«Свертывание военных программ обернется для государства повышенными затратами»

Замминистра обороны Татьяна Шевцова о финансировании Минобороны

Бюджет Министерства обороны в 2015 году остается одним из самых крупных — по статье «Национальная оборона» ведомство получит 3,3 трлн руб. Чем грозит его сокращение и почему военные расходы выгодны не только военным, замминистра обороны по финансам ТАТЬЯНА ШЕВЦОВА рассказала корреспонденту “Ъ” ИВАНУ САФРОНОВУ.

Фото: Вадим Савицкий

— Насколько реален секвестр оборонного бюджета?

— Бюджет принимался в сложных условиях, часть расходов по государственным программам действительно была секвестрирована, но статьи «Национальная оборона» это не коснулось, хотя многие эксперты настаивали на этом. Я считаю, что призывы к сокращению военных расходов в настоящее время в корне неправильны.

— Какие основные финансовые параметры у вас запланированы на 2015 год?

— На оборонные расходы планируется потратить 3,3 трлн руб., что составляет 4,2% от внутреннего валового продукта страны. Нельзя рассматривать расходы на оборону только как расходы на содержание армии. Основная часть этих расходов — а это более 65% — будет направлена на перевооружение армии и флота, а также на модернизацию предприятий ОПК.

Именно благодаря оборонному бюджету в ближайшие десятилетия промышленность сможет обновить производственную базу, создать квалифицированные рабочие места. Сегодня в этой отрасли работают более 4 тыс. компаний, так или иначе задействованных в производстве продукции военного назначения, из них 1339 предприятий, включенных в единый реестр ОПК, составляют основу отечественной промышленности, еще около 1 тыс.— работают с ними в кооперации, остальные же поставляют материалы и комплектующие. Доля выручки первой группы в ВВП выросла с 5,5% в 2009 году до 9% в 2013 году. Совокупный же вклад в ВВП всей отрасли в прошлом году можно оценить на уровне 14–15%. Не стоит также забывать, что на предприятиях ОПК трудится более 2 млн человек, вместе с семьями это получается около 5 млн — наличие у предприятий нашего заказа гарантирует работникам стабильную высокооплачиваемую работу, а значит, и достаток в семьях.

— И все-таки разговоры о необходимости военным поджать свои расходы не утихают.

— На наш взгляд, трогать военные статьи расходов сейчас не стоит. Надо понимать, что мы не просто модернизируем армию и флот, а фактически выводим их из тяжелейшего состояния, в которое они попали в тот период, когда вооруженные силы постоянно недофинансировались и поставки нового вооружения осуществлялись в весьма ограниченных количествах. Этот объективно долгосрочный процесс, на который уже затрачены значительные финансовые ресурсы, требует логического завершения. Любое снижение бюджетных расходов в рамках финансирования госпрограммы вооружений приведет к значительным потерям федерального бюджета.

— Есть политические причины для сохранения повышенного финансирования оборонных программ?

— Сегодня явно прослеживается повышение военных угроз России. Это выражается в усилении военной активности НАТО, увеличении боевого состава войск альянса вдоль границ с Россией, постепенном наращивании возможностей системы противоракетной обороны, скрытной разработке гиперзвуковых ударных и других средств поражения. Все это свидетельствует о необходимости укрепления обороноспособности страны, руководство Минобороны не может на это не реагировать. Одна из задач Запада состоит в том, чтобы сорвать модернизацию вооруженных сил, заставить нас или совсем свернуть ее, или максимально скорректировать намеченные показатели в сторону их уменьшения. И если это будет сделано, то можно будет констатировать, что они своих целей добились. Я твердо убеждена, что задачи по созданию современных вооруженных сил нельзя откладывать. Мы потеряем темп, и впоследствии, когда вновь вернемся к модернизации армии и флота, затратим намного больше ресурсов. Экономия от свертывания военных программ на самом деле обернется повышенными затратами для государства.

— Рост военных расходов не вредит экономике страны в целом?

— Кроме аспекта обеспечения обороноспособности страны есть еще и экономический эффект. Инвестирование в ОПК стимулирует различные отрасли экономики нашей страны. При разбивке расходов Минобороны по отраслям экономики мы увидим, что гособоронзаказ затрагивает почти все существующие отрасли — ракетно-космическую, авиационную, судостроительную, автомобильную промышленность, а также образование, строительство и здравоохранение. На практике увеличение производства предприятиями ОПК порождает спрос на металлы, электроэнергию, услуги транспорта и так далее, что, в свою очередь, приводит к росту объема производства, которые через определенный период времени предъявят больший спрос на продукцию других отраслей уже в соответствии с собственной структурой затрат.

Помимо прямого эффекта увеличения валового производства российского ОПК за счет роста объемов закупок вооружения, военной и специальной техники, а также военных НИОКР финансирование высокотехнологичных отраслей экономики порождает косвенные мультипликативные эффекты закупочных и инвестиционных мероприятий в рамках госпрограммы вооружений до 2025 года. Она сейчас разрабатывается и должна быть утверждена к концу 2015 года.

Исторический опыт свидетельствует о том, что основу экономической мощи, технологической и оборонной безопасности нашей страны во времена СССР составлял научно-производственный комплекс, сложившийся в результате гигантских усилий по индустриализации экономического уклада страны. Особая роль здесь всегда принадлежала оборонному комплексу, который развивался приоритетно по сравнению с гражданским сектором экономики, что позволило оснастить оборонные заводы, НИИ и КБ новейшим высокопроизводительным научным и промышленным оборудованием, внедрить и освоить новейшие технологии военного и гражданского назначения, создать уникальные научные школы. Научно-технические достижения ОПК были главным источником технологических нововведений и в гражданском секторе экономики. Все это позволило сформировать мощную научную и технологическую инфраструктуру, которая дала возможность создать современные системы вооружения, по сей день пользующиеся спросом и конкурентоспособные на международных оружейных рынках.

— Но гражданский сектор сегодня хочет развиваться не только за счет военных программ.

— Я считаю, что на сегодняшний день противопоставлять решение задач социально-экономического развития и обеспечения военной безопасности некорректно, так как сейчас они интегрированы в единое целое: та же Объединенная авиастроительная корпорация успешно разрабатывает и производит военные самолеты серии «Су» и выпускает гражданские авиалайнеры Sukhoi Superjet. Уже сейчас доказано, что участие в гособоронзаказе оказывает позитивное влияние на регионы с высокой долей оборонной промышленности в валовом региональном продукте. Поддержание военных расходов на уровне 4% ВВП, характерном для большинства стран, и налаживание цепочек перехода военных технологий в гражданский сектор являются важнейшими факторами экономического роста.

Картина дня

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...