Коротко

Новости

Подробно

"Господдержка стартапов в России не помогает выращивать мировые инновации"

В ПЕРЕВОДЕ НА РУССКИЙ

Журнал "Коммерсантъ Деньги" от , стр. 26

Генеральный директор компании Fastlane Ventures Марина Трещова — о том, почему российский венчурный рынок не похож на американский или европейский.


Венчурная мода переменчива: инвесторам нужны то социальные сети, то купоны со скидками, то сайты о здоровье. Прошлый год был урожайным для проектов в области "финтех", которые соединяют финансовые сервисы с возможностями интернет-индустрии. Например, сервис P2P-кредитования LendingClub привлек $182 млн инвестиций (оценен в $2,3 млрд), компания mPowa, позволяющая принимать карточные платежи при помощи смартфона, получила $76 млн. В целом за пять лет мировые инвестиции в "финтех" выросли втрое — с $930 млн в 2008 году до $2,97 млрд в 2013-м.

Нельзя сказать, что Россия осталась в стороне. Когда мы анализируем структуру инвестиций в российский интернет, видим всплеск интереса к финансовым сервисам. В 2013 году в них инвестировали $43 млн, примерно в четыре раза больше, чем годом ранее. Этот рывок объясняется эффектом низкой базы: раньше "финтехом" почти никто не интересовался, а в 2013 году он собрал 6,5% от всех инвестиций в рунете. Самые заметные события на российском "финтех"-рынке — это IPO Qiwi и покупка "Яндекс.Денег" Сбербанком.

Однако влияние мировой моды на российский интернет подобными короткими аллюрами в некоторых сегментах и ограничивается. Всерьез изменить структуру рынка они не способны. Большая часть инвестиций в российском интернете по-прежнему сосредоточена на неувядающей классике — электронной коммерции. В 2012 году инвестиции в электронную коммерцию составляли 68% от всех инвестиций в рунете, в 2013-м — 58%. В ближайшие годы этот сегмент продолжит привлекать более половины всех инвестиционных денег. В развитых странах доля электронной торговли в инвестиционных проектах гораздо ниже. Ситуация понятна: у нас самая большая в Европе аудитория интернета, и рынок пока не насыщен сервисами электронной торговли. Это самая очевидная бизнес-модель, и инвесторам нет нужды изобретать велосипед. Российский венчур не предлагает заметных инноваций просто потому, что они не являются необходимостью во внутренней конкурентной борьбе. У нас надо решать более насущные задачи, например развернуть на всю страну недорогую систему доставки.

Почему в России не появляются инновационные проекты, изначально направленные на внешний рынок, способные, как Facebook или Twitter, покорить мир? Дело не в недостатке идей.

Российский интернет пережил свой романтический период в 2010-2011 годах. Успешные IPO "Яндекса" и Mail.ru Group породили бум стартапов, которые хотели вырасти в новых мировых гигантов. Но инвесторы вскоре поняли, что небольшими инвестициями на старте тут не обойтись: гиганта надо не только постоянно подпитывать деньгами, но и выращивать восемь--десять лет. Редкий инвестор в России способен устанавливать такие длинные горизонты. Когда стали видны результаты инвестиций, пришло понимание, что ожидания были завышенными. Поэтому сегодня деньги привлекают уже не стартапы, а компании, проработавшие на рынке пару лет, имеющие устойчивую выручку и четкие бизнес-модели. Они привлекают финансирование на поздних раундах — C, D, E. Если в 2011 году таких поздних инвестиций в России было всего 13% от общего объема, то в 2013-м — 45%.

Понятен расчет инвестора, вкладывающего в такие компании: он ждет не резкого рывка (это возможно только на высокорисковой посевной стадии), а надежного возврата инвестиций в течение трех--пяти лет. За это время невозможно развернуть бизнес в мировом масштабе, и перед менеджерами ставятся другие задачи — занять долю на растущем отечественном рынке. Сравните с Израилем: страна с населением 7 млн человек просто не может обеспечить достаточное число пользователей для всех своих стартапов и поневоле ориентируется на США.

Государственная поддержка стартапов в России тоже не помогает в выращивании мировых инноваций. Во-первых, госпрограммы не ставят обязательным условием инвестиций нацеленность проектов на международный рынок. Во-вторых, господдержка сокращается: в 2013 году грантов стало как минимум в три раза меньше по сравнению с 2011-м.

Словом, инвесторы приходят на российский рынок, чтобы зарабатывать исключительно российские деньги. Наша страна не стала плацдармом для запуска мировых проектов, зато научилась копировать зарубежные успехи. Тем более что на добротные реплики есть спрос: традиционный офлайновый бизнес (от туризма до страхования) уже почувствовал замедление продаж, поэтому почти все крупные группы прописывают в стратегиях развития запуск бизнеса в интернете. Скорее всего, и этот инвестор тоже не будет гнаться за инновациями, а пойдет по проторенному пути. Пусть без прорывов, зато надежно.

Комментарии
Профиль пользователя