с идеей провести акцию на Красной площади к Станиславу Говорухину. Мы вместе обратились к президенту. Земцов — молодец, как и ребята--создатели самой идеи из Томска и Тюмени. То, что он рассматривается как общественно-политический деятель, это правильно. Была отличная инициатива! Я не в курсе, пойдет ли он на выборы, но если люди оценят его и выберут, да ради Бога! То, что акция оказалась в политическом процессе,— тоже нормально. Хорошо, что создана организация, и то, что через какие-то инструменты будет налажено ее финансирование, чтобы сохранить и сделать акцию еще более высокого качества. Никакой борьбы за бренд нет.

Материалы по теме:

Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

обсуждение