Коротко

Новости

Подробно

Дочь металлурга

Одна косолапость, которую помогли вылечить многие люди

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 8

Жизнь. Продолжение следует

Алена Бойчук, дочь металлурга Ивана Бойчука с Красноярского алюминиевого завода, родилась с косолапостью. Правая нога была сильно подвернута, было ясно, что ребенок не сможет ходить. Врачи говорили — ладно, не стоит беспокоиться, это лечится. Ивану Бойчуку и его жене Наталье пришлось действовать. Год держали девчонку в гипсе, год делали ей массажи, на третий год случился рецидив, косолапость вернулась.


Тогда родители узнали о клинике в Ярославле, где болезнь лечат за приличные деньги, которых не бывает у рабочих. Обратились за помощью в Русфонд. Дочь металлурга теперь летом не вылезает из роликов, зимой собирается поступать в танцевальный кружок. Мать Наталья разливает по чашкам чай и рассказывает, что хотела бы завести еще двоих детей.

Наталья Бойчук:

"Когда Алена у нас родилась, мне сразу сказали: правосторонняя костно-мышечная косолапость. Я сначала не видела этого — их же приносят запеленутых. А распеленала — увидела. Конечно, шок. Стопа была прямо как кулачок вся согнута. Я в слезы, конечно. Не знаю, что делать, как лечить. Но меня там успокоили, говорят, успокойтесь, все это лечится, не переживайте.

Стали искать докторов мы, кто нас будет лечить. Год жизни у нас в гипсе. Гипс сняли, все равно нога была повернута, плюс ходила Алена на ребре стопы. Но косточки уже выпрямились, уже просто осталась косолапость. Второй год были у нас массажи и лечебная физкультура, физиолечение, потом получили мы инвалидность. А в три года — рецидив. И нам посоветовали обратиться в Русфонд за помощью, чтобы начать лечение по методу Понсети. Сначала гипсовались мы в Красноярске, потом стало ясно, что нужна операция в Ярославле.

Но все прошло как-то очень легко. В поезде мы весело ехали. Приехали, все анализы сдали, легли в больницу. Там нас понаблюдали и на следующий день сделали операцию, сорок минут она шла. А через неделю уже выписали. Год почти прошел с тех пор, и становится все лучше и лучше с каждым разом. Ножка крепнет, мышцы появляются. Ролики не снимаем прям, катается она. Вот было укорочение ноги и укорочение стопы. Сейчас укорочения ноги уже нет, стопа подросла, пять миллиметров всего разница. Сказали: два-три года, и все будет вообще хорошо.

Алена эта, она у меня девочка-самолет. Все у нее вокруг подружки, все друзья. Ссорятся, мирятся, дерутся, все как у всех. Я ее на все кружки записала в саду. Планируем еще пойти заниматься танцами, тут рядышком у нас. Плюс мы тут мероприятия все в округе обошли. Раньше не могла она ходить на дальние расстояния — нога уставала, болела, натирала. А сейчас — все вокруг наше. Горки все наши.

Мы с мужем хотим еще детей. Мне все равно, мальчики будут или девочки. А вот муж, конечно, наследников хочет. Останавливало то, что надо было лечить Алену. А сейчас вот реабилитации станет меньше, массажи у нас не так часто, поэтому можно будет на работу устраиваться мне. Вот устроюсь на работу, там уже и детей планировать начнем. Двоих, наверное, пока. А там — поглядим".

Сергей Мостовщиков, специальный корреспондент Русфонда


W.

весь сюжет rusfond.ru/after

Комментарии
Профиль пользователя