Коротко

Новости

Подробно

Журнал "Коммерсантъ Власть" от
 ШАХТЕРСКИЕ ЗАБАСТОВКИ: УГЛЯ НЕ БУДЕТ, ПРОБЛЕМЫ ОСТАНУТСЯ

Нынешняя забастовка шахтеров совершенно беспрецедентна как по количеству

забастовщиков и бастующих предприятий, так и по продолжительности. На конец
        марта в стране бастовало около 180 шахт и несколько десятков
        шахтостроительных управлений и предприятий отрасли. По данным Независимого
        профсоюза горняков (НПГ), число бастующих шахт равно 220, что составляет
        37% всех шахт страны, а в забастовке участвовали около 220 тысяч шахтеров.
        По сравнению с июлем 1989 г. весенняя забастовочная волна 1991 г. получила
        качественное и количественное приращение: бастует вдвое больше шахтеров, а
        политические требования доминируют над экономическими и приняли
ультимативный характер.
       
По прогнозам экспертов, наиболее вероятный исход - угольная промышленность
        страны полностью отойдет в юрисдикцию республик, что, однако, не решит
        проблем ни экономики, ни шахтеров. Страна выйдет на новый виток социальной
напряженности и новый уровень неразрешимых проблем.
       
Ъ Первая крупная шахтерская забастовка состоялась в июле 1989 г. Бастовало
        окало 100 тыс. шахтеров Кузбасса и Донбасса на более чем 300 шахтах в
        течение 12 - 18 дней. Тогда забастовщики выдвигали лишь экономические
        требования: увеличение районного коэффициента, увеличение продолжительности
        отпуска, улучшение снабжения продовольствием. Неструктурированное
демократическое движение не имело в то время никаких связей с шахтерами.
       
Позже прошла забастовка на шахтах Воркуты, помимо экономических требований
        шахтеры требовали отмены 6-й статьи Конституции СССР. По итогам переговоров
        шахтеров с Совмином СССР было принято постановлением 608, в котором
правительство обещало удовлетворить основные требования.
       
ПОЗИЦИЯ ШАХТЕРОВ
       
Выступая по ЦТ 24 марта, министр угольной промышленности Михаил Щадов
        заявил, что в результате шахтерской забастовки экономика страны уже
        потеряла 250 млн рублей. Потери только в Донецке составляют 100 млн рублей.
        Основным и очевидным следствием забастовок является цепная реакция в других
        отраслях (прежде всего металлургия и машиностроение), что может привести к
коллапсу экономической жизни.
       
Идеологию весенней забастовочной волны формируют городские и региональные
        стачкомы. В ее основе - экономические и политические требования: повышение
        зарплаты в 2 - 2,5 раза, заключение нового тарифного соглашения, отставка
        союзного правительства. Наблюдатели отмечают, что политические требования
парализуют ход переговоров по экономическим вопросам.
       
Между тем во многих стачкомах считают, что с 1989 г. рабочее движение в
        СССР претерпело большие изменения: увеличение масштабов забастовок,
        появление различных забастовочных фондов, опыт отстаивания выдвинутых
        требований. В Воркутинском городском стачкоме, например, теперь считают,
        что выдвигать экономические требования вообще бессмысленно, так как их
        выполнение полностью обусловлено политическими изменениями в стране,
        формулировка главного требования, по их мнению, может быть вполне
однозначной: отставка союзного ВС.
       
ТАКТИКА СОЮЗНОГО ЦЕНТРА
       
Резкая политизация шахтерского движения привела к тому, что правительство
        Павлова колеблется между силовыми и компромиссными способами урегулирования
        конфликта. Центр по-прежнему убежден, что политические требования выдвигают
        не массы шахтеров, а шахтерская элита. Такая оценка предопределяет тактику
        союзного руководства: игнорировать требования политизированных стачкомов,
попытаться расколоть рабочее движение изнутри.
       
Правительство оставило без внимания политическую голодовку представителей
        рабочих комитетов Кузбасса, продолжавшуюся более двух недель, - 26 марта
        милицией был разогнан шахтерский пикет на Манежной площади. Голодовка была
        прекращена. Никто не захотел повторить путь Боба Сэндса и девяти его
        товарищей по смертельной голодовке 1979 г. в Ольстере, а один из шахтеров
заявил: "В этом театре абсурда надо беречь силы".
       
Отказавшись поддаваться давлению, правительство планирует 2 апреля провести
        совещание представителей трудовых коллективов шахт и директората
        предприятий ряда отраслей (машиностроение, строительство, агропромышленный
        комплекс), формирование делегаций на местах уже началось. Однако НПГ,
        получивший от II Съезда шахтеров в октябре 1990 г. мандат вести переговоры
        с правительством, считает, что совещание обречено, потому что вести
        переговоры имеет смысл лишь с бастующими, а не с представителями отрасли
вообще.
       
Ожидается, что на совещании речь пойдет о выполнении постановления N 608.
        Наблюдатели отмечают, что центр попытается использовать опыт Назарбаева,
        сбившего забастовочную волну в Казахстане разрешением заключать бартерные
        сделки и обещанием, что шахты перейдут в республиканскую юрисдикцию.
        По-видимому, союзное правительство также предложит экономическую программу
        развития шахтерских регионов и согласится на переход бастующих шахт в
российское подчинение, передав конфликт на другой уровень.
       
Россия и центр: борьба шахтерами?
       
Итоги Российского референдума в шахтерских регионах (наиболее благоприятных
        для Ельцина), как и возможная передача угольной промышленности с ее
        проблемами России, инициировали действия республиканского правительства по
        урегулированию проблем шахтеров. 22 марта председатель СМ РСФСР Иван Силаев
        на встрече с депутатами Кемеровского облсовета и представителями
        общественных движений заявил, что "новую правительственную программу
        выполнить будет невозможно, если промышленность России окончательно
развалится под ударами забастовки".
       
Скоординированность мер союзного и республиканских правительств могла бы
        сбить накал шахтерских стачек, но в конце марта конфронтация центра и
        России лишь усилилась. Очевидно, шахтерская карта будет разыгрываться как
        той, так и другой стороной. Правительство России использует забастовки как
        средство давления на Горбачева, а союзное правительство традиционно
списывает на них свои экономические неудачи.
       
По словам шахтеров, на встрече представителей рабочих комитетов с Иваном
        Силаевым 26 марта, когда конфликт между двумя правительствами крайне
обострился, разговор о прекращении забастовок уже не шел.
       
Тем не менее по примеру Украины и Казахстана угольная промышленность в
        России, вероятно, отойдет в ее юрисдикцию. Ценность подобного "завоевания"
        в ближайшее 'время весьма сомнительна для России - республиканское
        правительство встанет перед проблемами, которых оно, по всей видимости,
        решить не сможет по причине отсутствия соответствующих ресурсов для дотации
        убыточных шахт. Повышение закупочных цен на уголь нарушит существующую
        ценовую структуру и заставит "латать дыры" в других республиканских
        отраслях. С другой стороны, закрытие нерентабельных шахт вызовет
        безработицу сотни тысяч шахтеров - Россия выйдет на новый виток социальной
напряженности и новый уровень неразрешимых проблем.
       
ШАХТЕРСКАЯ ЗАБАСТОВКА: МЕХАНИЗМ ДЕЙСТВИЯ
       
Угольная промышленность стала первой отраслью отечественной экономики, в
        которой возникло рабочее движение и прошли крупные забастовки. Именно здесь
были созданы первые оргструктуры рабочего движения - стачкомы.
       
В настоящее время шахтерские забастовки способны серьезно повлиять на
        политическую ситуацию в стране. Именно этим объясняются попытки различных
        сил (демократов, российского руководства, Федерации независимых профсоюзов
России) подчинить шахтеров своему влиянию.
       
В большинстве случаев порядок организации и проведения забастовки заметно
        отличается от предусмотренного в Законе о порядке разрешения трудовых
        конфликтов. "Ъ" приводит данные о реальном механизме проведения шахтерских
стачек в 1991 г.
       
Первые стачкомы (в Кузбассе - рабочие комитеты) возникли стихийно во время
        первой массовой шахтерской забастовки в июле 1989 г. Члены стачкомов
        избираются на собраниях рабочих коллективов. В течении 1989 - 1990 гг.
        стачкомы отдельных шахт объединились сперва в масштабе городов, а затем
шахтерских регионов.
       
В соответствии с решениями, принятыми во время шахтерских забастовок в 1989
        г., при региональных стачкомах должен существовать забастовочный фонд для
        материальной помощи шахтерам, формируемый за счет пожертвовании и
        отчислений стачкомов отдельных предприятий. Однако к настоящему времени
        такие фонды созданы лишь при некоторых региональных стачкомах: в Кузбассе,
например, такой забастовочный фонд есть, а в Донбассе нет.
       
Во время забастовки шахтеры отбывают смену, однако не работают, а проводят
        собрания, организуют уборку территории, поддерживают шахту в рабочем
        состоянии. После начала забастовки стачкомы обычно обращаются к другим
        угольным предприятиям с призывом присоединиться к их акции протеста. Однако
        далеко не всегда шахтеры проявляют "классовую солидарность". Так, в 1991 г.
        ряд шахт Донбасса, преобразованных в акционерные предприятия, отказался
поддержать проходящую' забастовку, так как она им экономически невыгодна.
       
Решения о начале или возобновлении забастовки принимались стачкомами
        предприятий, городскими или региональными стачкомами и носили
        рекомендательный характер. Окончательное решение о прекращении работы
        выносилось на собрание рабочего коллектива предприятия. В соответствии с
        Законом о порядке разрешения трудовых конфликтов (принятом в октябре ВС
        СССР), если подобного рода конфликт не удалось решить в согласительных
        комиссиях, в трудовом коллективе проводится голосование о начале
забастовки.
       
При этом решение считается принятым, если за него проголосует две трети
        всего коллектива. Как сообщили корреспонденту "Ъ" в стачкоме Донецка,
        добиться такого результата почти невозможно. Поэтому в этот раз в
        голосовании на большинстве шахт участвовали лишь подземные рабочие, а
управленческий персонал от голосования был отстранен.
       
До сих пор власти в основном шли на уступки бастующим шахтерам, которые
        ограничивались лишь экономическими требованиями. Однако в прошлом году
        демократы установили контакты с наиболее политизированной рабочей
        организацией - Независимым профсоюзом горняков (НПГ), а также с рядом
        региональных стачкомов. Как полагают наблюдатели, одной из причин,
        толкающих лидеров шахтерских стачкомов к радикализму, является условие,
        вошедшее в пресловутое постановление N 608: как только шахтеры признают,
        что правительство выполнило свои обещания, все стачкомы должны быть
распущены.
       
Особенно тесные связи демократам удалось установить с Советом рабочих
        комитетов Кузбасса, лидер которого - народный депутат РСФСР Вячеслав
        Голиков - стал членом Консультативно-координационного совета при
        председателе ВС РСФСР Борисе Ельцине. Сейчас Кузбасс является наиболее
        политизированным шахтерским регионом. В ходе текущей забастовки именно в
        Кузбассе впервые были выдвинуты политические требования: отставка союзного
правительства, ВС СССР, передача власти от президента к Совету Федерации.
       
Входе нынешней забастовки довольно значительную помощь шахтерам оказывает
        движение "Демократическая Россия". Активисты этого движения организуют для
        них сбор помощи. При содействии "Демроссии" в Москве и Новокузнецке были
открыты два банковских счета, на которые перечисляются собранные средства.
       
Солидарность с шахтерами проявляют и лидеры крупнейшего профсоюза США
        АФТКПП. Во время визита активистов НПГ в США был подписан "меморандум о
        намерениях", в соответствии с которым американский профсоюз обязался
        оказывать "консультационную помощь" шахтерскому движению. На прошлой неделе
        руководство АФТ-КПП призвало руководителей угольных отраслей Запада не
продавать уголь Советскому Союзу.
       
Другим союзником бастующих шахтеров стала официальная Федерация независимых
        профсоюзов России (ФНПР). По решению секретариата ФНПР в фонд бастующих
        перечислено 200 тыс. рублей. ФНПР также предоставляет забастовщикам
        транспортные средства для доставки им материальной помощи. Пока позиция
        российских демократов и лидеров ФНПР во многом совпадает. Однако на
        Всероссийском совещании профсоюзных организаций, проходившем 26 - 27 марта,
        председатель ФНПР Игорь Клочков сообщил, что 16 региональных отделений и 5
        отраслевых профсоюзов, входящих в ФНПР, высказались за проведение в конце
        марта - начале апреля кратковременных предупредительных забастовок с
        требованием, чтобы российский парламент как можно скорее принял законы в
        защиту интересов трудящихся (в первую очередь закон об индексации
        заработной платы). Таким образом, если российское руководство и демократы
        рассчитывают использовать шахтеров в своей борьбе против центра, то ФНПР,
        похоже, надеется с помощью шахтеров добиваться защиты социальных интересов
        трудящихся от ВС РСФСР.
       
        Специальное ежемесячное обозрение
       ---
Комментарии
Профиль пользователя