Коротко

Новости

Подробно

2

Фото: Евгений Дудин / Коммерсантъ

Физика экспериментальных инвестиций

Как Юрий Мильнер делает высокотехнологичные компании золотыми

Журнал "Коммерсантъ Деньги" от , стр. 28

Начав собственный бизнес сильно после тридцати, Юрий Мильнер стал самым известным из европейских инвесторов в высокотехнологичные компании. Самого его, впрочем, больше привлекает Азия.


АННА ГОЛЬДБЕРГ


На прошлой неделе китайский производитель смартфонов Xiaomi представил сразу несколько новинок — больше, мощнее и, как обычно, дешевле аналогов. Считается, что китайский рынок смартфонов уже близок к насыщению, но эксперты уверены, что новинки компании найдут место на индийском, малайзийском и даже российском рынках. В прошлом году выручка созданной в 2010-м Xiaomi перевалила за $1 млрд, и за счет нового броска она надеется удвоить этот показатель — в результате стоимость компании должна существенно вырасти. "Конечно, это будет уже не 300% роста в год, как было в 2014-м, скорее 50% или 100%",— считает инвестдиректор венчурного фонда Life.Sreda Игорь Песин.

Неудивительно, что за несколько месяцев до этого владельцев Xiaomi, решивших провести очередной раунд инвестиций, просто завалили предложениями. По данным Reuters, на долю в компании претендовал даже основатель Facebook Марк Цукерберг, однако получил отказ — из опасений, что его деньги не понравятся властям КНР, шесть лет назад запретившим Facebook в стране. В конце декабря стало известно, что в числе нескольких частных инвесторов, вложивших в Xiaomi более $1,1 млрд и поднявших тем самым ее капитализацию до $40 млрд, оказался фонд DST Юрия Мильнера.

Едва ли можно этот успех объяснить просто тем, что "русские" деньги китайский рынок предпочел "американским": в последнее время российским инвесторам в Китае работать ничуть не легче, чем в других странах. Дело скорее в Мильнере. Впрочем, в данном случае сделка была предопределена. Фонд DST с 2012 года был акционером Xiaomi, а значит, скорее всего, обладал правом увеличить пакет акций при повторном раунде инвестирования. "В общей сложности инвестиции в компанию составили порядка $0,5 млрд",— рассказал представитель DST Леонид Соловьев.

"Тактика Мильнера остается неизменной, в принципе он ею и знаменит: вкладываться в правильные компании, которые еще не перестали быть стартапами, но показали хороший рост, а потом давать им полную свободу,— рассказывает Виталий Полехин, руководитель Клуба инвесторов Московской школы управления "Сколково".— Вся разница в том, что раньше он находил такие компании в России, США или Европе, а сейчас — почти всегда на растущих ураганными темпами рынках Азии".

И если раньше Мильнер уговаривал создателей успешных интернет-проектов принять деньги инвесторов, то теперь перспективные компании рады видеть фонд DST Мильнера в числе акционеров. Да и средства Мильнер часто вкладывает уже свои.

Взаимодействие элементарных частиц


"Я познакомился с Юрием Мильнером в 1999 году, когда он искал компанию-разработчика для одного из своих новых проектов,— рассказывает директор венчурного фонда Vestor.In Partners Павел Черкашин.— Он сразу спросил, сколько нам нужно денег и времени, чтобы сделать проект. Я назвал довольно крупную сумму и обозначил срок в полгода, а он ответил, что заплатит вдвое больше, если мы сделаем за три месяца,— и мы ударили по рукам. Нам, конечно, страшно повезло с таким инвестором, но и он тоже не прогадал: через пару лет продал пакет акций этой компании в десятки раз дороже".

Юрию Мильнеру на тот момент было 37 лет, а его первая собственная компания NetBridge существовала всего несколько месяцев. Сын известного ученого-экономиста, долгое время он и сам занимался наукой. Окончил физический факультет МГУ и пять лет занимался диссертацией на тему квантовой хромодинамики (изучает взаимодействие элементарных частиц), работая в Институте физики Академии наук, в отделе будущего нобелевского лауреата Виталия Гинзбурга. А параллельно, подобно многим ровесникам и будущим соседям по списку Forbes, до начала 1990-х торговал компьютерами. Однако все изменилось, когда пришло время серьезных капиталов. Мильнер бросил институт и диссертацию и в 1990-м на два года уехал учиться в Пенсильванию, в престижную Уортонскую школу бизнеса. Позже он решил реабилитироваться перед наукой, в 2012 году учредив крупнейшую в мире премию Milner Prize и выдавая по $3 млн исследователям в области фундаментальной физики.

В Россию Мильнер вернулся только в 1995-м — получив MBA, три года работал экспертом по российской банковской системе во Всемирном банке. Здесь его дороги с недавними торговцами оргтехникой воссоединились: он получил пост генерального директора инвестиционно-брокерской компании "Альянс-МЕНАТЕП" в группе Михаила Ходорковского. В этой должности проработал следующие четыре года. Ненадолго, на несколько месяцев, оставил ее, чтобы возглавить инвестиционное подразделение банка МЕНАТЕП, и вернулся после того, как у банка была отозвана лицензия. Как рассказывает Мильнер, в 1999 году ему на глаза попался обзор одного из аналитиков Morgan Stanley о состоянии и перспективах бизнеса в интернете, и в течение месяца он принял решение начать уже собственное дело в этой области.

Стратегия была выбрана простая, но верная: не придумывать новое, а переносить в российский интернет успешно работающие модели. Для начала скопировать магазин Amazon, электронный аукцион eBay и бесплатный веб-хостинг Geocities. С этим проектом Мильнер обратился к знакомому по МЕНАТЕПу Григорию Фингеру, который тогда возглавлял российское отделение американского инвестиционного фонда New Century Holding (NCH). В результате в новый проект согласились инвестировать и фонд, и лично Фингер: была создана компания NetBridge, в которую NCH вложил $4,5 млн при условии, что Мильнер и Фингер вложат $750 тыс. из личных средств.

Хождение по соцсетям


На самом деле уже на стадии реализации первых задуманных проектов — аналогов eBay и Geocities — Мильнер имел в виду и покупку проектов уже состоявшихся. Эти аналоги — Molotok.ru (русский eBay) и Narod.ru (русский Geocities) — реализовывались совместно с компанией "Яндекс", лидером российского IT. И уже в начале 2000 года Мильнер предложил купить контрольный пакет "Яндекса". Тут его постигла первая неудача: основатели поисковика от сделки отказались, опасаясь тирании нового владельца: Мильнер считал, что занимать ниши надо как можно быстрее, а Аркадию Воложу, основателю "Яндекса", была важнее тщательность. "Юный русский интернет-рынок манил инвесторов, как новый Клондайк... Юра был самый активный из всех, он просто давил, давил и давил... Возразить, вставить слово было невозможно",— вспоминал Волож.

Мильнер сразу усвоил урок, и в дальнейшем о его тирании на рынке никто не слышал. С начала 2000-х за ним закрепилась репутация инвестора-мечты: на деньги не скупится, в операционную деятельность не лезет.

За первую ошибку, впрочем, пришлось заплатить: созданные проекты были поделены с "Яндексом" — последнему достался Narod.ru, в NetBridge остался Molotok.ru. Взамен утраченного сервиса молодая компания попыталась создать веб-хостинг Boom.ru, а также магазин 24х7 по подобию Amazon, но оба проекта оказались неудачными и закрылись. NetBridge было решено объединить с популярным тогда порталом Port.ru Евгения Голанда, которому принадлежала также доля в почтовой службе Mail.ru, тоже, впрочем, убыточной. Мильнер стал гендиректором Mail.ru, снизил расходы на 80%, но денег все равно не было, и в начале 2003 года ему пришлось снова стать наемным работником — предправления концерна "Нефтяной". В этой должности Мильнер проработал всего год и, покинув ее до скандала с закрытием концерна и уступив кресло Борису Немцову, вернулся в бизнес.

Вместе с Фингером он создал новый инвестиционный фонд — Digital Sky Technologies (DST), в который вошли активы NetBridge (американский фонд NCH к тому времени из нее уже вышел) и Mail.ru (а из этого актива вышел Голанд). На новом этапе решили сфокусироваться на платежных системах, онлайн-играх и соцсетях.

На последних — особенно. С 2005 года началось триумфальное восхождение к вершинам бизнеса Facebook, и Мильнер пристально следил за ним. Контрольный пакет "Одноклассников", 30% соцсети "ВКонтакте" (к осени 2014 года Mail.ru стала ее единственным акционером) — можно сказать, это был путь Мильнера к Facebook. Чтобы подступиться к инвестициям в международные интернет-компании, Мильнер привлек в DST крупные международные инвестфонды. К 2008 году акционерами DST стали инвестбанк Goldman Sachs, фонд Tiger Global и южноафриканский медиаконцерн Naspers — однако в это же время начался кризис, получить инвестиции от западных компаний стало практически невозможно.

Покупка всего 2% акций Facebook открыла для фонда DST Юрия Мильнера путь во все интересные стартапы

Фото: Reuters

Теперь миллиардер


Финансирование нашлось на родине. Владелец группы "Металлоинвест" Алишер Усманов после двух месяцев переговоров согласился выдать Мильнеру деньги в обмен на треть акций DST. Сумма сделки не объявлялась, но источники на рынке утверждают, что Мильнер получил чуть менее полумиллиарда долларов — и почти сразу вложил их в акции быстрорастущих американских компаний.

Прежде всего в вожделенный Facebook. История этого приобретения удивительна. Известно, что Цукерберг в ожидании скорого IPO отказывал в продаже акций почти всем, а неизвестному Мильнеру из России после двухчасовой аудиенции продал за $200 млн 1,96% акций. Впрочем, цена была чуть ли не впятеро выше той, что предлагали другие, так что отчего бы и не продать. На следующий год, когда доля в Facebook была увеличена до 10% (примерно за $700 млн), сделка была признана безусловным успехом, и журнал Fortune поставил Мильнера на 46-е место в числе самых умных технологических инвесторов на планете. Мильнер купил еще несколько перспективных американских стартапов — 4,44% акций сервиса коллективных скидок Groupon и 1,3% акций производителя онлайн-игр Zynga. Во всех сделках особо оговаривалось, что инвесторы не претендуют на место в совете директоров и не хотят влиять на оперативное управление. В Америке даже появился новый термин — DST-style deal, когда сделка заключается на крайне выгодных для основателей стартапа условиях.

В сентябре 2010 года компания DST разделилась на Mail.ru Group, в которую вошли российские активы, и фонд DST Clobal, которому остались глобальные инвестпроекты. Однако в преддверии IPO в портфеле Mail.ru Group было решено оставить часть акций Facebook, Groupon и Zynga. Это произвело должное впечатление: в ходе IPO в ноябре 2010 года инвесторы приобрели 16,8% акций компании, оценив ее в $5,7 млрд. Из чуть более $900 млн полученных денег акционеры забрали $828 млн. Мильнер стал миллиардером. Следующий крупный успех — IPO Facebook в мае 2012 года. Компанию оценили в $104 млрд, прибыль Мильнера в паре с Усмановым от продажи части акций — от $1,5 млрд до $1,8 млрд.

"Дальше DST шел, на мой взгляд, по уже отработанной инвестиционной стратегии: покупал миноритарные пакеты быстрорастущих компаний на стадии пре-IPO с целью последующей перепродажи актива по высоким мультипликаторам на открытом рынке",— комментирует Тимур Нигматуллин, аналитик ИХ "Финам". В число таких компаний вошли сервис аренды жилья по всему миру Airbnb, музыкальный сервис Spotify, сервис микроблогов Twitter и две китайские онлайн-корпорации по продаже товаров через интернет: JD.com (прежнее название — 360Buy) и Alibaba Group. Из названных компаний IPO прошло только у Twitter (конец 2013 года) и онлайн-продавца Alibaba (осень 2014 года). После IPO сервиса Twitter инвестиции DST почти удвоились: в 2011 году фонд купил 5% акций за $380 млн, которые были оценены в $708 млн. После IPO сервиса Alibaba инвестиции DST выросли в восемь раз: в 2011 году компания оценивалась в $32 млрд, при IPO — в $277 млрд. IPO трех других компаний ожидается в этом году.

"С интересующими Мильнера сферами все уже понятно довольно давно, так что сейчас все внимание скорее на географию его инвестирования. И это азиатские рынки, в огромные перспективы которых верят многие крупные инвесторы",— рассуждает Сергей Топоров, топ-менеджер по инвестициям венчурного фонда LETA Capital. "Вкладывать в растущие азиатские компании — это действительно мечта многих инвесторов, однако для большинства из них неосуществимая. Не в плане денег, а в плане выстраивания отношений с владельцами компаний,— считает глава инвестфонда Maxfield Capital Александр Туркот.— Китайский рынок очень сложный для вхождения. И то, что Мильнеру удается в него вкладывать,— показатель и его ума, и его везения. Впрочем, Мильнер заслуженно может пользоваться тем, что его имя теперь работает на него. Пожалуй, он самый популярный инвестор в Европе, а не только в России. Пока, правда, не в Америке. Так что расти еще есть куда, конечно".

Комментарии
Профиль пользователя