Коротко

Новости

Подробно

Фото: Василий Шапошников / Коммерсантъ   |  купить фото

Средний персонал

Почему не все пациенты доживают до выписки

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 8

Олег Одноколенко, специальный корреспондент Русфонда

Возможно, старшее поколение еще помнит анекдоты о герое советского телесериала докторе Мишкине, который был так же популярен, как Штирлиц. Вот один из образчиков такого творчества. Шутки ради подсунули Мишкину египетскую мумию. Через шесть часов выходит он из оперблока, смахивает пот, стаскивает перчатки и говорит: "Операция прошла успешно, труднее будет выходить пациента". Будете смеяться, но эта анекдотическая ситуация и сегодня с поразительной точностью отражает положение дел в нашей медицине: периодически врачи творят чудеса, но почему-то далеко не все больные доживают до выписки.


К сожалению, открытой информации о том, сколько пациентов умирают в наших больницах из-за ненадлежащего ухода, найти не удалось, скорее всего, она вообще не существует или надежно спрятана от посторонних глаз. Зато есть статистика Национальной службы здравоохранения Великобритании (NHS) за прошлый год, согласно которой у английских пациентов шансов умереть от пренебрежительного отношения медперсонала на 50% больше, чем у американцев, и это худший показатель в Европе. Но если учесть, что, даже по данным Минздрава РФ, смертность у нас втрое выше, чем в Старом Свете, и в пять раз выше, чем в США, и тот факт, что ВОЗ поставила нас аж на 130-е место в мире по эффективности медицинской системы, нетрудно предположить, как обстоит дело с выхаживанием больных в отечественных медучреждениях. И без статданных понятно, что не слишком хорошо.

Главврач московской городской клинической больницы N71 Александр Мясников подтверждает: бывает всякое — сестры могут дать не то лекарство, могут вообще не дать никакого или, например, уронить пациента с каталки по дороге на процедуры. И на Западе такое случается, но там четко прописана система выхаживания больных, и можно не сомневаться: оргвыводы последуют неотвратимо.

У нас же со средним персоналом в больницах предпочитают не ссориться, потому что стационаров больше, чем надо, а медсестер мало, каждая на вес золота. На заседании правительства в апреле 2013 года глава Минздрава Вероника Скворцова привела убийственные данные: дефицит кадров в сфере среднего медперсонала составляет 270 тыс. человек! Но когда одной медсестре приходится работать за трех, понятное дело, за всеми больными не уследить.

Нет времени и повышать квалификацию. Да и стимула нет, потому что за новые знания сестрам не доплачивают, а института обязательной сертификации для среднего медперсонала у нас не существует. Это в Америке любая медсестра, даже если она приписана, скажем, к урологии, может профессионально помочь пациенту, у которого прямо в стационаре вдруг случился инсульт или сердечный приступ: бывает и так, что болезни наслаиваются одна на другую. У нас же не только сестры, но и врачи другого профиля в подобных случаях, как правило, вызывают реанимационную бригаду. И пока те добегут с другого этажа или из другого корпуса, нередко бывает слишком поздно. Вот и получается: человек лег в больницу подлечить почки, а умер от инфаркта...

В общем, тот самый вариант, когда мы ставили гидросооружения поперек сибирских рек, держали пальму первенства в балете и делали ракеты, а до элементарных вещей руки не доходили. И принципиально ничего так и не изменилось. Как и прежде, наши врачи время от времени творят чудеса, и вот свежий пример: на Всемирном конгрессе по заболеваниям печени и поджелудочной железы, который состоялся в Южной Корее, медики из НИИ имени Склифосовского представили новую методику восстановления донорских сосудов пересаженной печени. Даже корейцы, которые в этой области впереди планеты всей, сказали: высший пилотаж! Но что будет дальше, когда обладатель новой печени окажется в руках нашего среднего медицинского персонала, предсказать невозможно: это дело везения. А кому не повезло, тому уж не повезло...

Комментарии
Профиль пользователя