Коротко

Новости

Подробно

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 11

 Русская мафия в США


Охота на крестного отца

       Марат Балагула, ставший главой русской оргпреступности в Нью-Йорке после убийства Евсея Агрона в 1985 году (см. Ъ от 18 и 19 декабря), сумел войти и в Cosa Nostra. Умный и расчетливый, он в короткий срок сколотил целую преступную империю, проворачивая гигантские по масштабу финансовые аферы. Он мечтал вернуться в Россию и вложить в ее экономику свои средства. Но попался на махинации в несколько сотен тысяч долларов. Полиции его сдал мелкий жулик. Рассказывает спецкорреспондент Ъ ВЛАДИМИР Ъ-ИВАНИДЗЕ.
       
Последняя афера
       Марат Балагула любил изображать из себя спасителя еврейской иммигрантской общины. Каждому он находил работу. Но деньги на спасение бедных иммигрантов он зарабатывал финансовыми аферами и махинациями, привлекая к ним одаренных и образованных людей. Осуществляя бензиновую операцию, приносившую ему сотни миллионов долларов, русский крестный отец не гнушался мошенничеством на несколько десятков тысяч. Эта всеядность и сыграла с ним злую шутку.
       В 1985 году в офис компании Caravan, принадлежащей Балагуле, пришел мелкий бруклинский мошенник Бобби Фазано. Он предложил Марату довольно интересную аферу с кредитными карточками. Выглядело все крайне просто. Нужно было лишь узнать номер банковского счета владельца карточки, дату ее выдачи и выдавить нужные цифры и имя владельца на тонком куске пластика.
       Такие махинации были нередки в 80-х, и в уголовных делах они получили даже общее название — "белый пластик". Мелкие мошенники типа Фазано проделывали такие трюки, пока производители кредитных карточек не установили более высокую степень их защиты.
       За $300 Фазано раздобыл номера счетов 26 клиентов финансовой компании Merryll Lynch. Поддельные карточки у него были уже готовы. Оставалось только найти владельцев магазинов, которые согласились бы прокатать фальшивки в кассовом аппарате, а потом, когда деньги упадут на счет магазина, поделиться выручкой за фиктивную покупку. Дело было почти беспроигрышным. Даже если возмущенный хозяин счета обратится в магазин, куда уйдут его деньги, там ему объяснят, что карточка не вызывала никаких подозрений, а банк подтвердил наличие средств на счету владельца.
       Марат, оценив аферу по достоинству, сразу согласился и дал в помощь Фазано своего человека — Беньямина Найфельда. Как сказал Ричард Уорд, специальный агент нью-йоркского бюро Секретной службы США, которая расследует дела по махинациям с кредитными карточками, "это была очень умная и хорошо организованная махинация, одна из лучших среди тех, с которыми мне приходилось сталкиваться".
       Для начала Фазано и Найфельд посетили бруклинский магазин Venezia Furniture, принадлежавший Борису Розенбауму и Александру Голубчику. Долго уговаривать их не пришлось. Через несколько минут один из них связался с оператором банка для подтверждения номера карточки. Потом трубку взял Фазано и зачитал тринадцатизначный номер владельца карточки VISA компании Merrill Lynch. Подтверждение было получено. Кусок пластика тут же пропустили через кассовый аппарат магазина, и на квитанции появился оттиск "продано". Это означало, что несчастный клиент финансовой компании только что купил в магазине мебель и уплатил за нее $12 тыс. Вся операция заняла полчаса.
       Воодушевленные успехом, Фазано и Найфельд отправились в Филадельфию к Михаилу Уманскому, владельцу магазина "Сибирские меха". Уманский оформил им "покупку" на $7,5 тысяч. Потом вся компания уселась в машину к Уманскому, и тот отвез их к ювелирному магазину Askari Jewelers, владельцы которого Кураш Аскари и Ален Вайсберг встретили гостей с распростертыми объятиями. Они аккуратно подготовили для фиктивной продажи целый список золотых ювелирных украшений из своего каталога.
       В последующие две недели клиенты Merrill Lynch были обчищены на $200 тысяч. Фазано рассчитывал получить четверть. Когда он позвонил Балагуле, тот добродушно сказал: "Не беспокойся, я все устрою". Но получить деньги Фазано не успел, потому что через несколько дней его задержала полиция в связи с каким-то другим мошенничеством.
       Во время допроса на мошенника надавили, и неожиданно для полиции он, рассчитывая на снисхождение, рассказал об афере с кредитными карточками. Он даже согласился записать свои разговоры с Балагулой, чтобы дать федеральным властям возможность его арестовать. По крайней мере, именно так Фазано представил дело на слушаниях в суде.
       
Крестного отца подвела импотенция
       Обвешанного подслушивающей аппаратурой Фазано выпустили. Но ему никак не удавалось найти Балагулу: тот постоянно мотался из офиса в офис. В конце концов Бобби заявился в одну из нефтяных компаний Марата и потребовал, чтобы патрону сообщили о его приходе. Сначала все служащие в один голос утверждали, что никакого Балагулу не знают, но потом кто-то позвонил хозяину, и тот согласился встретиться с Фазано через несколько дней на заправочной станции.
       Во время встречи Балагула дал ему свой номер телефона в автомобиле и сказал, что звонить можно в любое время. Бобби Фазано всячески старался навести Балагулу на разговор о махинации с кредитными карточками. В конце концов ему удалось разговорить Марата, и компаньоны начали обсуждать, как лучше отмывать деньги, а Балагула попросил достать побольше номеров кредитных карточек. Весь разговор был аккуратно записан агентами ФБР с помощью подслушивающей аппаратуры. Но это было только началом операции, длившейся несколько месяцев.
       Дальше дело с "белым пластиком" пошло бесперебойно, и в афере участвовало все большее число владельцев магазинов из числа советских иммигрантов. Команда Балагулы отвлекалась лишь для того, чтобы устроить очередную грандиозную попойку в одном из ресторанов на Брайтон-Бич. Когда сумма зафиксированных Секретной службой хищений в Нью-Йорке и Филадельфии перевалила за отметку в $750 тыс., начались аресты. Балагула предстал перед судом.
       Группа адвокатов, возглавляемая Барри Слотником (этот адвокат пытался недавно спасти от американской тюрьмы вора в законе Япончика. — Ъ), собиралась для начала доказать, что знакомство Фазано с Балагулой было случайным. Но не знал адвокат, что мошенник оказался прекрасным агентом. Дело в том, что Марат, как и Фазано, имел серьезные сексуальные проблемы, связанные с эрекцией. Фазано нашел Балагуле врача в Нью-Йорке, который прописал крестному отцу пластиковый ручной насос "для стимулирования гениталий" (так написано в судебной справке). Когда информация об этом и записи соответствующих разговоров были представлены в суде, то тезис о случайном знакомстве отпал сам собой.
       Марат был в шоке. На него работало уже пять адвокатов, которые обошлись ему почти в миллион долларов, но надежды на благополучный исход дела таяли день ото дня. Возглавлявший группу Барри Слотник был со скандалом отстранен от слушаний в первый же день. Его адвокатская контора представляла интересы не только Балагулы, но и еще одного из обвиняемых, что противоречит закону. Получалось, что мотивация Слотника в судебном процессе определялась не столько законом, сколько общей суммой гонораров и общими интересами его клиентов из числа подзащитных.
       Подозрение судьи, который отстранил Слотника от процесса, было совершенно оправданным. Адвокат, уже получивший $125 тыс., организовал настоящий штаб в роскошном отеле Hershey, где он консультировал защиту после каждого заседания и планировал стратегию на следующий день. Некоторые из адвокатов были убеждены, что чрезмерное влияние Слотника на позицию защиты только навредило ей. Они также намекали, что Слотник работал на боссов Cosa Nostra и прежде всего на семью Лючезе. Судя по уголовным процессам, на которых он выступал ранее в качестве защитника обвиняемых боссов мафии, это соответствовало действительности.
       О Слотнике говорили тогда очень много. Например, адвокаты из его команды рассказывали, что Балагула хотел через Слотника подкупить всех, от кого зависели результаты судебных слушаний. После того как Балагуле предъявили обвинение в организации аферы с фальшивыми кредитными карточками, он еще несколько дней оставался на свободе. Когда последняя попытка подкупить судью в апелляционной инстанции провалилась, у Балагулы началась истерика. Он даже предлагал федеральным органам в обмен на помилование дать информацию о советских шпионах, окопавшихся на Брайтон-Бич. Но это никому не было нужно, и за три дня до вынесения приговора Балагула бежал из США вместе со своей любовницей Натальей Шевченко. "Я чувствовал, что он перетрусит", — сказал в одном из своих интервью агент Секретной службы США Харольд Бибб, начавший охоту за Балагулой.
       
В бегах
       До махинации с "белым пластиком" у полиции были серьезные проблемы с русскими переводчиками, не говоря уже об оперативной информации о руководителях русской мафии. Правда, в 1983 году анонимный источник передал руководству нью-йоркской полиции объемистый документ под названием "Все о русской мафии". Но многие сведения, содержавшиеся в документе, подтвердились лишь спустя годы.
       На просьбы полицейских о помощи ФБР неизменно отвечало, что "все агенты заняты посольством" (советским. — Ъ). Но как только полиция и Секретная служба вплотную занялись Балагулой, неожиданно раздался звонок из ЦРУ с предложением о сотрудничестве. Детективам сообщили, что управление даже готово дать им в помощники агента, владеющего русским.
       Объяснялось все просто: один из водителей Балагулы был в свое время капитаном советской подводной лодки. Он оказал ЦРУ немало важных услуг и продолжал сотрудничать с разведкой. Кроме того, среди ближайших друзей, или, если пользоваться языком спецслужб, контактов Балагулы оказались люди, к которым было приковано внимание ЦРУ и ФБР: агенты советской разведки, международные террористы и коррумпированные правители некоторых стран третьего мира.
       Через четыре месяца после побега Харольд Бибб нашел Балагулу в ЮАР. Секретная служба обнаружила следы кредитной карточки Натальи Шевченко — по ней расплачивались в магазинах Йоханнесбурга. Кроме того, Биббу с помощью ЦРУ удалось выяснить, что Балагула каждый месяц получал посылку из Нью-Йорка — сумку с $50 тысячами наличных. Сумки с деньгами доставлял тот самый водитель, который работал на ЦРУ.
       Трудно объяснить, почему Секретная служба не послала своих людей на задержание Балагулы в ЮАР. Вместо этого Бибб связался с офицером безопасности в посольстве США в Претории, который обратился в южноафриканскую полицию.
       В результате странной медлительности местных властей Балагуле удалось скрыться в западноафриканском государстве Сьерра-Леоне, где он с партнерами осуществлял крупномасштабные операции по контрабанде наркотиков и отмыванию денег. Балагула без проблем купил в Сьерра-Леоне за $20 тысяч два дипломатических паспорта, местный и парагвайский, и целых два месяца прожил у своего друга и партнера — советского шпиона Шабтая Колмановича.
       
       Шабтай Колманович покинул СССР в 1971 году под видом эмиграции. Сначала он создал сеть своих коммерческих структур, а затем внедрился в элиту правившей тогда Рабочей партии Израиля. Колманович способствовал приходу к власти в Сьерра-Леоне Джозефа Момоха и создал его личную службу безопасности. После этого небольшая западноафриканская страна, славившаяся своими алмазными карьерами, стала базой для международного терроризма и отмывания денег. Позже в Сьерра-Леоне развязалась странная гражданская война, в которой боевыми действиями руководили иностранные наемники, в том числе и офицеры российской армии.
       
       Президент Сьерра-Леоне Джозеф Момох откровенно закрывал глаза не только на арабских террористов, которые отмывали здесь деньги, но и на криминальные группировки. Он позволял русской мафии проворачивать через Сьерра-Леоне гигантские операции. Из страны нелегально вывозили алмазы и отправляли в Таиланд, где их обменивали на высокоочищенный героин. Наркотик переправлялся в Европу, где его распространением занимался близкий друг Балагулы бывший советский боксер Ефим Ласкин, который считался одним из боссов русской мафии в Западной Европе до того, как рухнул Советский Союз.
       Пожив у Колмановича, Балагула исчез и в следующие три года объехал десятки стран, включая Швейцарию, Парагвай, Западную Германию и Гонконг, где полностью посвятил себя "ювелирному бизнесу". Он занимался контрабандными поставками алмазов. Ходили слухи, что изредка он появлялся даже в Атлантик-сити и все это время поддерживал связи с Cosa Nostra.
       Марата поймали во Франкфурте в феврале 1989 года. Интерпол разослал повсюду плакаты фотографией Балагулы с пометкой "most wanted". Как ни странно, но в многотысячной сутолоке огромного аэропорта Франкфурта его опознал немецкий пограничник. Зная о связях Балагулы с Колмановичем и Ласкиным, которого даже задерживали по подозрению в нелегальных поставках оружия "Красным бригадам", германские власти держали его в специальной тюрьме для террористов. В немецкой прессе сообщалось, что сокамерником Балагулы был ливанский террорист и убийца Мохамед Али Хамадеи, захвативший авиалайнер компании TWA.
       В конце 1989 года Балагулу переправили на военном самолете в США и до окончания суда по делу о фальшивых кредитных карточках держали в одиночной камере нью-йоркской тюрьмы MCC (Metropolitan Correctional Center). Его приговорили к восьми годам заключения, и в этом году он, наверное, вышел бы на свободу, но в 1992 году состоялся еще один суд. На этот раз Балагулу судили за крупномасштабные махинации с налогами на бензин, и он получил еще девять лет. Считается, что эта страница истории русской мафии в США уже перевернута и забыта. Однако полицейские уверены, что из тюрьмы Балагула продолжает поддерживать тесную связь с организованной преступностью.
       Балагула не смог принять личное участие в осуществлении своей мечты — "приватизации советской экономики". Этим занялись его люди, среди которых наибольшую известность получил Борис Найфельд — бывший телохранитель Марата и Евсея Агрона. Бежав из Америки в Германию, а затем в Бельгию, он начал воплощать мечту Балагулы в жизнь вместе с Отари Квантришвили. После 1990 года в истории русской мафии началась новая эра — русские иммигранты начали вкладывать деньги в экономику свободной России.
       
       В завтрашнем номере Ъ расскажет о разборках, происходивших на Брайтон-Бич в начале 90-х годов, и о появлении в Нью-Йорке Вячеслава Иванькова, подмявшего под себя преступную империю русской мафии.
       

Комментарии
Профиль пользователя