Коротко


Подробно

Фото: Фото из личного архива

Цена вопроса

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 13

Гузалия Островская,


партнер юридической компании "РУ Лекс"


Кадастровая стоимость как одна из характеристик объекта недвижимости появилась в 1999 году и была лишь строчкой в кадастровом паспорте, пока ее не возвели в статус основы для расчета обязательных платежей. Столь высокий статус был дан не зря, ведь кадастровая стоимость — родная сестра рыночной, только рожденная методом массовой оценки. По задумке законодателя применение кадастровой стоимости должно наполнить местные бюджеты, ведь справедливо, когда налог и аренда определяются с учетом реальной стоимости объекта. А чтобы сгладить несовершенство метода массовой оценки и исправить погрешности усреднения, была предусмотрена возможность привести кадастровую стоимость в соответствие с рыночной.

Все бы хорошо, пока после оценки кадастровой стоимости на 2013 год не стало понятно, что разница с рыночной настолько значительна, что процедура оспаривания кадастровой стоимости превратилась в битву бюджетов — частного и публичного. Полем битвы стали судебные залы и кабинеты специально созданных при Росреестре комиссий. Если суды хотя бы поначалу занимали позицию заявителя, то комиссия в Москве сразу показала, что ей важнее интересы бюджета. Вплоть до мая 2013 года подавляющее большинство заявлений землевладельцев отклонялось. Только изменение порядка работы комиссии позволило искоренить саботаж, и связано с этим или нет, но к середине 2013 года в Москве появились долгожданные положительные решения.

Но недолго радовались землепользователи — актуализация кадастровой стоимости 2014 года свела на нет все усилия и вновь наполнила коридоры судов и приемных комиссий страждущими добиться справедливости. И снова разгорелась битва публичного и частного интереса, в которой основные потери несет арендатор — самое многочисленное и самое слабое звено в "пищевой цепочке" землепользования. Арендатор, зависящий от волеизъявления властей предоставить участок в аренду, обязанный мириться с регулируемой арендной платой и, как оказалось, имеющий в Москве наименьшие шансы оспорить кадастровую стоимость.

Если московская комиссия отклоняет заявления, придираясь к рыночному отчету и давая на него замечания, то практика рассмотрения судами исков арендаторов уже перестает быть интригующей. Рожденные в недрах московского арбитража мнение об отсутствии у арендатора права оспаривать кадастровую стоимость и позиция, что госземля, занятая частным зданием, в принципе не имеет рыночной стоимости, быстро нашли поддержку в вышестоящих судах. В итоге мнение первой инстанции дословно кочует в постановлении апелляции с кассацией, порой даже цитируя мотивы отказа арендатору в деле с собственником земли.

Меня не удивляет позиция членов комиссии, большинство которых в силу должностных инструкций обязаны охранять публичный интерес. Но как может суд закрывать глаза на императивность положений закона, на закрепленное в федеральных стандартах оценки родство кадастровой и рыночной стоимости? Приходится все чаще спрашивать себя: а придерживается ли суд принципа беспристрастности и законности при отправлении правосудия? Почему даже после появления постановления президиума ВАС, признавшего арендатора лицом, чьи права затрагиваются кадастровой стоимостью, суды упорно продолжают ставить эту позицию под сомнение? Может быть, ВАС больше не указ и мы ждем нового подхода Верховного суда?!

Комментарии
Профиль пользователя