Коротко

Новости

Подробно

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 3

  Программный конфликт межпартийной группы

"Единство" и "Отечество" не могут совместить идеологию

       С момента заявления лидеров партии "Единства" и движения "Отечество" об объединении прошло всего чуть более месяца, а между ними уже возник серьезный конфликт. В интервью корреспонденту Ъ ИРИНЕ Ъ-НАГОРНЫХ сопредседатели межпартийной комиссии по подготовке совместных программных документов АНДРЕЙ ИСАЕВ ("Отечество") и ВЛАДИСЛАВ РЕЗНИК ("Единство") заявили о наличии серьезных разногласий.
       
Андрей Исаев: к концу лета мы будем иметь хорошую добротную болванку
       — Какие документы вы готовите для объединения "Отечества" и "Единства"?
       — Мы договорились, что будет подготовлена программа и манифест. А дальше у нас возникли разногласия с Владиславом Резником. Я считаю, что программа не может быть всеобъемлющим толстым томом, он мало кому нужен. В программе должно быть максимум 20-30 страниц. Но поскольку потребуются разъяснения политики партии по отдельным направлениям и отраслям, которые будут интересны прежде всего для людей, занятых в той или иной отрасли, нужно подготовить серию тематических программ.
       — Как это было сделано в "Отечестве"?
       — Совершенно верно. Эти тематические программы могли бы иметь меньший статус, приниматься, скажем, не съездом, а центральным органом будущей партии. Резник выступает против этого. Он считает, что нужно ограничиться манифестом и программой, а тематические подразделы будут якобы уводить от генеральной линии. Я с этим не согласен.
       — Обсуждение манифеста не вызвало противоречий?
       — Есть разногласия. Мы предложили текст на восьми страницах. Там отражен взвешенный, центристский подход. Резник предложил текст на одну страницу. За предложение подобного манифеста человека могли бы исключить даже из "Союза правых сил" — за излишний либерализм и правизну.
       — В чем это выражается?
       — Например, он пишет: "Наши ценности — частная собственность, свобода" и т. д. Даже в манифесте СПС свобода стоит на первом месте, а на втором месте стоит не частная собственность, а просто собственность. То есть правые силы готовы защищать и государственную, и кооперативную, и другую собственность. А у "Единства" частная собственность на первом месте. Причем Резник настаивает, что это в обязательном порядке надо записать. Это манифест не центристской, а ультралиберальной партии.
       — Представители "Единства" используют свои действующие программные документы?
       — Они начинают с нуля. Ведь Резник не был автором программы "Единства", он ее достаточно жестко критиковал и даже голосовал против нее на съезде. Но поскольку критиковал он достаточно удачно, все решили, что это как раз тот человек, который разбирается в программе.
       — Сможет ли в таком случае ваша группа прийти к единому мнению и подготовить единый вариант документов?
       — На самом деле есть проблема. Резник — умный, хороший человек. Но по своим взглядам он представляет правое крыло "Единства", а я — левое крыло "Отечества". Как мы будем пытаться создать единый компот, сказать трудно. Но это — не катастрофа, это творческая дискуссия. К заседанию межпартийной комиссии мы изложим наши резоны и соображения, Резник — свои. У нас просто разная практика: в "Отечестве" очень много коллективных членов, для них эти тематические программы очень важны, в том числе как средство агитации за идеи новой партии. А "Единство" строилось по иному принципу. Они считают — чем меньше программного текста, тем лучше.
       — Как вы собираетесь выходить из положения?
       — Мы предлагаем следующую схему: ни Резник, ни я не являемся семи пядей во лбу, давайте привлечем авторитетных специалистов. Мы дали наши предложения. Это — доктора наук, Никипелов, Никонов — люди, которые имеют опыт подготовки политических программ и являются специалистами в своей области. Мы готовы также принять предложения со стороны "Единства" и таким коллективом начать писать нормальную взвешенную программу. Я тоже мог бы, начиная переговоры с Резником, написать социалистическую программу, чтобы было куда отступать. Но я сразу предложил взвешенную программу. А он предложил ультраправый вариант. Понятно, что я на него никогда не соглашусь.
       — То есть "Отечество" и "Единство" сейчас переживают период внутреннего политического торга?
       — Мы какую имеем цель: договориться или найти повод, чтобы сказать, что с этими людьми нечего договариваться? Я считаю, что надо договариваться. Поэтому торга не происходит. И "Отечество", и "Единство" — внутренне неоднородные политические силы. "Единство" традиционно было несколько правее, "Отечество" — несколько левее. Это факт.
       — Так, может быть, совместить организации вообще не удастся?
       — Я думаю, что удастся. Наши разногласия касаются только одной сферы — социально-экономической. По политическим разделам — государственность, укрепление федерации, международные отношения — у нас разногласий нет.
       — В какие сроки вам необходимо представить готовые программные документы?
       — Жестких сроков не ставили. Я думаю, мы соберем программную комиссию с участием специалистов. Я предлагаю провести ряд семинаров-обсуждений по федеральным округам, где также происходит процесс объединения наших организаций. Посмотрим, какие идеи будут иметь большую поддержку. К концу лета мы, я думаю, будем иметь хорошую добротную болванку программного документа.
       
Владислав Резник: все, что указано в программе, почерпнуто из посланий президента
       — Почему рабочая группа пока не выработала единого программного документа объединенной партии?
       — Будет такой документ, будет. Нам удалось договориться о самом главном: объединение "Единства" и "Отечества" произойдет. Не знаю, правда, пока в какой организационной форме, но произойдет. И мы договорились, что программные документы будут сделаны в рамках четырех посланий президента: двух — Федеральному собранию и двух бюджетных. Это будет программа, развивающая и поддерживающая политику президента.
       — Значит ли это, что "Единство" готово отказаться от своей действующей программы?
       — Нет. Ни в коем случае. Наоборот.
       — Но ведь вы сами были недовольны программой "Единства" на стадии ее подготовки.
       — Я критиковал только пару позиций, выступал против них на съезде в Пскове. Например, была такая фраза: "Бюджетная политика должна быть максимально нацелена на всестороннюю поддержку реального сектора экономики и агропромышленного комплекса". Это риторика КПРФ, и она никакого отношения к посланию президента не имеет.
       — В объединительных документах этого уже не будет?
       — Конечно, нет. Потому что мы договорились, что будем основываться на посланиях президента. В них будет минимум социального популизма.
       — Значит, вы все-таки меняете программу?
       — Программа "Единства" обязательно найдет отражение в объединительных документах.
       — Представители "Отечества" утверждают, что при сведении вариантов, подготовленных группами Резника и Исаева, основные противоречия возникли в социально-экономическом блоке?
       — Я бы не сказал, что противоречия кроются в социально-экономической сфере. Противоречий у нас нет и быть не может, поскольку мы будем базироваться на посланиях президента. Я уверен, что у нас будет абсолютно общий вариант. Если они, конечно, согласны с посланиями президента.
       — Кто заключал договоренность о том, что программа будет базироваться на посланиях президента?
       — Встретившись с моими коллегами Андреем Исаевым и Александром Владиславлевым, мы договорились об этом. В пятницу мы встречаемся и определим, как дальше двигаться.
       — Что вам больше всего не нравится в программе, подготовленной "Отечеством"?
       — Есть достаточно много позиций, которые нас реально не устраивают. У них абсолютно нет позиционирования — чем мы отличаемся от других партий. Меня не устраивает утверждение, что базовая ценность, которая объединяет "Единство" и "Отечество",— это закон. Закон не может быть базовой ценностью. Потому что в третьем рейхе политическая полиция действовала педантично по закону. Закон может быть преступен. Меня не устраивает выражение "Великая Россия". Это выражение избыточно, поскольку иной России не было и нет. "Великая общность всероссийский народ" — этот образ мне напоминает выражение "советский народ"...
       — А хотя бы к обращению "россияне" вы нормально относитесь?
       — Нормально. Мне не очень нравится формулировка "человек имеет право на счастье". Это заимствования из старых документов ООН о правах человека. Если партия принимает этот крайне либеральный тезис, в программные документы надо отбирать все, что связано с гарантиями, благоденствиями, подаяниями, обеспечением рабочими местами и прочее. Потому что из той хартии, из которой этот тезис заимствован, право на счастье есть единственное право человека. Это предоставляется делать человеку в одиночку, борясь и с конкурентами, и с государством. Не понравилось мне "политика благосостояния по заслугам". Я не отношу это к разряду стилистики, это идеология. Например, "у преступности не должно быть ни социальной, ни экономической базы". Это коммунистическое утверждение! Оно жизни не выдержало. Потому что даже в странах с головокружительным уровнем жизни тюрьмы не пустуют. "Закон и только закон будет править Россией" — опасный тезис архаичного либерализма. А мы не либералы. Потому что именно крайние либералы в своей борьбе с государством готовы заменить власть правом. На практике право не работает без власти.
       — Почему в своем манифесте в перечне ценностей вы поставили частную собственность на первое место?
       — Потому что без частной собственности нет свободы личности. Бытие определяет сознание.
       — В "Отечестве" как раз это и считают либерализмом.
       — Это не либерализм, а консерватизм. Центризм, который отстаивает "Отечество",— это не идеология, это позиция.
       — А что вы вкладываете в понятие консерватизм?
       — В классическом понимании, консерватизм — это приверженность тем базовым ценностям, которые созданы всей историей.
       — Историей создано очень много всяких ценностей. В том числе коммунистические.
       — Ну, это очень краткий период истории — всего 70 лет.
       — В тезисах вашей программы есть слова о том, что "наивная демократия бессильна защитить личность"...
       — Конечно, только эффективное, сильное государство способно защитить человека.
       — Тогда как будет называться строй, который намерена создавать новая партия?
       — Видите ли, я бы не хотел давать определение строя. Не важно, как его будут называть. Мы хотим построить сильное эффективное государство. Безусловно, демократическое. Без демократии эффективности государства не будет. Сильное государство предполагает сильное его вмешательство в экономику. А сильное вмешательство в экономику — это слабая экономика. Нам необходимо говорить об эффективном государстве. Госрегулирование должно сводиться к обеспечению экономической свободы. При условии создания законов и выполнения их. Все, что указано в нашей программе, подчерпнуто из посланий президента. Ничего иного в программе тезисов, подготовленных партией "Единство", нет.
       — А зачем в таком случае дублировать послание президента?
       — Ну, четыре послания сводятся в единое целое. Мне говорят: послание президента на год, завтра он изменит свое мнение... Но ведь там изложен план действий на 10, на 15 лет. Наша цель — поддержка президента, его курса и политики. Ни для чего другого создавать это объединение не имело смысла.
       — Может быть, тогда ценности новой партии не нуждаются в расшифровке? Тем более что "Единство" и "Отечество" понимают их по-разному. Может, стоило просто написать: "Мы поддерживаем президента, подробнее см. президентские послания"?
       — Я уверен, что у нас ценности одни.

Комментарии
Профиль пользователя