Коротко

Новости

Подробно

Фото: Александр Земляниченко - младший / Коммерсантъ

Большой сын маленькой мамы

Двухлетнего Артема Жосана спасет серия операций

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 6

Артем родился бездыханным. Оживлять его начали уже в родильном зале, а продолжили в отделении реанимации. За него дышал аппарат искусственной вентиляции легких. Врачи понизили новорожденному температуру тела, чтобы не случилось кровоизлияния. Диагностировали сразу несколько различных пороков мозга и сердца, эпилептическую активность. Говорили, что Артем вряд ли выживет. На третьи сутки обнаружили, что правая рука парализована. На четвертые сутки объявили, что непосредственная угроза жизни миновала.


Но сохранялась другая угроза. Медики (теперь новорожденный был уже пациентом детской больницы) туманно говорили, что последствия могут быть самыми ужасными, что ребенок, возможно, никогда не станет полноценным членом общества. Звучало слово "инвалид".

Артем — второй ребенок в семье. Второй богатырь, во всяком случае — при рождении. Первый, Кирилл, родился весом 3,7 кг. Артем — 4,84 кг. Ну, а Наталья, их мама...

— Маленькая я,— сокрушенно говорит она,— рост у меня 160, вес 60. У меня ведь и Кирюша пострадал при родах. Кесарево решили не делать, а роды были тяжелые, Кирюша родился с травмой — кефалогематомой. Знаете, это такая шишка на голове, она бывает как раз из-за того, что ребенок большой, а мама маленькая. Потом все прошло.

— Но вот вы пришли рожать Артема. В карте написано, что первые роды были тяжелыми, с травмой. Там указаны ваш вес и рост, вес и рост ребенка...

— Да мало того, что в карте... Вы бы видели мой живот, он же был огромный!

— Так почему и на этот раз не сделали кесарево сечение?

— А мне врач сказала так: вы поступили поздно, у меня уже смена кончается, будете рожать сами.

Опомнившись от шока, стараюсь шутить, чтобы не дать Наташе расплакаться от воспоминаний:

— А вы что же, не могли с ребенком договориться, чтобы он не торопился, пожил пока еще там у вас? Ну, пока смена, то да се...

— Пробовала,— охотно подхватывает шутку Наташа,— но он оказался таким упрямым — нет, говорит, спешу, давай скорей.

В общем, Артем у нее застрял в родовых путях, его вытягивали, выдавливали, при этом и повредили правую руку.

— А вам раньше было что-нибудь известно о родовых травмах, акушерских параличах?

— Нет. Вот только эта кефалогематома у старшего. Но когда родила Артема — о, вот тут я много чего узнала. Мне стали писать, звонить. Оказывается, это такая распространенная история! По крайней мере, у нас в Архангельске. Вы не думайте, я не хочу всех подряд врачей ругать. В детской больнице нам помогли. Проводили противосудорожную терапию. Велели наблюдаться у невролога по месту жительства. Мы пришли, невролог смотрит в карточку и говорит: "Ну, раздевайтесь, показывайте ваши ножки". Я говорю: "У нас ручка". Она опять смотрит в карточку, на Артема и говорит: "А, вижу, левая". Говорю: "Нет, правая". В общем, я ушла и стала искать другого невролога. Нашла. Он нам очень помог. Потом помогли в Институте развития ребенка, это у нас в Архангельске. Потом массажисты. В общем, что-то за госсчет, что-то — за собственный. Все сбережения ушли. Сейчас развивается почти нормально.

— Ну, например: что говорит?

— Вот только что сказал: "Приведи Кирюшу из детского сада, я с ним играть хочу". Да нормально. Вот только ручка...

С ручкой беда. Массаж и физиотерапия сделали свое дело: стали шевелиться пальцы, Артем может взять в руку ложку. Правда, не может ее удерживать, самостоятельно есть. Может отвести руку в сторону под прямым углом, но не может поднять вверх, завести за голову. Стало заметно, что правая рука короче здоровой левой. Видно, и нарушение осанки из-за этого, дело явно идет к сколиозу. "Паралич не лечится",— объясняли Наташе врачи и никаких направлений никуда не давали. Она сама нашла в интернете отзывы мам больных ребятишек о ярославском докторе Михаиле Новикове и о клинике, где он оперирует. В августе прошлого года Наташа с Артемом съездили в Ярославль. Доктор сразу сказал, что надо соединить порванные нервы, это несколько операций. Они платные. А денег в семье нет. Кое-какие были да сплыли: на лечение Артема ушло уже порядка ста тысяч рублей...

— А инвалидность нам не дали,— говорит Наташа.

— Как, ведь паралич же!

— Частичный паралич, парез называется. А с парезом у нас в Архангельске инвалидности не дают.

Только ли в Архангельске?

Виктор Костюковский, Архангельская область


Комментарии
Профиль пользователя