Коротко

Новости

Подробно

Фото: Василий Максимов / Коммерсантъ   |  купить фото

Услышит ли Москва команду "Газы!"

Журнал "Коммерсантъ Деньги" от , стр. 9

Выброс вредных газов 10 ноября в районе Московского НПЗ в Капотне показал, что власти не в состоянии оперативно реагировать на подобные ситуации.


АЛЕКСЕЙ БОЯРСКИЙ


"Газы!" — торжественно командует военрук, и выстроившиеся у парт школьники, задержав дыхание, судорожно натягивают противогазы. Военрук снисходительно поглядывает на секундомер. Помните? Нынешние школьники тоже ежегодно проходят тренинги на случай чрезвычайных происшествий: звучат сигналы тревоги, натягиваются противогазы, дети организованно покидают "зараженное" школьное здание. И тогда, и сегодня подобные мероприятия похожи на профанацию: не дай бог что случится — реальные действия не будут иметь ничего общего с показательными тренингами. В этом была возможность убедиться. В выложенном 10 ноября на YouTube ролике, снятом жительницей района Кожухово с балкона, картина буквально газовой атаки. Смог застилает пространство. По словам жителей квартала, стоял резкий запах сероводорода. Впрочем, скоро южный ветер рассеял смог и отнес вонючее облако в центр города — тухлым запахло уже на Красной площади и на Охотном Ряду. В Госдуме начали водить носом и поговаривать об экологическом преступлении. "Что за МЧС, в котором не знают, откуда запах?" — выступил перед началом пленарного заседания Госдумы Владимир Жириновский.

В архиве документов на сайте МЧС есть Памятка о действиях населения при авариях на объектах с выбросом аварийно химически опасных веществ (АХОВ). Из нее следует, что население, проживающее в зоне даже возможного химического заражения, связанного с выбросом АХОВ, должно быть извещено сигналом тревоги с использованием всех возможных источников — громкоговорителей, телевидения, радио. Дальше даются инструкции: оказавшимся на улице — дышать через мокрые повязки, оказавшимся в помещении — отключить принудительную вентиляцию. Там же рассказывается, при выбросе каких газов (легких или тяжелых) и в какое время года (зима, лето) нужно прятаться на нижних или верхних этажах зданий.

Ничего сделано не было: сигналы тревоги не подавались, даже детские учреждения продолжили работу в обычном режиме. И уж о противогазах, конечно, никто не вспомнил — кто вообще помнит, где они хранятся? Только в середине дня городские власти дали совет "по возможности сидеть дома".

Обратите внимание, в памятке идет речь о возможном химическом заражении. А ведь достоверной информации ни об источнике выброса, ни о составе газов не было до самого вечера. А если бы это были теракт или масштабная авария с выбросом отравляющих веществ? 10 ноября в пробах воздуха помимо заметно превышенного ПДК сероводорода были обнаружены изопропилбензол (превышение ПДК в 30 раз), ксилол (в 2 раза), пропаналь (в 13 раз). Впрочем, на этот раз пронесло — и в переносном, и в прямом смысле: ветер разнес выброс, снизив его концентрацию. Можно считать, что обошлось: сведений о пострадавших нет. Уже утром 11 ноября замеры показали нормальные концентрации зашкаливавших накануне веществ.

Приходится признать, что город как был не готов к экологическим катаклизмам четыре года назад, так не готов и сейчас. Во время смога и гари от торфяных пожаров летом 2010 года в Москве в десять раз чаще вызывали неотложку, а смертность выросла вдвое. В качестве помощи москвичам на базе районных управлений социальной защиты населения были открыты 123 центра для отдыха от смога. В пунктах имелись кондиционеры, там можно было выпить чаю и отдохнуть. Однако открыли их только через три недели после появления запаха гари. Тогдашний мэр столицы до последнего момента не относился к смогу всерьез: в разгар событий покинул город, уехав в отпуск. Нынешний мэр отдал распоряжение найти виновных в выбросе. Московская прокуратура возбудила уголовное дело по статье о нарушении правил выброса в атмосферу загрязняющих веществ. В принципе при отсутствии ущерба здоровью граждан должностным лицам, руководителям МНПЗ, грозит штраф 20 тыс. руб., а юридическому лицу — до 300 тыс. руб. Серьезные же убытки заводу, принадлежащему "Газпром нефти", принесет приостановка работы на 90 дней — эта мера может быть применена по результатам проверки. Впрочем, пока руководители МНПЗ не признают предприятие источником выброса, утверждая, что изопропилбензол в производстве вообще не используют. И оказывается, что после того, как зловонное облако рассеялось, выяснить его происхождение крайне трудно.

Сегодня в Москве около трех десятков промышленных объектов, работающих с опасными газами, в частности c аммиаком и хлором. И это не считая объектов, представляющих радиационную опасность. Из 65 существующих в России особо опасных производств, которые используют радиоактивные материалы, 20 расположены в столице.

Комментарии
Профиль пользователя