Коротко


Подробно

Фото: Ann Ray/ Opera national de Paris

Прощание с обольщением

Этуаль Парижской оперы Орели Дюпон проводили на пенсию

Балет завершение карьеры

Балетом "История Манон" Кеннета Макмиллана этуаль Opera de Paris Орели Дюпон завершила свою карьеру. Ее партнером выступил приглашенный итальянский премьер "Ла Скала" Роберто Болле. 42-летняя балерина попрощалась со сценой. На последнем спектакле самой красивой этуали Парижской оперы побывала МАРИЯ СИДЕЛЬНИКОВА.


Орели Дюпон — последняя из звездного поколения артистов, поступивших в труппу Парижской оперы еще при Рудольфе Нурееве, на чьих именах долгие годы держалась слава французского балета. Достигнув 42 лет, официального возраста выхода на пенсию, со сценой распрощались Аньес Летестю, Изабель Сьяравола, Никола Ле Риш и вот теперь Орели Дюпон. Она мечтала закончить карьеру в "Даме с камелиями" Джона Ноймайера, и Маргарита, бесспорно, ее лучшая роль в неоклассическом репертуаре, но ее опередила Летестю. Тогда выбор пал на "Историю Манон" на музыку Жюля Массне — тут и трагедия со страстями, и удобная хореография с красивыми адажио, и богатая на эмоции партия, требующая как актерского мастерства, так и женской интуиции. Одним словом, есть где развернуться. Тем более Орели Дюпон — балерине чуткой, умной, изящной и удивительно гармоничной, как сама французская балетная школа.

Хотя со школой у девочки никогда не складывалось. Учителя считали ее одаренной, но ленивой. Она же до сих пор говорит, что с ними — "крысятами" — могли обходиться добрее. Поступив в труппу в 16 лет, Дюпон довольно быстро — за девять лет — поднялась до высшей ступени балетной иерархии. С одинаковой легкостью она танцевала и балеты Баланчина, и классику в редакции Нуреева. Звание этуаль получила за Китри в "Дон Кихоте", но поворотной в ее карьере стала работа с Пиной Бауш над "Весной священной". Немка умела разглядеть в артистах нутро и вытащить его наружу. Так случилось и с Дюпон. "Я выбрала тебя за твою слабость, а не за твою силу. В ней твоя красота" — слова Бауш стали для балерины заповедью. Эту красоту она довела до совершенства и в своей Жизели, и в Маргарите, и в Сильфиде, и в Джульетте, будь то в классической, нуреевской версии или в современной редакции Саши Вальц.

С красоты все начинается и в "Истории Манон". Появление на сцене Орели Дюпон, свежей, юной и невероятно хорошенькой 16-летней Манон, двухтысячный зал встретил аплодисментами. Она же держалась так, будто нет никаких зрителей, а дело происходит в ее собственной спальне, где она очаровывала и дразнила своего де Грие, бросалась без оглядки в его сильные объятия и изощренные поддержки и зацеловывала без всяких театральных условностей, не в силах остановиться даже после окончания адажио. Да и как тут остановиться, если партию де Грие танцевал статный итальянский красавец Роберто Болле, срочно выписанный из "Ла Скала" на замену травмированному Эрве Моро — главному партнеру Дюпон на протяжении всей ее карьеры. Опытным куртизанкам во главе с любовницей Леско в заразительном исполнении этуали Алис Ренавад (Леско — Стефан Бюльон) Дюпон преподала прекрасный урок обольщения. Там, где им нужно задирать юбки и накручивать бедрами, ей достаточно повести плечом как бы невзначай, пустить игривую волну кистью или просто засеменить в манящих па-де-буре — все-таки покорять любимое занятие Орели Дюпон. И в начале второго акта, в сцене с поклонниками, которые передают ее по рукам в мудреных поддержках, она пускает в ход весь свой арсенал. Оставалось только поражаться, как мастерски точно балерина прописывает эту тонкую черту между чувствами и фальшью, между искренностью и расчетом, как ее Манон из девчонки превращается в жрицу в мехах и бриллиантах, подаренных престарелым покровителем Г. М. (Бенжамен Пеш сделал из него абсолютно карикатурного персонажа). В техническом плане Орели Дюпон танцует — не придраться. Идеальные позы, стальной апломб, прекрасное уверенное вращение, великолепная музыкальность. Но главное, что отличает ее танец,— это непринужденность. Ни малейшего намека на усилие (даже несмотря на слабое колено, травма которого едва не стоила ей карьеры), никакой суеты и сомнений, никакой чрезмерности — смотреть на нее очень легко.

Менее убедительно балерина выглядела в третьем акте в роли падшей, униженной Манон на грани смерти. В тот вечер Орели Дюпон, кажется, совсем не хотелось трагедий. Оно и понятно: закончив свою карьеру на сцене Парижской оперы, она начинает новую — в репетиционном зале. Худрук балета Бенжамен Мильпье предложил занять ей пост подавшего в отставку Лорана Илера — главного репетитора и фактически второго человека в труппе. Теперь Орели Дюпон будет учить молодых артистов науке сценического обольщения и пестовать чистоту французского стиля, которой с уходом Илера им стало заметно не хватать.

Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

обсуждение