Коротко

Новости

Подробно

Фото: 936

"Самое главное то, что в технопарке минимум бюрократии"

от

Чем инновационные предприятия отличаются от рядовых? Какие возможности перед ними открывают высокотехнологичные зоны? Как найти ментора для финансирования проектов? На эти и другие вопросы в интервью Алексею Киселеву ответили генеральный директор технопарка "Строгино" Сергей Теплов и руководитель одного из резидентов ОКБ "Вектор" Иван Судаков.


— Давайте начнем с простого вопроса. Когда кто-то сегодня произносит словосочетание "инновационное предприятие", каждый его понимает по-своему и как-то условно. Какие все-таки сегодня компании можно назвать действительно инновационными, чем они занимаются?

С.Т.: Если применять это к технопарку "Строгино", бизнес-инкубатору технопарка "Строгино", то в основном это компании, которые занимаются разработками в сфере информационных технологий, производства медицинской техники, фармацевтики, это производство различных диагностических систем, приборостроения. То есть, по сути, в этот термин мы вкладываем достаточно широкое понятие. Это те компании, которые производят продукт с высокой добавленной стоимостью, те, которые его делают сами, и, естественно, зарабатывают на том, что они производят.

— Иван, а можете чуть более конкретно рассказать, чем занимается ваша компания?

И.С.: Наша компания занимается разработкой и производством приборов, высокоточной измерительной техники для машиностроения, для измерения различных величин в нефтедобыче, в химической промышленности.

— В общем, четко попадаете в целевую аудиторию технопарка?

И.С.: Я думаю, да.

— Замечательно. Рождаются такие компании чаще всего одинаково. Есть проблемы, у кого-то в голове появляются их решения, и под них уже создается бизнес. Намного интереснее вопрос с развитием. Как предприниматели сегодня пытаются ставить свои идеи на колеса, Иван?

И.С.: Я не знаю, как зарождаются другие предприятия, у нас зарождение шло достаточно тяжело. Это группа инженеров, которая никогда не работала в бизнесе, которая всегда вела разработку. Мы работали в большом холдинге и вдруг решили создать свою компанию, и, конечно, в первое время нам было очень тяжело. Но еще раз повторю, тяжело было, потому что никто из нас по большому счету в бизнесе ни разу не работал. И тут мы попали в технопарк "Строгино".

— Можно чуть подробнее. Как вы начинали именно этот путь до попадания в технопарк?

И.С.: У нас была интересная разработка, в которой мы видели большую перспективу. Разработка, которая может дать для промышленности хорошие изделия, хорошие приборы, которых нет сейчас на рынке. Группа единомышленников — четыре человека — собрались и решили, что мы это сможем сделать, не зная ничего толком про бизнес, просто инженеры.

— В конечном счете вы все-таки попали в технопарк. Я так понимаю, что инновационные предприятия сегодня, в принципе, могут рассчитывать на помощь технопарков. Сергей, поясните, чем технопарки так полезны для предпринимателей?

С.Т.: Иван и его компания ОКБ "Вектор" — очень хороший пример, потому что компания попала в бизнес-инкубатор как начинающая, потому что у нас могут размещаться в инкубаторе именно начинающие компании. Это компании, которым до года с момента их основания. Ребята вчетвером сделали компанию, пришли и начали заниматься своей разработкой. Что они получают от бизнес-инкубатора? Бизнес-инкубатор — это, на мой взгляд, уникальное предложение в Москве, потому что они получают имущественную, инфраструктурную поддержку. Имущественная поддержка значит, что предприниматель получает офисное и лабораторное помещение, может быть, площадью 40 кв. м, которое оснащено мебелью, всей необходимой техникой, и стоит оно реально чуть больше 20 тыс. руб. в месяц. Наверное, однокомнатную квартиру в Москве тяжело снять за такие деньги.

— Совершенно справедливо. Тем не менее, бизнес-инкубаторов в Москве все-таки достаточное количество. Почему именно вы?

С.Т.: Бизнес-инкубаторов с имущественной поддержкой в Москве всего лишь два: это мы и "Зеленоград". Все остальные бизнес-инкубаторы в этом смысле делают немного другую часть, про которую я сейчас расскажу. Есть так называемая жесткая инфраструктура, есть мягкая инфраструктура. Они как раз больше занимаются именно этим. Это именно те сервисные возможности по развитию проекта, то есть продвижение проекта, развитие проекта, обеспечение проекта комплексом сервисов, которые позволяют команде проекта заниматься именно бизнесом, а не отвлекаться на какие-то сторонние вещи. Как, например, мы занимаемся продвижением через выставки, через различные PR-мероприятия. Мы делаем много обучающих программ сами и с помощью наших партнеров.

— Это бесплатно для резидентов?

С.Т.: Абсолютно. Резиденты должны решить лишь одну проблему: где выкроить немного времени, чтобы воспользоваться этими услугами. Реально эту проблему надо решать, потому что, я считаю, и наш комплекс услуг, и те возможности, которые предлагает вместе с нами департамент науки промышленной политики и предпринимательства, очень широк. Иногда стоит проблема во времени, чтобы попытаться взять как можно больше из всего того перечня, который присутствует сейчас.

— Я так понял, PR есть, продвижение есть и обучение. А что с маркетингом, есть какие-то возможности?

С.Т.: Конечно, это и маркетинг при необходимости, это и помощь в финансовом анализе, это и различные правовые вопросы. То есть все сервисы, которые нужны компании на первоначальном этапе. Где-то иногда очень ценна помощь юриста, например, когда ребята заключают первый договор. Куда они пойдут? Сами будут искать. Хорошо, если есть знакомый юрист, а если его нет? Они приходят к юристу, который у нас есть в технопарке, и с ним могут хотя бы обсудить, хотя бы взять какие-то первоначальные данные, получить какой-то опыт. То же самое происходит с бухгалтерией, то же самое происходит и с бизнес-контактами. То есть это такой комплекс в одно окно.

— Кто сегодня может стать резидентом технопарка, в каком направлении должна работать эта компания?

С.Т.: У нас две площадки: это технопарк и бизнес-инкубатор. Бизнес-инкубатор — для начинающих компаний, которым меньше года, и которые хотят открыть новый бизнес, хотят в новом формате продолжить какой-то старый бизнес, но все равно через организацию новой компании. Компания должна быть, как мы говорим, технологичной, у нее должно быть какое-то продвинутое решение, какой-то интересный продукт, какая-то новая идея, но с обязательным условием коммерциализации. Мы такими научными проектами, которые прибыли в ближайшее время не принесут, к сожалению, не можем заниматься так, как этого хотелось бы многим. Тем не менее, мы даем зеленый свет для тех, кто хочет что-то сделать успешно, именно коммерческое и новое.

— Я так понимаю, здесь обязателен четкий бизнес-план.

С.Т.: Конечно. Это и финансовый план, пусть он будет какой-то простой, ничего сложного мы не требуем, но у человека, который к нам приходит, должно быть какое-то понимание развития проекта в ближайшем будущем.

— Если есть какая-то совсем небольшая компания, допустим, четыре-пять человек. У них есть, как они считают, гениальная идея интернет-проекта, над которым они работают, и у них максимум энтузиазма и минимум возможностей для его воплощения, грубо говоря, и идеи есть, и есть этот бизнес-план. Могут они стать резидентами каких-то сегментов этого технопарка?

С.Т.: Могут, у нас есть для этого две возможности: в первую очередь, коворкинг — это преинкубатор, такая во многом виртуальная часть, но она помогает ребятам до конца сформировать свой проект, попытаться привлечь какие-то деньги и начать бизнес.

— А вторая часть?

С.Т.: Вторая часть — это сам инкубатор либо уже технопарк, потому что, если это не интернет-проект, а какая-то производственная часть, то это уже технопарк. Там ограничений по возрасту компании нет, компания может прийти туда в любом возрасте, в любое время, главное — чтобы она что-то производила.

— Иван, а как происходил у вас процесс вливания в технопарк?

И.С.: Один из участников нашей компании предложил попробовать разместиться в технопарке "Строгино", я, если честно, скептически отнесся к его предложению и не верил в такие организации. Мы подали заявку, на удивление все прошло очень быстро, заявка была разобрана очень быстро, мы приехали, представили свой проект и попали в технопарк "Строгино".

— Вы попали в преинкубатор или в инкубатор?

И.С.: Мы попали сразу в инкубатор. Первое, что помогло — даже не то, что говорил Сергей сейчас, а то, что кто-то вообще интересуется тем, что мы делаем, является нашим единомышленником и сразу появились новые силы, желание работать.

— Именно какую-то поддержку единомышленников вы нашли в этом технопарке?

И.С.: Да.

— А что у вас было, когда вы пробовали поступать в технопарк?

И.С.: У нас была идея, у нас был некий макет более или менее рабочий нашего прибора, по большому счету все, у нас больше ничего не было, все остальное мы сделали в технопарке. Мы проработали полтора года в инкубаторе, а теперь получили производственные площади, где уже можем настраивать серийное производство нашего прибора. Прибор оказался успешным, он пользуется спросом, теперь — только вперед.

— Только развиваться. Среди бонусов для резидентов технопарка часто указывается, что некие идеи, которые возникают у предпринимателей, можно презентовать экспертам. А кто эти эксперты, что это за люди, почему руководитель бизнеса собственно должен им доверять?

С.Т.: Иван сказал одну вещь — "рассмотрение заявки". Заявка у нас рассматривается всегда на экспертном совете технопарка. В экспертный совет технопарка входят люди, про которых вы сказали, и для многих экспертный совет технопарка — это первая возможность встретиться с потенциальным инвестором — раз, с ментором — два, и с человеком, у которого есть колоссальный опыт и есть деньги — это три. Соответственно, почему мы берем этих людей? Это бизнес-ангелы, это представители всевозможных фондов: венчурных, инвестиционных. В том числе, это успешные предприниматели, где-то это даже ученые, сотрудники каких-то профильных НИИ, потому что иногда нужна очень узкая экспертиза, и нам такое компетентное мнение очень важно.

— Извините за нескромный вопрос: эти люди сидят у вас за зарплату или они сидят за какой-то интерес?

С.Т.: Тогда такой же нескромный ответ: они не получают у нас ничего, кроме нашего хорошего отношения к ним.

— Я говорю про экспертный совет.

С.Т.: Это абсолютно на общественных началах происходит. У представителей фондов бизнес-ангелов совершенно практический интерес.

— Там все понятно, но допустим, ученые и узкоспециализированные эксперты?

С.Т.: Их не так много, это люди, которые иногда участвуют и оказывают какую-то поддержку в дальнейшем тем компаниям, которые у нас размещены. Они, в общем-то, так же ищут для себя какие-то возможности.

— Иван, а вы доверяете этим экспертам, которых вам предлагает технопарк или нет, как живой представитель бизнеса?

И.С.: Достаточно странный вопрос. Как я могу им доверять или не доверять? Они задают мне вопросы на экспертном совете, я на них отвечаю. Вопросы они задают по теме, люди разбираются в той теме, с которой я пришел — это я могу сказать точно. Доверяю.

— Сергей, вы обмолвились про неких менторов и венчурных инвесторов, которых можно найти прямо в пределах технопарка. Зачем они приходят в технопарк? Я так понимаю, для них там выделена даже отдельная зона.

С.Т.: У нас действительно есть зона, где размещаются сервисные компании. Сервисные компании помогают нам, помогают резидентам. Они занимаются также и консалтингом, но, естественно, это происходит в несколько ином формате, нежели это делается в обычном коммерческом консалтинге — это раз. Инвесторы и менторы приходят с совершенно банальной, достаточно простой прагматичной целью. Они ищут проекты, потому как проекты надо искать постоянно. Да, я знаю, что многие акселераторы или фонды за год просматривают более 500-700 проектов, при этом вкладывая деньги в три-пять проектов.

— Я так понимаю, нацелены они, в первую очередь, именно на бизнес-инкубатор, а не на технопарк, правильно?

С.Т.: Конечно, да. Объективно надо признать, что это именно бизнес-инкубатор, потому что это новые идеи, это новые команды, это люди, которые, что очень важно, уже рискнули чем-то, рискнули своими деньгами. Это значит, что они, по меньшей мере, верят в свой бизнес.

— Иван, а ваша компания занималась поиском инвестиций, когда вы пришли в технопарк?

И.С.: Нет, не занималась.

— То есть вам хватило своих средств?

И.С.: Да, накопленных своих средств нам хватило для того, чтобы развить проект.

— Что, по вашему мнению, компания может получить от этой зоны? Может ли она рассчитывать на что-то еще?

И.С.: Самое главное — то, что для меня было даже непостижимо, то, что в технопарке минимум бюрократии, тот минимум, который просто необходим для нормального функционирования. То есть все действия, все мероприятия, которые сделаны, все рассчитаны четко на работу, все заточено под работу. Соответственно, достаточно просто искать ответы на все вопросы.

— А можно ли в пределах технопарка развить некое производство, или за этими целями нужно выпускаться или идти в какой-то технополис? Иван, вы где занимаетесь производством своей продукции?

И.С.: Именно в технопарке. Это следующий этап развития нашей компании. Когда мы сделали, в нашем случае это прибор, который включает в себя и разработку программного обеспечения, и конструкторскую, и радиоэлектронную разработку, и дальше нам все это нужно где-то производить, где-то выпускать. Соответственно, дальше нам технопарк предоставил возможность на своих площадях, замечательных площадях причем, развивать производство, чем мы сейчас и занимаемся.

— Сергей, а выпуск какого объема продукции может позволить технопарк для одного резидента? Максимальный объем.

С.Т.: Здесь, наверное, надо говорить не об объемах, а как раз начинать с того, что надо или идти в технополис, или еще куда-то на производственную площадку. Наша площадка рассчитана именно на малый и средний бизнес. Технополис — это уже другой формат, надо это понимать. Но у нас, кстати, уже были примеры, когда из технопарка компания выходила в технополис, потому что ей становилось на наших площадях тесно для организации производства. У всех компаний бывает такой момент, когда это действительно необходимо, потому что вся структура поддержки инновационных компаний в Москве построена именно как ступеньки лестницы. Вы идете в инкубатор, из инкубатора вы приходите в технопарк, потом в технополис, и вся эта идея развития полного промышленного хорошего развитого производства — как раз это то, что делает департамент науки и Алексей Коммисаров. Соответственно, у нас это либо мелкая серия, либо опытное производство, либо, например, как у Ивана. У них специфика производства такова, что им не требуется конвейер для того, чтобы делать свои приборы. У нас, допустим, медицинская техника та же, которая производится, нет необходимости выпускать огромными ее тиражами. Медицинских приборов выпускают, допустим, по 300-400 единиц в год. Для этого не надо иметь огромные цеха, чтобы делать небольшие приборы, которыми вы пользуетесь, когда приходите в поликлинику, например.

— Хорошо, давайте небольшой business-guide составим. Как стать резидентом технопарка или, допустим, вашего бизнес-инкубатора? Какие формальности нужно пройти, кроме экспертного совета, и времени на то, чтобы сесть и составить бизнес-план?

С.Т.: Все начинается с посещения нашего сайта. На нашем сайте tpstrogino.ru можно все узнать о технопарке, о бизнес-инкубаторе, там подается заявка в электронной форме, все просто, понятно, доступно. После этого мы проводим необходимую работу. Если нужно, немного помогаем с тем же бизнес-планом, чтобы ребята не тратили много времени, и компания идет на экспертный совет. С экспертного совета, неважно, причем, решение экспертного совета положительное или отрицательное, всегда команда, компания может прийти и должна прийти на конкурсную комиссию. Конкурсная комиссия — это уже при департаменте науки и промышленной политики. Соответственно, она уже принимает решение. Но, как правило, она прислушивается к мнению экспертного совета, поэтому надо подготовиться, просто нормально прийти, времени это много не занимает.

— Сергей, среди прочего, на сайте вашей организации написано, что технопарк создан при помощи правительства Москвы, Минэкономразвития России. Достаточно большие организации. В чем выражается эта помощь? Продолжается ли она после создания технопарка?

С.Т.: Минэкономразвития, сразу надо сказать, оказывает помощь при создании технопарка и бизнес-инкубатора, и…

— Отключаются?

С.Т.: Да, они помогают создать. Они помогают всем субъектам федерации это сделать. И это, на самом деле, тоже для многих субъектов федерации важно. Правительство Москвы здесь работает, естественно, намного глубже, потому что правительству интересно развивать эту площадку. Главная задача — создание новых компаний, создание новых рабочих мест. Это налоги, которые мы платим.

— Это понятно, да.

С.Т.: Соответственно, здесь правительство Москвы работает. Мы уже говорили о том, что нам и много мероприятий делают, и много поддержки оказывают. Как раз эта поддержка и выражается в том, что каждый день мы делаем много совместных различных действий.

— Расскажите, наверное, о самых интересных проектах технопарка, которые есть на этой территории.

С.Т.: Безусловно, компания, которую возглавляет Иван — это один из хороших примеров. У нас есть классная компания, которая делает медтехнику. Это приборы для коррекции зрения, допустим, у детей, у подростков. Это компания "Пептоген", которая выпускает фармпрепараты на основе пептидов, белковых препаратов. Это совершенно уникальные препараты для лечения и профилактики инсульта. Это и ребята, которые делают защищенные системы хранения данных, компания "Рантех". То есть такие изделия медназначения, перевязочные средства — все это делают у нас, и список, который можно перечислять, довольно большой.

— Иван, а вы можете кого-нибудь из своих коллег особенно отметить?

И.С.: Из коллег, которые работают…

— Бок о бок с вами, с вашей компанией, кого вы видите вокруг себя?

И.С.: Инженеров, единомышленников. Людей, которые хотят, чтобы наша промышленность развивалась, чтобы она не плелась в хвосте. Конечно, хотелось бы, чтобы руководство, в том числе нашей страны помогало нам в этом.

— Спасибо большое.

Комментарии
Профиль пользователя