Коротко


Подробно

Фото: Дмитрий Лекай / Коммерсантъ   |  купить фото

Мускулистое марево

"Балет Москва" станцевал "Оп-арт"

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 11

Премьера танец

В Центре Мейерхольда состоялась премьера часового спектакля "Оп-арт" в постановке Гая Вайцмана и Рони Хавер. Призыву "не запутаться в иллюзиях" танцовщики следовали и на деле, полагает ТАТЬЯНА КУЗНЕЦОВА.


Возможно, "Оп-арт" — один из самых цивилизованных спектаклей последних лет: все его ингредиенты произведены на достойном европейском уровне интернациональной командой весьма успешных и продвинутых авторов. Голландский сценограф Аскон де Нейс покрыл задник и сцену Центра Мейерхольда серыми геометрическими плоскостями, исчерченными белыми полосами в разных направлениях, а полосы черные подвесил по диагонали к колосникам. Его соотечественник, художник по свету Вилл Фрикхен, раскрасил монохромный исходник в интенсивные цвета, отчего место действия казалось то пылающей преисподней, то фиолетово-неоновым ночным городом, то успокоительно-серой палатой психбольницы. Сербка Славна Мартинович, известная своими работами в кино, а также тем, что одевала саму Pink и Aerosmith, нарядила пятерых танцовщиков и столько же танцовщиц в черно-белые наряды, достойные дефиле авангардной моды. Мужские пиджаки разлинованы белыми зигзагами или украшены мишенями концентрических кругов; женские юбки с золотыми аппликациями и исполинскими розами затейливых узлов сами по себе держат округлую форму женских бедер или жесткую плиссировку невинно-школьного обмундирования, однако сквозь прозрачные топы вызывающе просвечивают соски артисток.

Композитор-диджей Sasha DZA (Александр Холенко) — тот самый, который написал музыку к мультипликационному сиквелу "Ку! Кин-дза-дза!",— выдал гигантский сет суггестивного ритма, временами ускоряющегося до спринтерского и лишь изредка позволяющего расслабиться в мареве тихо гудящего звука. Хореографы — израильтяне Гай Вайцман и Рони Хавер, известные россиянам по золотомасочной "Истории солдата" и искрометному гастрольному спектаклю "Альфа-бойз",— сработали в своей обычной беспроигрышной манере: силовой, акробатически-брутальной, однако весьма эмоциональной и не лишенной психологических подпорок, что очень импонирует российскому зрителю. В арсенале верхних и нижних поддержек здесь появилось несколько новинок — еще не виданных подкруток, еще не заезженных партерных перебросок, еще не опробованных загибов поз.

Части спектакля разделены текстом, артисты выкрикивают его в микрофоны без интонации и пауз — как заклинание. Впрочем, информативности фразы типа "инициирую разговоры в неподходящее время" не несут — это скорее ироническая самохарактеристика персонажа, призванная правильно настроить оптику зрителя, который ожидает занятных сценических фокусов и несколько ошарашен той звериной серьезностью, с которой танцуют артисты.

Собственно, противоречие между кажущимся и существующим и составляет задекларированный смысл спектакля, эпиграфом к которому поставлена фраза "Главное правило реальности — не запутаться в иллюзиях". Однако иллюзорности — хоть визуальной, хоть смысловой — в "Оп-арте" как раз и нет. Его слагаемые слишком конкретны и самодостаточны, они не складываются в сумму, не желают взаимодействовать. Диагональная геометрия оформления забита квадратной основательностью танцевального рисунка. Мелкие телесные эскапады и шалости пропадают в доспехах строго структурированных костюмов. Бешеный ритм и бегущие за ним движения не оставляют места воображению: какой уж тут самообман — успеть бы прыгнуть, встать, упасть, отжаться.

На выматывающую постановку (артисты практически не уходят со сцены, работая с чрезвычайной интенсивностью) у них элементарно не хватило физических сил — уже к середине спектакля многие выглядели как персонажи некогда культового фильма "Загнанных лошадей пристреливают, не правда ли?". А в первой же массовой бурной сцене, где партнеры сломя голову мчатся в разные углы сцены, едва успев проделать череду членовредительских поддержек, сказалась и разница в классе танцовщиков — в качестве танца, точности, четкости и амплитуде движений. При этом адская по нагрузке, темпу и сменам ритма хореография Вайцмана--Хавер явно не "в ногах" у артистов: пары то и дело подглядывали, что и как делают их соседи: похоже, даже порядок па еще в стадии освоения. Артисты "Балета Москва", конечно, прыгнули выше головы. Но в том, что "Оп-арт" получился физиологическим очерком, отчасти виновны и они.

Комментарии