Коротко

Новости

Подробно

Фото: Олег Харсеев / Коммерсантъ

Без полрынка не разберешься

Как обесценились акции российских компаний

Журнал "Коммерсантъ Деньги" от , стр. 37

Отечественный фондовый рынок сократился вдвое, и теперь его совокупная капитализация сопоставима со стоимостью Apple. И похоже, что в этом году сравнивать себя придется уже с корпорациями помельче.


ЕВГЕНИЙ СИГАЛ


Американские биржи завершили 2014 год в плюсе, правда, инвесторы надеялись на больший рост. Ключевой индекс Dow Jones неоднократно обновлял исторические максимумы, а во время предрождественского ралли даже перевалил за психологически важную отметку 18 тыс. пунктов, но по итогам года прибавил всего 7,5%. Индекс широкого профиля S&P 500 вырос чуть больше (11,4%). Однако это несравнимо с итогами 2013 года: тогда Dow Jones вырос на 26,5%, а S&P 500 — на 30%.

Впрочем, по другую сторону Атлантики дела обстояли существенно хуже. Немецкому DAX, индексу локомотива европейской экономики, удалось прибавить за год всего 2,7% (см. график 1). Французский CAC 40 ушел в символический минус (-0,5%), а британский FTSE 100 — в несимволический (-2,7%).

Главная причина столь скромных результатов по обе стороны океана — сворачивание ФРС программы количественного смягчения, в ожидании которого рынки провели весь минувший год. В течение шести лет мировая финансовая система непрерывно накачивалась деньгами, значительная часть которых перетекала на фондовые и сырьевые рынки, раздувая там пузыри и ожидания бесконечных чудес от инвесторов. Наконец 29 октября глава ФРС Джанет Йеллен объявила о снижении безработицы, постепенном выходе из кризиса американской экономики и остановила печатный станок. Еврозона из кризиса пока не выходит, оттого и индексы на ее рынках стагнируют.

Сворачивание количественного смягчения тоже стало одной из причин снижения интереса инвесторов к развивающимся рынкам. Процесс начался еще в 2013 году, тогда отток средств из фондов, ориентированных на развивающиеся рынки, составил $12,2 млрд. В 2014 году тенденция резко усилилась: отток вырос почти вдвое, до $24 млрд. Сводный фондовый индекс MSCI Emerging Markets (по 24 развивающимся странам) упал на 4,6%, а сводный индекс по странам БРИК — на 5,9%.

Развивающиеся рынки демонстрировали разнонаправленную динамику. Гонконгский индекс Hang Seng вырос всего на 1,3%, китайский Shanghai Composite прибавил аж 52,9% (см. график 2). Индийский CNX 100 вырос на 33,2%, а бразильский Bovespa упал на 2,9%.

"Дифференцированная динамика на развивающихся рынках объясняется избирательностью инвесторов. Растут рынки, которые в меньшей степени подвержены рискам падения цен на сырьевые товары и демонстрируют макроэкономическую устойчивость",— говорит главный экономист Deutsche Bank Russia Ярослав Лисоволик.

На сырьевые рынки наибольшее влияние оказало падение цен на нефть. За 2014 год нефть обвалилась почти вдвое, с $110,8 до $57,3 за баррель, и главными бенефициарами стали как раз Индия и Китай. Бизнес-компании в этих странах сократили расходы на закупку топлива, улучшили оперативные показатели деятельности и ожидаемые показатели прибыльности, что подхлестнуло интерес инвесторов к их бумагам.

"К тому же в Индии запускается новая экономическая программа, во власть пришли новые люди, в частности, новым главой ЦБ стал бывший главный экономист МВФ Рагурам Раджан. Как следствие, качество экономической политики улучшилось. А фактор экономического стимула имеет определяющее значение для инвесторов,— отмечает Лисоволик.— В Бразилии же, напротив, на выборах к власти не смогли прийти прорыночные силы, и восприятие этого рынка у инвесторов ухудшилось".

Главный же обвал случился на российском рынке: индекс РТС, рассчитываемый в долларах, по итогам года обесценился почти вдвое, рухнув на 45,2%. Второй российский индекс ММВБ, рассчитываемый в рублях, упал значительно меньше — на 7,2%. Причины такого существенного разрыва очевидны: за 2014 год рубль обесценился к ведущим мировым валютам вдвое.

Нужно отметить, что рост доллара был заметен на всех развивающихся рынках. К турецкой лире доллар укрепился почти на 7%, к южноафриканскому рэнду — на 9,4%, к бразильскому реалу — на 12,5%. Однако к полноценному валютному кризису и девальвации рост курса доллара вкупе с обвалившимися нефтяными ценами привел только в России.

Потерянный год


На российском рынке кризиса ждали с начала года: уже в январе появилась статистика, свидетельствующая о стагнации промышленного производства. Власти понизили ориентиры по ожидаемому росту ВВП, перед страной замаячила перспектива рецессии. Еще до Олимпиады в Сочи ЦБ провел первый раунд девальвации рубля. Инвесторы восприняли это как первые признаки надвигающейся дестабилизации и среагировали ногами: деньги с российского рынка стали уходить, а индексы — падать.

После присоединения Крыма и первых санкций против России события стали развиваться еще стремительнее, и уже к концу марта РТС упал на 20%. Всю весну рынок пытался отыграть потери, и в конце концов ему это даже удалось: к середине июня индекс РТС вернулся к уровням начала года. Главную роль в этом, впрочем, сыграло обострение обстановки на Ближнем Востоке и попытки ИГИЛ взять под контроль Ирак, что привело к временному росту цены на нефть. Однако дальше обострились военные действия на юго-востоке Украины, против России были введены новые санкции, а вместе с ними поднялась и новая волна оттока инвесторов.

Со снижением суверенного рейтинга России и рейтингов госкомпаний и госбанков большинство иностранных инвестиционных и пенсионных фондов потеряли возможность вкладывать средства в российские бумаги и были вынуждены спешно закрывать все позиции: в соответствии с уставами они не могут инвестировать в ценные бумаги с почти мусорным рейтингом. К августу индекс РТС сдал завоеванные весной позиции и снова откатился на 20%.

Багдад тем временем был отбит, цена на нефть снова покатились вниз, на сей раз резко и безостановочно (см. график 3). На этом фоне ЦБ отпустил рубль в свободное плавание, и сразу стало понятно, что плавать рубль не умеет. Вместе с национальной валютой стал тонуть фондовый рынок. В результате за год индекс РТС упал с 1440 до 790 пунктов, а в худшие торговые сессии опускался до 600 пунктов — почти до уровня кризисных значений 2009 года.

Прогноз на ветер


Падают котировки всех российских компаний с той лишь разницей, что некоторые в силу отдельных причин падают быстрее других. Особые причины для обвала в конце третьего и в четвертом квартале нашлись у компании "Башнефть" и АФК "Система". В середине сентября правоохранительные органы обвинили владельца АФК "Система" Владимира Евтушенкова в хищении и легализации акций "Башнефти". Миллиардер отправился под домашний арест, акции "Башнефти" рухнули на 21%, акции "Системы" — на 37%. А после того как в октябре арбитражный суд столицы постановил вернуть акции "Башнефти" в собственность государства, падение продолжилось, и по итогам года акции "Башнефти" потеряли 38%. Привилегированные акции компании, по которым инвесторы ждали щедрых дивидендов и которые считали одними из самых надежных бумаг в секторе, упали на 35%.

Акции самой "Системы" обесценились вчетверо, потеряв 75% стоимости. Такая оценка вполне соответствует положению вещей: "Башнефть" приносила "Системе" три четверти чистой прибыли. Евтушенков, впрочем, не унывает: выйдя в декабре из-под домашнего ареста, первым делом он сходил на встречу бизнесменов с Владимиром Путиным, ожидает скорого укрепления рубля и уверен, что переживет потерю "Башнефти". В том, что бизнесмен с состоянием $9 млрд (по версии Forbes) переживет эту потерю, можно не сомневаться, другой разговор, как ее перенесут многочисленные миноритарные акционеры "Башнефти". На выплату крупных дивидендов им точно больше не стоит рассчитывать.

Еще одна громкая история в минувшем году — обвал акций "Мечела". В марте Альфа-банк потребовал от компании досрочного возврата $150 млн. Сделать это сразу одной из крупнейших металлургических компаний страны оказалось трудно: "Мечел" в течение шести лет находится в перманентном долговом кризисе. Компания чуть не подпала под технический дефолт, а ее акции обесценились почти вдвое.

Осенью обратился в суд еще один из трех основных кредиторов "Мечела" — ВТБ. Банк потребовал от металлургической компании и ее зарубежных трейдинговых структур возврата 63 млрд руб. На фоне того что госбанк, по сути, приступил к банкротству компании, продолжился обвал ее акций. По итогам года они обесценились на три четверти, как и акции "Системы".

Впрочем, на данный момент "Мечел" продолжает переговоры с властями и кредиторами о реструктуризации долга, общая сумма которого составляет уже $6,4 млрд.

Серьезные прогнозы в нынешних условиях эксперты не решаются делать не только на год или квартал, но и даже на месяц. "Мы не знаем, как откроются рынки завтра утром, да и никто не знает. А тот, кто утверждает, что знает,— либо шарлатан, либо спекулянт, который хочет настроить рынок на нужную ему волну",— говорит начальник казначейства одного из крупных частных банков.

Прогнозы тем более бессмысленны, что поведение нашего рынка уже год определяется по большей части политическими факторами, предсказать которые тоже невозможно. Одно можно сказать точно: ни массовому инвестору, ни профессиональному на таком рынке делать нечего.

Комментарии
Профиль пользователя