Коротко

Новости

Подробно

Фото: Павел Головкин / Коммерсантъ   |  купить фото

Диплом с погонами

Как студенты будут теперь служить в армии

Журнал "Коммерсантъ Деньги" от , стр. 14

С нового учебного года военные кафедры станут доступны для всех студентов. В Думе уверены, что в России нужно создавать мощный резерв, а пример для подражания — Израиль. Это должно избавить вузы от коррупции, а студентов и рынок труда — от нерационального поведения.


АРТЕМ НИКИТИН


Горе от ума


В прошлом году Владимир Путин пообещал избавить студентов от призыва, сделав военную подготовку во время учебы доступной для всех. Сегодня, после массового сокращения военных кафедр, это удел избранных.

Уже в феврале в Минобороны придумали, как это сделать. Первое — расширить существующие военные кафедры и вернуть старые, позволив на них учиться студентам "обделенных" институтов (сейчас они есть в 7% вузов). Второе — обучаться позволят на сержанта и рядового по укороченной программе (полтора-два года, в общей сложности пять-шесть месяцев). Третье и главное — это длительные сборы. Вместо одного месяца — три. Далее — военный билет и зачисление в запас без призыва.

Почти полгода депутаты и чиновники Минобороны вели на эту тему бурные дискуссии, но только сейчас реформу решили закрепить на законодательном уровне. Соответствующий законопроект был внесен в Госдуму 18 июня, а уже 1 июля его приняли в первом чтении.

Как рассказал "Деньгам" соавтор законопроекта депутат Госдумы Владимир Гутенев, единственным спорным вопросом остается продолжительность службы, а также возможность призывать выпускников военных кафедр в мирное время (была запрещена после 2008 года). У Минфина возникли претензии к финансовому обоснованию реформы: на оплату труда возросшего штата преподавателей (в среднем 25 тыс. руб.) в 2014 году потребуется 219,7 млн руб., а в 2015-м и последующих — 1,318 млрд руб. Всего планируется дополнительно нанять почти 4,5 тыс. преподавателей, скорее всего, из бывших кадровых офицеров. Помимо этого расходы на проведение сборов в 2016 году оценены в 26,651 млрд руб. Однако если выпускники военной кафедры не будут регулярно обновлять знания, эффективность инвестиций в такой резерв с каждым годом будет снижаться.

Беспокойство Антона Силуанова по поводу растущих расходов на армию понятно: до 2020 года на закупку нового вооружения и так планируется потратить 23 трлн руб.— треть ВВП РФ за 2013 год. Однако возмущаться уже поздно. По словам Гутенева, новую технику просто некому будет обслуживать: срочники не "обладают достаточной квалификацией", а контрактников пока всего 220 тыс. человек (27% численности вооруженных сил).

Шалом, Милуим!


Об экономической эффективности мобилизационного резерва говорить трудно, так как армия — институт внеэкономический. По словам Гутенева, в Думе хотят ориентироваться на израильский опыт. Там Активная резервистская служба ("Шерут Милуим Паиль") — это органичное продолжение срочной службы в ЦАХАЛе. После двух-трех лет по призыву еврейские парни и девушки каждый год на месяц уезжают на сборы. Иногда это бесполезная охрана склада, напоминающая наше копание траншеи "от забора до обеда", но в основном патрулирование на передовой.

Эффективность активного резерва очевидна. По рассказам военных, отслужившие израильские пилоты F-15 могут легко работать стоматологами и раз в неделю являться для полетов, бомбить пару террористических баз, а к вечеру возвращаться домой. В результате уровень их подготовки часто выше, чем у российских профессиональных летчиков.

Все это так, но в России воспроизвести израильский опыт вряд ли получится. Для этого нужна преемственность, которой у нас нет. Их армия едина, а наша напоминает пассажирский поезд начала XX века. Первый класс в нем кадровые военные. Второй — служба по контракту, где более или менее сносные условия. Третий — срочная служба, куда лучше не попадать. Военные кафедры и научные роты больше напоминают товарный прицеп, отделенный от остальных пассажиров поезда.

Такое расслоение обусловлено желанием совместить несовместимое. США повезло: у них большая территория, но много денег ($500 тыс. на солдата, 3,5% ВВП). Китаю тоже повезло: у него большая территория, но бедное население, готовое давать взятки, лишь бы их взяли в армию ($66 тыс., 1,8% ВВП). В России с ее громадными просторами на одного солдата приходится $73 тыс., 3% ВВП.

В небольших, но развитых странах все проще: у них большие бюджеты, но маленькая армия. В результате Израиль тратит на одного солдата $83 тыс., Великобритания — $316 тыс., Франция — $208 тыс., Германия — $220 тыс., Швейцария — $50 тыс. (нейтральная страна). В 2011 году расходы на одного солдата в России составляли $58 тыс., а в 2007 году (до войны с Грузией) — чуть менее $30 тыс. Как видно, рост был за счет закупки техники, но не обустройства быта и обучения солдат.

Срочник же, напротив, ресурс относительно дешевый. Еще в прошлом году, когда Украина переходила на контрактную армию, местные журналисты подсчитали, в какую сумму обходится питание рядового-призывника в день — 42 гривны (122 руб.). В России — 207 руб. Для сравнения, в киевском зоопарке питание шимпанзе, который весит примерно столько же, сколько среднестатистический солдат,— 80 кг, обходилось в 98 гривен в сутки (285 руб.).

Неудивительно, что в российскую армию попадают парни, которым нечего терять "на воле". Сравнение с тюрьмой не случайно: из-за преобладания бывших детдомовцев нравы в армии царят самые что ни на есть суровые. К тому же, когда источником патриотизма является государство, исторически отделенное от общества, у россиян инстинктивно возникает чувство недоверия.

"Качественная социология показывает, что, когда в семье рождается мальчик, думать о том, как отмазать его от армии, начинают еще до его рождения, сразу после результатов УЗИ,— пишет декан экономфака МГУ Александр Аузан в книге "Экономика всего".— В этом случае вы понимаете, что правило существует, и оно обладает такой зловредной устойчивостью, что даже через 20 лет, скорее всего, будет призыв, причем в такую армию, где человек не является ценностью".

Призывной дисбаланс


Чтобы попасть в эту "прицепную" армию, российские школьники и их родители ведут себя экономически нерационально: тратят деньги на взятки и поступают в частные вузы, которые дают отсрочку от армии на четыре-шесть лет, но не позволяют обрести качественную профессию. По всей Москве развешана реклама Московского технологического института (бывший Всемирный технологический университет), которая призывает школьников любить биологию, математику и физику, потому что это "нравится девочкам". Куда эффективнее было бы их пугать солдатскими сапогами.

По данным депутата и военачальника Виктора Заварзина, на военном учете состоит чуть более миллиона студентов. Каждый год дипломы получает около 195 тыс. человек, но в армию призывается только 60-70 тыс. (35%). Остальные либо имеют другие отсрочки, либо ждут "выигрыша" в лотерею до 27 лет в надежде, что "старики" военным не нужны. В распоряжении военкоматов есть не поступившие в вузы школьники (ежегодно около 90 тыс.), а также выпускники ПТУ (в 2012 году — 484 тыс.).

Когда-то военная кафедра тоже не давала гарантии — призывали все равно. Потом от такой практики отказались, и спрос на военные кафедры вырос. При этом количество мест почти всегда было ограничено: для поступления в этот "вуз в вузе" требовалось не только проходить медкомиссию, но и сдавать полноценные экзамены. Однако на практике вопросы стали решаться с помощью взяток.

По оценкам Заварзина, сейчас на военных кафедрах по всей России обучается 17 тыс. студентов (на одном курсе при двухлетнем обучении, соответственно, 8,5 тыс.). Получается, что потенциальный конкурс на место, если считать претендентами всех парней на одном курсе университета,— 20-24 человека.

Наконец, наличие военной кафедры в вузе ставит его в неравные конкурентные условия с институтами, в которых нет военного обучения. Конкурс в последние падает, что вынуждает их снижать требования к студентам и, соответственно, качество образования.

"Не секрет, что проблема поступлений в вузы и псевдовузы связана с проблемами армии, проблемами получения отсрочек,— говорил ректор РАНХиГС Владимир Мау на встрече с Сергеем Шойгу.— Решение, о котором идет речь, практически снимает эту проблему".

По идее реформа должна выправить ситуацию и заставить школьников вести себя более рационально, что для экономики, конечно же, хорошо. По словам Гутенева, реформа не устранит конкурс окончательно, но он должен снизиться до трех претендентов на место. Такая цель достигается уже в этом году, следует из финансово-экономического обоснования к законопроекту: по новым правилам планируется принять 53,3 тыс. человек — 10,6 тыс. офицеров запаса, 15 тыс. сержантов и 27,7 тыс. солдат. Если верить планам Сергея Шойгу, согласно которым в будущем сборы должны будут проходить 160 тыс. студентов, то конкурс и вовсе может исчезнуть. А вместе с ним и проблема призыва.

Военная подготовка в гражданских вузах за рубежом

СТУДЕНТЫ ЗАПАСА

Более 1000 гражданских вузов США сотрудничают с Корпусом подготовки офицеров запаса. В 2012 году участниками программы числилось более 53 тыс. человек. Обучаются граждане США обоих полов с 17 лет (к концу программы им должно быть не больше 27 лет), без судимости, прошедшие тесты по физподготовке и медкомиссию. Успешным курсантам платят до $5 тыс. в год, а также полностью или частично компенсируют расходы на высшее образование (до $40 тыс. в год). Полный цикл обучения составляет четыре года: первые два занимает обязательная базовая подготовка, третий и четвертый — специализированная. В среднем в неделю для офицерских курсов выделяется один день. Минимум один раз курсантов отправляют на летние сборы продолжительностью в среднем четыре недели. По завершении программы ее участники получают младшее офицерское звание. Прошедшие только базовую подготовку и не получавшие стипендию могут дальше не служить, остальные подписывают контракт на срок от четырех до десяти лет. Подготовка одного офицера запаса без учета стипендии в среднем обходится в $68 тыс.

В Великобритании подготовкой военных кадров занимаются более чем в 100 университетах и колледжах. Процесс координирует Корпус университетской подготовки офицеров. Студентов готовят к службе только в сухопутных войсках. В 2011 году в программе числилось более 4 тыс. кадетов. Курсы рассчитаны на юношей и девушек не старше 25 лет, сдавших тесты на физподготовку и прошедших медобследование. Поступить на них могут граждане и подданные любой страны Содружества наций. Программа длится три года. Всем участникам выплачивают стипендию от £115 до £240 в неделю в зависимости от курса и нагрузки, кроме того, им полагаются разовые выплаты до £1500 в год. Занятия (теоретические и практические) обычно проводятся раз в неделю. Сборы проходят дважды в семестр по выходным и каждое лето в течение двух недель. Выпускники обычно получают звание второго лейтенанта, дальнейшая служба не обязательна. В год на программу выделяется около £30 млн.

Пройти курс резервистов можно в большинстве вузов Таиланда. В 2013 году в программе принимали участие 300 тыс. студентов. Претендент (допускаются оба пола) должен быть подданным этой страны, иметь крепкое здоровье и демонстрировать высокую успеваемость. Максимальный возраст соискателя — 21 год. Стандартный курс длится три года. На занятия выделяется один день в неделю, раз в год проводятся сборы продолжительностью несколько дней. Выпускник получает звание сержанта и освобождается от двухлетнего призыва. Если студент не справился с базовой программой, ему сокращают срок обязательной службы. Расширенный курс длится пять лет, его выпускники становятся вторыми лейтенантами.

Валентин Маков


Комментарии
Профиль пользователя