Коротко

Новости

Подробно

Рублевый занавес

Что ждет Россию в случае финансовой изоляции

Журнал "Коммерсантъ Деньги" от , стр. 13

Полный или частичный отказ от западного капитала и финансовых технологий не приведет Россию к немедленной катастрофе. Как это не привело к катастрофе, например, Иран. Но рассчитывать в таких условиях на рост экономики, а также уровня и качества жизни граждан не приходится.


АЛЕКСАНДР ЗОТИН


Когда экономика растет, прибывает и иностранный капитал, но, когда рост заканчивается, кредиторы выводят свои деньги. Это явление называется sudden stop (неожиданная остановка), и именно оно стало причиной десятков кризисов в развивающихся экономиках.

В России последний раз такая ситуация была в 2008-2009 годах. Пришлось спасать своих заемщиков. В октябре 2008-го власти выделили ВЭБу $50 млрд из резервов ЦБ для рефинансирования долгов российских компаний. Внешний долг сократился с пикового $541 млрд в третьем квартале 2008 года (в основном долг корпоративный, госдолг был небольшим — $34 млрд) до $446 млрд в первом квартале 2009 года. Тогда, впрочем, цены на нефть быстро восстановились, российский бизнес отделался легким испугом.

К новой остановке финансирования Россия готова относительно неплохо. Общий корпоративный и государственный внешний долг России — $721 млрд (государственный — $54,6 млрд), что составляет приблизительно 30% ВВП.

Это небольшая степень иностранной зависимости. Большинство стран мира имеет более высокий уровень внешнего долга, чаще всего больше 100% ВВП, а в экстремальных случаях он может превышать 1000% ВВП, как, например, у Ирландии.

Традиционно наиболее чувствительны к иностранным заимствованиям банки. Внешний долг банковского сектора начал сокращаться с апреля 2014-го (и вряд ли совпадение с вхождением Крыма в состав РФ случайно). По состоянию на 1 июля 2014-го он составил $206,5 млрд против $214,4 млрд на начало года. Впрочем, по отношению к пассивам банковской системы внешний долг не очень велик: чуть больше 10%. Тем не менее избавиться от зарубежной зависимости безболезненно не удастся. Российским банкам предстоит выплатить в ближайший год более $50 млрд, нефинансовым компаниям — еще около половины этой суммы.

"Ситуация с внешним фондированием банковского сектора резко ухудшилась еще в марте, с того момента как было объявлено, что Совет федерации разрешил президенту Путину ввести войска на территорию Украины,— отмечает заместитель директора направления "Рейтинги финансовых институтов" Standard & Poor's Ирина Велиева.— С тех пор банковская система живет в условиях ограниченного и даже сужающегося доступа к внешним рынкам, хотя среди туч периодически наблюдаются просветы".

Обеспокоены ситуацией и страховщики. Две трети перестраховочного рынка России контролируется западными компаниями (около 80 млрд руб. страховых премий нерезидентам ежегодно). В случае ухода с рынка западных перестраховщиков, сообщил "Деньгам" участник рынка, попросивший не называть его имени, вся отрасль будет нуждаться в рекапитализации объемом около $10 млрд. Необходимого капитала у отечественных страховщиков нет.

Ситуация августа 2014 года пока менее острая, чем осени 2008-го. "Кризис 2008-2009 годов происходил на фоне завершения стадии бурного роста экономики при серьезном падении цен на нефть,— говорит директор инвестиционно-торгового департамента Абсолют-банка Сергей Михайлов.— Он вызвал всеобщее недоверие участников рынка, а введенные санкции, являясь хоть и экономическими, недоверия не вызвали, а привели к невозможности продолжать отношения".

Цены на нефть все еще высоки, хотя и начали снижаться. Августовский отчет ОПЕК показывает рост добычи во втором квартале 2014 года в этих странах более чем на 1 млн баррелей в день. Идет повсеместный рост бурения, увеличивается добыча в Ливии и Саудовской Аравии. Нефть Brent в момент написания статьи торговалась ниже $102 за баррель, Urals — ниже $99 (16-месячный минимум).

Нет проблем и у западных банков. Но есть геополитическая неопределенность во взаимоотношениях России и Запада. Если геополитические риски вдруг внезапно не устранятся, российскому бизнесу придется искать замену западному финансированию.

Российские власти уже начали бороться с последствиями частичной финансовой изоляции

Фото: Дмитрий Азаров, Коммерсантъ

Сукук вместо Запада


Можно попытаться заменить западный рынок капитала восточным. Но, во-первых, это нелегко. "Российские компании пока не очень известны на азиатских рынках. Азиатские инвесторы не имеют достаточного опыта работы с ними,— считает директор направления "Корпоративные рейтинги" Standard & Poor's Александр Грязнов.— Однако, если европейские и американские санкции окажутся продолжительными, российские эмитенты будут вынуждены проводить такую работу. Вероятное увеличение торговых оборотов с Китаем также будет способствовать этому процессу. Кроме того, определенной категории эмитентов может быть интересен и стремительно развивающийся рынок сукук (исламские облигации.— "Деньги"). Тем не менее процесс освоения азиатского финансового рынка займет существенное время и не позволит российским эмитентам в полном объеме заместить возможную потерю европейских и американских инвесторов в краткосрочном периоде".

Во-вторых, нетрадиционные рынки капитала, как правило, дорогие. Например, ставка по кредитам японского Mizuho Corporate Bank на $14 млрд, которые "Роснефти" предстоит погасить в конце 2014 — начале 2015 года, составляет LIBOR 1m плюс 1,9-2%. Кредит China Development Bank на $15 млрд значительно дороже: ставка — LIBOR 6m плюс 3,25%. "Азиатские (имеются в виду прежде всего китайские.— "Деньги") инвесторы имеют широкий спектр альтернатив для вложения, сопоставимых по доходности с российскими эмитентами",— объясняет Ирина Велиева.

Другой вариант: заместить финансирование подпавших под санкции компаний могут, например, банки, свободные от ограничений. Теоретически это не исключено, но на практике банки и нефинансовые компании, которые санкции обошли стороной, все равно испытывают сложности с внешними займами. Как отмечает главный экономист Альфа-банка Наталья Орлова, "ситуация непонятная, хотя осуществленной заем Evraz в начале месяца в $425 млн воодушевил рынок": "Есть надежда, что финансирование для компаний и банков, не подпавших под санкции, не закрыто, хотя пока внешний рынок заимствований банки не тестируют. Альфа-банк собирается сделать такую попытку осенью".

Сами себе поможем


Остается вариант замены внешнего рынка внутренним — кредитором может стать государство (в лице ЦБ или ФНБ) или же население (депозиты).

Претенденты на средства ФНБ уже встают в очередь. Например, "Роснефть". Компания, по оценке Moody's, должна выплатить $26,2 млрд со второго полугодия 2014 года по декабрь 2015-го с пиковыми платежами $9,4 млрд и $11,8 млрд в четвертом квартале 2014-го и первом квартале 2015-го соответственно. По данным газеты "Ведомости", компания просит одолжить ей из ФНБ 1,5 трлн руб. Ранее премьер Медведев подписал постановление, разрешающее Минфину инвестировать в инфраструктурные проекты или держать на депозитах в ВЭБе до 40% средств ФНБ, до 20% — инвестировать в проекты "Росатома" и Российского фонда прямых инвестиций. Еще раньше было принято решение о выделении из ФНБ 150 млрд руб. в виде допэмиссии в капитал РЖД. К 1 августа объем ФНБ составил 3,1 трлн руб., но с учетом других претендентов нужных "Роснефти" 1,5 трлн руб. не набирается.

Другие источники тоже не бездонны. "Международные резервы денежных властей в настоящее время составляют $469 млрд. В резервном фонде находится $87 млрд, еще $67 млрд — в ФНБ (за минусом фактически замороженных навсегда в ВЭБе средств на сумму почти $20 млрд),— отмечается в последнем выпуске доклада Центра развития НИУ ВШЭ "Комментарии о государстве и бизнесе".— Собственных средств Банка России в международных резервах в этом случае остается $316 млрд (без СДР, резервной позиции в МВФ и золота — всего $257 млрд). Много это или мало? На практике комфортным считается уровень резервов, покрывающий полугодовой объем импорта. В России стоимость импорта товаров и услуг в 2013 году составила $480 млрд, или $40 млрд в месяц. В условиях стагнации импорта нижняя планка комфортного уровня резервов составляет $240 млрд. Это уже близко к нынешнему уровню иностранной валюты у Банка России (без золота и прочих активов)".

На население тоже надежды мало. За первое полугодие 2014 года объем вкладов населения в российских банках сократился на 0,43%, составив 16,9 трлн руб. За аналогичный период прошлого года он увеличился на 9,7%. Кстати, свою зависимость от валюты (прежде всего санкционных стран) население увеличило: доля валютных депозитов физлиц на 1 августа достигла 19,4% против 17,4% в начале года.

Рубль отпущения


Остается только ЦБ. Ресурс тоже ограниченный — фондирование банков за счет кредитов ЦБ и до марта 2014 года достигло кризисных уровней 2009-го. Суммарная задолженность банков перед ЦБ на 1 августа 2014 года — 5,6 трлн руб. (против 4,4 трлн руб. на начало года). Это 9% совокупных пассивов банков. Для сравнения: в феврале 2009 года пиковый показатель был 12,3%. Скоро он может быть превышен. Полная компенсация выплат внешних займов в ближайшие четыре квартала, по мнению ведущего эксперта Центра структурных исследований ИЭП имени Гайдара Михаила Хромова, потребует увеличения рефинансирования банков не менее чем на 1,8 трлн руб.

В таких условиях рубль окажется под давлением. "Во втором полугодии из-за сезонного эффекта можно ожидать сокращения текущего профицита платежного баланса (во втором полугодии прошлого года профицит составил всего $7 млрд). Если к этому добавится невозможность для российских банков и компаний рефинансировать порядка $80 млрд внешнего долга, подлежащего погашению в ближайшие полгода, уже в этом году ЦБ столкнется с сильнейшим давлением на свои валютные резервы и будет вынужден перейти к более быстрому ослаблению рубля",— отмечают аналитики Центра развития НИУ ВШЭ.

В условиях финансовой изоляции и возможного падения цен на нефть ЦБ сможет противодействовать падению рубля только за счет повышения процентной ставки (повышена с марта 2014 года с 5,5% до 8%). "Ставки будут только расти, если ЦБ с правительством никакого фортеля по накачиванию экономики деньгами не выкинут,— считает ведущий эксперт Центра развития НИУ ВШЭ Дмитрий Мирошниченко.— Ну или если мы со всем миром не замиримся". Рост ставки ЦБ приводит к росту ставок по депозитам и кредитам. Средняя максимальная ставка десяти банков с максимальным объемом депозитов населения достигла 9,15% (максимум за год; в феврале 2014 года опускалась до 8,27%).

Теоретически более высокая доходность по рублевым инструментам должна снизить привлекательность иностранной валюты. Но высокие ставки действуют на экономику угнетающе, особенно в ситуации стагнации/рецессии, так что оттока капитала и сокращения резервов не избежать. "Что касается резервов, они по году снизятся где-то на $70 млрд при оттоке капитала $130-150 млрд. Это соответствует девальвационному потенциалу рубля около 10% от текущего уровня",— считает Дмитрий Мирошниченко.

Впрочем, тратить много резервов на удержание курса ЦБ не собирается — наоборот, готовится отпустить рубль в свободное плавание. На днях объявлены изменения курсовой политики: валютный коридор расширен на 2 руб.— с 7 до 9 руб. (на 1 руб. в обе стороны). Кроме того, ЦБ резко снизил вмешательство в ход торгов. Размер накопленных интервенций, по достижении которого границы коридора сдвигаются на 5 коп., уменьшен с $1 млрд до $350 млн, а проводить эти интервенции ЦБ будет только у границ коридора. До сих пор регулятор выходил на рынок, когда курс приближался к границам внутреннего диапазона — более узкого коридора внутри основного, шириной 5,1 руб. Так, чтобы достичь верхней границы, бивалютная корзина должна увеличиться на 7%, это приблизительно соответствует курсу 38,5 руб./$.

От сукук к хавале?


Падение рубля и еще большее торможение экономики из-за высоких ставок, угнетающих рост,— пока основное прогнозируемое последствие западных финансовых санкций. Следует учесть, что ограничения пока мягкие: госбанкам, по сути, закрыт только доступ к долгосрочному фондированию (краткосрочное, до 90 дней, разрешается), все трансакции при этом разрешены, западные "дочки" госбанков работают в нормальном режиме, действуют платежные системы Visa, MasterCard. Весенние санкции США в отношении банка "Россия", СМП-банка, Инвесткапиталбанка и Собинбанка были жестче: Visa и MasterCard временно отказались от обслуживания их карточек.

Здесь Россия сталкивается еще с одним аспектом финансовой зависимости от Запада — технологическим. После мартовской блокировки карт Visa и MasterCard власти решили строить Национальную систему платежных карт. Технологически задача решаемая, но рассчитывать на появление полноценных независимых карточек можно лишь через год. "Мы надеемся, что в начале следующего года появится инфраструктура платежной системы, которая сможет пока взять на себя обработку внутристрановых трансакций по международным платежным системам. Во второй половине года появится уже сама платежная система с новыми картами, и она будет функционировать как полномасштабная",— заявила зампред ЦБ Татьяна Чугунова. По словам замглавы Минфина Алексея Моисеева, на создание платежной системы может понадобиться до 1,8 млрд руб.

Есть и другая технологическая зависимость. "Посмотрим правде в глаза: российские банки полностью зависят от западного ПО — начиная от операционных систем и заканчивая бизнес-приложениями... любое российское ПО имеет в своей основе поддерживающее его западное, без которого вряд ли сможет работать. Создание собственных решений, покрывающих весь этот спектр,— это десятилетия напряженной работы. Поэтому не будем питать иллюзии, ответ на вопрос, смогут ли банки нормально работать в случае полномасштабных санкций,— нет",— отмечает журнал "Банковское обозрение".

А глава Минсвязи Николай Никифоров заявил, что стране нужен миллион программистов — для "полного информационного суверенитета России". Если идея опоры на собственные силы пойдет вглубь и вширь, финансовый сектор трудоустроит большую часть.

Кроме того, банки интегрированы в международные расчетные системы, в которых уже сложились определенные стандарты. Российские банки являются участниками SWIFT (Society for Worldwide Interbank Financial Telecommunications). Это базирующаяся в Брюсселе международная межбанковская система передачи информации и совершения платежей, ее участниками являются более 10 тыс. банков в 210 странах мира. Вариант с отключением SWIFT был уже опробован Западом в отношении Ирана — банки этой страны были отрезаны от системы два года назад. Это привело к резкому ограничению внешнеторговых операций. Дешевой и эффективной замены SWIFT нет, при работе со сторонними банками иранцы вынуждены полагаться на банки-посредники из других стран, прежде всего Турции и ОАЭ. Зато второе дыхание в Иране обрела средневековая хавала — неформальная ближневосточная финансово-расчетная система на основе взаимозачета требований и обязательств между торговцами.

Комментарии
Профиль пользователя