Коротко


Подробно

Фото: Валентин Барановский / Коммерсантъ   |  купить фото

Свадьба на ногах

"Гаянэ" в Мариинском театре

Фестиваль балет

Под занавес сезона в рамках фестиваля "Звезды белых ночей" в Мариинском театре Армянский театр оперы и балета имени Спендиаряна показал национальную классику — балет Арама Хачатуряна "Гаянэ" в постановке Вилена Галстяна, осуществленной в 1974 году. Ярким светом вспыхнули, казалось бы, давно погасшие звезды советского монументального балетного стиля. В хореографическую ностальгию впала ОЛЬГА ФЕДОРЧЕНКО.


Балет "Гаянэ" имеет нелегкую творческую судьбу. Он был написан 36-летним Арамом Хачатуряном в 1939 году для недавно открывшегося в Ереване театра оперы и балета имени Спендиаряна и стал первым армянским балетом под символическим названием "Счастье". Сюжет его был вполне в духе всесоюзной кампании по разоблачению шпионов и вредителей. В армянском колхозе ударно собирают хлопок, во главе соцсоревнования Гаянэ и ее брат Армен. А вот Гико, муж Гаянэ, пьянствует и недоволен участием жены в общественной жизни. В колхоз из-за границы прибывают диверсанты, которые планируют сжечь склады с хлопком, Гико становится их пособником. Гаянэ пытается препятствовать коварным замыслам империалистов, но муж запирает ее в доме и скрывается с вредителями. Диверсанты попадают к курдам, которые сообщают о подозрительных лицах в компетентные органы. Враги задержаны. Но Гико поджигает склады с хлопком, Гаянэ разоблачает мужа. Демонстрируя бесчеловечную сущность вредителя, Гико хватает свою маленькую дочь и угрожает кинуть ребенка с моста в горную реку. Советский офицер бросается на Гико, Гаянэ хватает дочь, подлец Гико ранит Гаянэ. Народ передает бандита в руки правосудия. Враги пойманы. Колхоз восстанавливает свое благосостояние. Раны Гаянэ залечены. На празднике сбора урожая собрались многочисленные гости различных национальностей. Горы хлопка говорят о колхозном изобилии. Чуть позже, уже в годы Великой Отечественной войны, Хачатурян переработал партитуру, балет стал называться "Гаянэ". И ленинградский театр оперы и балета имени Кирова, находясь в эвакуации в Молотове, в декабре 1942 года показал премьеру спектакля в хореографии великой характерной танцовщицы Нины Анисимовой, которая 1938-1939-й годы провела в ленинградской тюрьме КГБ и Карагандинском исправительно-трудовом лагере. Спектакль, созданный в тяжелейший период войны, был необыкновенно ярким и солнечным, оптимистичным и радующим. И несмотря на то, что Нина Анисимова впоследствии поставила еще не один балет, именно "Гаянэ" считается ее лучшим созданием, из которого до наших дней дошло немало танцевальных фрагментов, включая вакхический "Танец с саблями".

Но театр имени Спендиаряна привез свою, полностью оригинальную версию в постановке Вилена Галстяна 1974 года, где нет ничего ни от хореографии Нины Анисимовой, ни от первоначального сюжета с поимкой шпионов-вредителей (от этой линии отказались уже все хореографы, ставившие балет после Анисимовой). История сложилась любовная: Гаянэ и Армен (он больше никакой не брат!) любят друг друга, Гико тоже имеет виды на девушку, но терпит неудачу. Либретто драматически сообщает: "Неразделенная любовь толкает его на грязные и жестокие поступки. В сердце его поселяются злоба и отчаяние". Он умыкает Гаянэ, закатав ту в ковер, как в "Кавказской пленнице", жители деревни "потрясены и возмущены", они находят похитителя, Гаянэ возвращают Армену, ковер, вероятно, служит свадебным подарком. Балет заканчивается свадьбой.

Танцев в балете много, все поставлены в точном соответствии с законами социалистического реализма — они характеризуют место действия и раскрывают богатый духовный (или не очень) мир персонажей. Танцы богаты и обильны на всевозможные технические сложности — так богата и обильна армянская земля солнцем, добротой и фруктами. Хорошие герои танцуют хорошо. Плохие герои танцуют тоже хорошо. И кордебалет танцует хорошо, со старанием и усердием, особенно в "Танце с саблями": музыка гремит, народ носится с кинжалами, глаза вращаются, ноздри раздуваются, ноги стучат, доски сцены трещат и гнутся под линолеумом. В общем, все большие молодцы!

Балетмейстер Галстян сочинил впечатляющую хореографию, танцевальная лексика полна глубоких смыслов и пропитана психологизмом. Положительные герои высоко прыгают, удерживают балерин на одной руке и ставят рекорды социалистического соревнования в убедительных вращениях. Танцевальной характеристикой отрицательного Гико, в сердце которого поселились злоба и отчаяние, являются партерные движения. Особенно захватывают его падения с большого жете на пол на шпагат (поперечный и продольный), что однозначно символизирует терзания его души (вдоль и поперек). Хореограф любовно нанизывает на шампур классики ломтики-движения армянского танца, которые придают хореографическому тексту пикантность: танцовщик присогнет ногу в остром прыжке — и готов образ гордой птицы; чуть сместит центр тяжести на ранверсе — и будто бы острым клинком полоснули; руки плетут невиданной красоты узоры. Балетмейстер в совершенстве знает классический танец, он распоряжается им с восточной щедростью, сочиняя витиеватые комбинации и вмещая в одну вариацию весь учебник Вагановой "Основы классического танца". Гаянэ (Анна Констанян) уже в первой вариации демонстрирует невиданную концентрацию технических трудностей: прыжки большие и средние, вращения одинарные и двойные, бег и ходьба на пальцах. Единственное, чего, пожалуй, не хватило в первом акте,— фуэте в прыжке. Но оно настигло зрителей в заключительном акте. Могучий и сильный Рубен Мурадян (Армен) в третьем акте оказался неожиданно лиричен и нежен, а темная курчавая растительность на его груди очень красиво контрастировала с белоснежным свадебным костюмом.

Тэги:

Обсудить: (0)

Газета "Коммерсантъ" №132 от 30.07.2014, стр. 11

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы
все проекты

обсуждение