Коротко

Новости

Подробно

Хороший рынок — закрытый рынок

Журнал "Коммерсантъ Деньги" от , стр. 26
Полоса 026 Номер № 42 [293] от 24.10.2000
Хороший рынок — закрытый рынок
 
       Не секрет, что российские компании имеют интересы в странах, от которых весь остальной мир отвернулся. Причем контакты с emergency markets только на первый взгляд кажутся отголоском эпохи противостояния двух политических систем, потому что их число продолжает расти. И хотя руководители российских компаний, торгующих с изгоями, уверяют, что международные санкции мешают развернуться им в полную силу, в действительности только наличие санкций и позволяет нашим предприятиям успешно работать на закрытых рынках.

Запретные плоды
       Для российских предприятий привлекательны следующие страны-изгои, в отношении которых действуют те или иные международные санкции: Афганистан, Ирак, Иран, КНДР, Куба, Ливия, Судан. В некоторых российских внешнеторговых предприятиях их называют "красной семеркой".
       
       Экономика стран "красной семеркой", как правило, строится на эксплуатации одной отрасли. Так, Ирак, Иран, Судан и Ливия владеют огромными запасами нефти; Куба располагает месторождениями никеля и кобальта; Афганистан и КНДР обладают почти не востребованным транзитным потенциалом.
       Возможность выйти на рынок государства с тоталитарным режимом буквально окрыляет российские предприятия. Именно поэтому в очередной международной промышленной ярмарке в Багдаде, открывающейся 1 ноября, примет участие не менее 60 российских компаний — начиная от "Барнаултрансмаша" (производитель военной техника) до оператора сетей АЗС "Союзнефтегаз". Напомним на всякий случай: экономические санкции в отношении Ирака действуют, перспективы их отмены весьма туманны. Так стоит ли тратить десятки тысяч долларов на экспозицию?
Российские тракторы это то, от чего страны-изгои до сих пор не могут отказаться
       Стоит, в один голос утверждают руководители российских предприятий, в первую очередь нефтяных компаний. Практически у каждой из них есть планы добычи нефти в странах Персидского залива, преимущественно в Иране и Ираке.
       Наилучшие позиции у России в Ираке (отметим, что Ирак входит в тройку крупнейших стран мира по запасам нефти) — к моменту ужесточения санкций в феврале 1998 года Саддам Хусейн допустил рекордное число российских компаний к освоению иракского нефтяного рынка. В частности, на основании договора 1993 года "ЛУКойл" и консорциум "Зарубежнефти" и ВО "Машиноимпорт" имеет право на разработку месторождения Западная Курна. Интересуется иракской нефтью и "Роснефть", совместно с "Зарубежнефтью" создавшая геологоразведочную компанию Baboil. Не осталась в стороне и другая государственная компания — "Славнефть". Возглавляющий ее Михаил Гуцериев в ходе недавнего визита в Ирак заявил, что "Славнефти" будет предоставлено право разработки ряда перспективных месторождений.
       Крупнейшее газовое месторождение Ирана, Южный Парс, уже сейчас разрабатывается "Газпромом" (совместно с Gas de France и Total).
       А власти Судана — страны, которую США считают оплотом международного терроризма,— договорились с "Роснефтью" об освоении суданских нефтяных месторождений.
       Чем обернется экспансия российских нефтяников, трудно прогнозировать. Пока их деятельность в странах "красной семерки" — по большому счету лишь попытка застолбить рынки, еще не поделенные западными компаниями. Реальных прибылей она не приносит. Менеджер российской компании, имеющей интересы в Ираке, признался Ъ: "Местные чиновники предупреждают: без инвестиций, без дешевых госкредитов все договоренности о передаче месторождения российской компании остаются словами. Под большие деньги с Запада нас будут теснить на второй план".
       Помимо нефтяных компаний о своем интересе к рынкам "семерки" говорят и строительные, специализирующиеся на возведении крупных промышленных объектов. Эта услуга экспортировалась в Азию и Африку еще в советские времена. Однако в этой области у наших компаний на порядок больше конкурентов. В тендерах на строительство ТЭЦ или НПЗ в странах-изгоях не стесняются участвовать американские, германские и французские строители. В марте МИД КНР так прокомментировал подписание с представителями афганского движения "Талибан" ряда торговых договоров: "Политические интересы не стоит ставить в один ряд с приоритетами экономического развития государств", хотя Исламский Эмират Афганистан до сих пор не признан Китаем как государство.
       
Дружеская конкуренция
       Вообще, конкуренция настигает Россию даже на закрытых рынках. Соперников можно поделить на три категории. Первая — крупнейшие государства ЕС (прежде всего Франция и Италия, в меньшей степени Германия и Испания), а также Китай. Франция традиционно имела сильные позиции на рынках Ближнего Востока, в том числе в Иране и Ираке, в 60-70-х годах, и лишь после исламских революций французский экономический контингент сменился на советский. Мало того, Франция, Италия и Китай входят последние десять лет в число крупнейших внешнеэкономических партнеров Ирана, Кубы, Судана и Ливии.
Благодаря российским МиГ-29 иракские ВВС стали современными
       Вторая группа российских конкурентов — соседи крупных индустриальных держав, не желающие становиться экономическими сателлитами гигантов. Самый характерный пример — Канада, за последнее десятилетие сумевшая стать крупнейшим внешнеторговым партнером Кубы, Судана и порядочно инвестировавшая в Ливию. Канадская Sherritt добывает на Кубе никель, участвует в гостиничном и сельскохозяйственном бизнесе. Канадцев не пугает даже то, что менеджерам компании, согласно закону Хемлса--Бартона, в США может грозить пятилетнее тюремное заключение.
       Наконец, третья группа конкурентов, на сегодняшний день наиболее опасная для России,— страны СНГ и бывшие участники СЭВ. Формально компании этих государств находятся в худших условиях, чем российские: их обороты и финансово-кредитная поддержка слабее, а опыт участия в подобных проектах невелик. Однако на их стороне — оперативность и гибкость.
Лишь получив из России зенитные ракетные комплексы С-300ПМУ-1, Сирия почувствовала себя защищенной
       Далеко за примерами ходить не надо. В 1998 году Ирак посетили топ-менеджеры чешского концерна Skoda; речь шла, помимо прочего, о возможной сборке автомобилей для местного рынка. В 1991 году планы российских компаний по инвестированию в нефтедобычу в Судане были практически сорваны румынской компанией Rompetrol. Польская группа Caravan уже третий год атакует рынок железнодорожных перевозок Ирана, Ирака и Афганистана, и тяжелые на подъем чиновники из российского МПС не поспевают за расторопными поляками.
       Вообще, по части оперативности нас обходят все. Например, шведские и канадские компании увели буквально их-под носа у российских компаний контракт на строительство алюминиевого завода на иранском острове Киш. Сейчас Иран готовит еще три алюминиевых проекта — разработку нефелиновых месторождений в Иранском Азербайджане и строительство двух алюминиевых заводов в районе порта Бендер-Аббас. Специалисты государственной алюминиевой компании Iralco российские предложения пока даже не рассматривают.
       



Опасные связи
Комплексы С-75 ПВО Египта перестали отвечать современным требованиям
       В настоящий момент экономическое сотрудничество России со странами-изгоями не так уж активно. Например, российская торговля с Суданом, на нефтяные запасы которого "ЛУКойл" и "Зарубежнефть" поглядывают не первый год, в 1999 году, по данным Ъ, ограничилась двумя контрактами — покупкой в Хартуме партии кунжута и арахиса на сумму около $150 тыс. Украина и та купила больше — на $450 тыс.
       Существенные успехи у Россия лишь в развитии торговли и промышленного сотрудничества с Ираном. Экспорт России в эту страну в 2000 году, как ожидается, составит не менее $700 млн (в 1999 году — $550 млн). Впрочем, несмотря на это, в число основных внешнеторговых партнеров Ирана РФ не входит.
       Вообще, экономические интересы России в последние 20 лет в странах "семерки" не были существенными. Потому что у них либо не было развитой экономики (как у Афганистана, Судана, КНДР и Кубы), либо она не была ориентирована на СССР (Ливия, Иран, Ирак). Огромные объемы советской торговли с "семеркой" обеспечивались поставками вооружений и сельхозтехники, оплаченной госкредитами. Деньги эти пропали. Например, Ливия, признав $14 млрд долга России, этих денег не выплачивает. И доступ на местный нефтяной рынок не открывает.
       Тем не менее налицо рост интереса российских компаний к закрытым рынкам, обострившийся одновременно с повышением мировых цен на нефть. Число проектов российских компаний в странах-изгоях растет стремительными темпами.
Современные российские Т-80 могут расползтись по всему Ближнему Востоку
       Причина проста. С одной стороны, сколь бы ни были лестны предложения Франции, Италии или Китая, значительная часть промышленности стран "семерки" создана по российским технологиям, а еще чаще экспортирована из России вместе с социалистическими идеями. По оценкам ВО "Разноимпорт", не менее 70% станочного парка кубинских предприятий — российского производства. Следовательно, страны-изгои просто вынуждены закупать запчасти и комплектующие к действующему оборудованию.
       С другой стороны, для многих российских производителей это один из последних рынков сбыта, и уйти с него невозможно — внутренний практически полностью развален. В результате такие структуры, как "Станкоинструмент", "Сельхозмашэкспорт", "Машиноимпорт", до сих пор чувствуют себя неплохо, чего не скажешь о тракторных заводах.
       В принципе от такого вынужденного сотрудничества не так уж далеко до настоящего. Если бы не одно "но". Практически все крупные конкуренты России готовы выдавать субординированные кредиты странам-изгоям на закупку как техники, так и товаров. "Нас обычно хорошо знают,— говорит генеральный директор ВО 'Машиноимпорт' Ольга Вдовиченко,— и по опыту работы нам нет равных. У нас отличная репутация на всем Востоке — это брэнд. Тем не менее мы вынуждены самостоятельно искать инвесторов в проект. Обычно ими выступают французы, итальянцы. Естественно, они за счет этого продвигают в проекте интересы национальных производителей. Если бы мы имели кредитные ресурсы, закупки по таким контрактам осуществлялись бы в основном в России".
       А пока не будет кредитных ресурсов, российским компаниям остается довольствоваться ролью посредников.
ДМИТРИЙ БУТРИН
       

АДРЕС ПОЛУЧАТЕЛЯ
Вклад в дело мира
Иранская подлодка проекта 877ЭКМ даже в море не может выйти без помощи России
       Ближневосточный оружейный рынок сейчас является самым динамичным в мире, "переваривая" ежегодно почти $15 млрд, что составляет более 60% мирового импорта вооружений. И это при том, что именно в этом регионе сосредоточены почти все государства-"изгои". Постоянно сохраняющаяся вероятность возникновения здесь вооруженного конфликта приводит к тому, что страны региона и в обозримом будущем будут продолжать как закупать новое оружие, так и модернизировать уже стоящее на вооружении.
       Россия осваивает этот рынок не с "нуля": после распада СССР ей досталось неплохое наследство. Армии Алжира, Ливии, Египта, Ирака, Ирана, Йемена, Сирии были оснащены более чем на 70% советским оружием, включая подводные лодки, боевые катера, боевые самолеты и вертолеты, артиллерийские системы и системы ПВО. Так, только в Иран было поставлено оружия на $4 млрд, в Египет — на $8,5 млрд, в Алжир — на $11 млрд, в Ливию — на $19  млрд, в Ирак — на $23 млрд, а в Сирию — на $26 млрд. Даже в армии Израиля имелось трофейное оружие с маркой "Сделано в СССР".
       Самый мощный российский военный союзник на Ближнем Востоке — Сирия. Сотрудничество с этой страной заключалось не только в массированных поставках вооружений и военной техники, но и в подготовке военных кадров (в нашей стране прошли обучение более 10 тыс. офицеров сирийской армии), а также в строительстве почти ста объектов военного назначения. Сейчас на вооружении сирийской армии более 60 оперативно-тактических и тактических ракет, 55 зенитных ракетных комплексов (ЗРК), более 4,5 тыс. танков Т-54, Т-62 и Т-72, почти 5 тыс. бронетранспортеров, почти 500 боевых самолетов и более 150 боевых вертолетов. В настоящее время Сирия предполагает закупить новые ЗРК С-300ПМУ-2, "Бук-М1", "Тор-М1", самолеты МиГ-29СМТ, партию танков Т-90, а также модернизировать свыше сотни самолетов МиГ-21 и МиГ-23.
Сирийские танки Т-55 рвутся в атаку. Пока на учениях
       Не столь безоблачными, как с Сирией, были военно-технические контакты России с Ираком и Ливией. Правда, проблемы кроются не в ухудшении межгосударственных отношений, а в санкциях ООН. В период с 1991-го по 1999 год только от сворачивания военно-технического сотрудничества с Ливией потери России составили более $7,5 млрд. Сейчас оружейные контакты между двумя странами заметно активизировались в отличие от Ирака, эмбарго на торговлю с которым продолжает действовать.
       Ключевым в военной торговле России с Ираном является организация лицензионного производства боевой техники, например, танков Т-72С и боевых машин пехоты БМП-2. При этом действует подписанное двумя странами соглашение на поставку в Иран до 2011 года запчастей к военной технике, лицензии на производство которой не передаются. Сейчас Иран ждет ответа России о поставке самоходных артсистем "Мста-С", штурмовиков Су-25, ЗРК С-300ПМУ-1.
       Примечательно, что уже в постсоветское время России удалось привлечь новых покупателей оружия на Ближнем Востоке. Например, Иорданию. Объем военной торговли пока не столь велик — всего $1 млрд. Сюда поставлялись лишь средства ПВО "Оса", "Стрела", а также бронетехника (БМП-2). Но имеется возможность расширения торговли оружием прежде всего за счет закупки в России новых комплексов ПВО С-300ПМУ и танков.
       
Комментарии
Профиль пользователя