Коротко

Новости

Подробно

Фото: Дмитрий Лебедев / Коммерсантъ   |  купить фото

Попросили не бурить

Когда санкции еще напомнят о себе

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 11

Политика нефтегазовых санкций обкатана давно — в разное время они вводились против Ирака и Ирана, неформально — против Венесуэлы. Эти страны, как и Россия,— владельцы крупных запасов нефти, от освоения которых на треть зависит их экономика. Но только Россия в последние годы имела возможность стабильно добывать и экспортировать нефть. Так что выбор нефтегазового направления в антироссийской политике очевиден. Объясним и формат санкций: не остановить или изолировать отрасль, от которой сейчас сильно зависит тот же ЕС, но заморозить ее перспективное развитие.


Появление в Крыму "вежливых людей", присоединение региона к России и последовавший за этим международный скандал — по крайней мере поначалу казалось, что все это далеко от российского ТЭКа, обеспечивающего минимум 30% ВВП. В последние 15 лет российские нефтегазовые компании развивались стабильно — наращивали запасы, делили шельф, выходили на новые рынки. Теперь им предстоит жить в новом режиме.

К октябрю под западные секторальные санкции попали все российские компании, добывающие нефть, в "персональных" списках оказались "Роснефть", ЛУКОЙЛ, "Газпром нефть", "Сургутнефтегаз" и НОВАТЭК. Им запрещено привлекать долгосрочное финансирование в американских банках (большинство европейских отказывают в кредитах из солидарности), а также ограничен доступ к оборудованию для добычи в Арктике, на глубоководном шельфе и на сланцевых месторождениях (секторальные санкции касаются всех — даже за пределами списка). Поначалу компании старались не показывать беспокойства. Президент "Роснефти" Игорь Сечин, который оказался в черных списках, в июле этим даже бравировал: США он называл хорошей страной и жаловался, что теперь не сможет покататься по ней на мотоцикле и показать природу детям. Но уже в 20-х числах сентября почти все нефтяники признали, что технологические ограничения серьезно повлияют на их развитие, а "Роснефть" примерно тогда же официально потеряла основного стратегического партнера в лице американской ExxonMobil.

Специфика этого раунда санкций, отчасти объясняющая относительное спокойствие пострадавших, в том, что он не затронул текущую работу отрасли. Отказаться от российских нефти и газа Европа не может — иначе мир получит кризис образца 1973 или 1980 года. В ближайшие годы добыча нефти в России будет стабильной — на уровне 525 млн тонн, уверяют в правительстве. То есть прямого влияния санкций нет и пока не будет. На каких-то проектах начнется естественный спад, но планируется ввести несколько некрупных новых.

"Санкции — это удар на перспективу. Россия так или иначе является энергодержавой, но вопрос, сможет ли она этот статус удержать, остается открытым",— говорит топ-менеджер одной из нефтекомпаний. До введения санкций на шельфе к 2020 году планировалось добывать 25% российской нефти. Правда, добыча в Арктике, как неофициально признают в отрасли, нерентабельна при нефти дешевле $100 за баррель. "С такой конъюнктурой, как сейчас, проекты и так бы сдвинулись на год-два",— признает один из нефтяников. Но если санкции не будут сняты в обозримом будущем, их эффект будет неизбежным — своих технологий для работы в Арктике нет и взять их неоткуда.

Не менее важны для развития отрасли и сланцы Баженовской свиты, запасы которой оценивают в 2,7-13,6 млрд т. Здесь у России есть хоть какой-то собственный опыт: "Сургутнефтегаз", уже осваивающий эти ресурсы, старается максимально локализовать производство. Но в целом ситуация аналогична той, что сложилась вокруг шельфа Арктики: западные технологии критичны, а добыча рентабельна только при цене нефти более $90 за баррель. Следующим шагом в секторальных санкциях, считают собеседники "Ъ", могут стать ограничения на оборудование для СПГ — это отрежет Россию от самого перспективного сегмента рынка газа без каких-либо шансов на импортозамещение вообще.

Единственный выход, который предлагает нефтяникам государство,— обращаться за оборудованием к китайцам. Но и тут не все гладко. "Нас не то чтобы там ждут,— рассказывает один из участников рынка.— Говорим китайцам, что готовы брать, они отвечают: без проблем, но, пожалуйста, в очередь — через три года поставим". К тому же китайские поставщики уже не раз официально признавали: полного списка оборудования, необходимого для освоения шельфа Арктики и сланцев, в ближайшие годы они обеспечить не смогут. Остаются серые схемы — например, поставка техники якобы для освоения обычных месторождений Западной Сибири. Хочется надеяться, что до реализации уже появившихся идей "экспроприации" временно ввезенной в страну техники западных компаний дело все же не дойдет.

Кирилл Мельников


Комментарии
Профиль пользователя