Коротко


Подробно

3

Фото: Леонид Фирсов

Встать, мульт идет!

Чем опасны подпольные «Смешарики»

Сегодня запросто можно получить срок, пытаясь заработать на спектакле "Маша и Медведь", или выплатить больше 100 тыс. руб. за продажу китайской дудочки с наклейкой в виде героя "Смешариков" Бараша. Российские правообладатели, объявившие войну пиратам, достигли недетских успехов в борьбе с игрушечным контрафактом.


МАРИЯ ГЛУШЕНКОВА


Валерий Костиков владеет сетью палаток, торгующих в Москве печатной продукцией, канцеляркой и всякой игрушечной чепухой, в основном китайским ширпотребом — дудочками, "лизунами", машинками. Недавно бизнесмен, часто имеющий дело с разными играми, обнаружил, что "интеллектуальная собственность" и "авторские права" — не мифические персонажи.

Он получил сразу несколько исков "о взыскании денежной компенсации за нарушение исключительных авторских прав". Истец — НП "Эдельвейс", представляющий интересы владельцев авторских прав на персонажи детского мультика "Маша и Медведь", просит суд взыскать с ООО бизнесмена 120 тыс. руб. за продажу трех наборов игрушек китайского производства. Сначала с ООО Костикова списали 20 тыс. руб. Второй иск НП "Эдельвейс" выставил бизнесмену уже на 120 тыс. руб. как "рецидивисту".

Костиков говорит, что, получив первое письмо от НП "Эдельвейс", он съездил к "этим ребятам", но предложение урегулировать спор в досудебном порядке не за 50 тыс., а за 25 тыс. руб. не принял, решив подождать суда. "Игрушки-то эти копеечные. Причем требуют компенсацию и за то, что на упаковке или на дудочке нарисован заяц". Штрафы за продажу контрафакта он считает несправедливыми и уверен, что НП "Эдельвейс" как-то само связано с контрафактом. "Меня больше всего интересует, кто научил китайцев рисовать "Машу и Медведя" и еще штамповать их на упаковках? Истцы его сами, наверное, распространяют, а потом "кошмарят" малый бизнес, обогащаются за счет ИП и ООО",— возмущается бизнесмен.

В этом смысле он не одинок. "Не покупайте и не торгуйте брендом "Маша и Медведь", если у вас нет сублицензионного договора! — писал в своем ЖЖ в сентябре 2013 года пользователь kot-de-azur.— Вас ждет иск от НП "Эдельвейс"!" ""Маша и Медведь" подала в суд иск на предпринимателей из Набережных Челнов" — по заголовкам региональной прессы также можно проследить путь НП "Эдельвейс" от Красноярска до Казани.

С крупными сетями не мелочатся


С вопросом: "Зачем вы связались с маленькими?" я пришла к Александру Головину, адвокату ООО "Правовая группа "Интеллектуальная собственность"", координирующему работу по защите интеллектуальной собственности компании "Маша и Медведь" и НП "Эдельвейс". "Почему вы решили, что мы занимаемся малым бизнесом? — удивился он.— В общей структуре продаж товаров приблизительно 40% занимают сети, 30% — крупные магазины, оставшиеся 30% — мелкая, не очень цивилизованная розница. Мы мониторим всех и не делаем исключений". По словам Головина, с его помощью правообладатели находили контрафакт и в сетях "Фамилия", "Низкие цены", и на фабрике "Парижская коммуна", в "Ашане" на Украине.

В январе прошлого года красноярская группа компаний "Каравай" обвинила защитников прав интеллектуальной собственности в организации рейдерской атаки на одноименную сеть ритейлера. В конце 2012 года в арбитражный суд Красноярского края было подано два десятка исков от представителей правообладателей торговых знаков "Маша и Медведь" и "Смешарики". Общий размер исковых требований, по данным ритейлера, составлял около 9 млн руб. В своем письме гендиректор сети Александр Манаков утверждал, что "закупки" производились не с целью защиты авторских прав, а с целью необоснованного обогащения "за счет присуждаемых астрономических компенсаций".

"С сетями мы пошли на заключение соглашения о том, что мы помогаем им выявлять контрафакт, а они берут на себя обязательство не торговать им",— рассказывает управляющий директор ООО "Маша и Медведь" Дмитрий Ловейко. "В настоящее время в крупных сетях по сравнению с 2008-2010 годами стали гораздо тщательнее следить за ассортиментом товаров, контрафактная продукция в таких организациях практически не реализуется в отличие от мелких розничных точек",— подтверждает Евгения Авдеева, руководитель юридического отдела ООО "Продюсерский центр "Рики"" (представляет интересы проекта "Смешарики"). Что же касается защиты авторских прав в интернете, то, по словам Дмитрия Ловейко, сейчас таких проблем нет.

Правообладатели все чаще привлекают к суду тех, кто рядится в их одежды

Фото: РИА НОВОСТИ

Иски на поток


Два года назад НП "Эдельвейс" предложил правообладателям "Маши и Медведя" свою стратегию противодействия контрафакту. "Они находят представителей в регионах. Эти представители становятся нашими доверенными лицами, а НП "Эдельвейс" контролирует их работу. Обучаем, как делать правильно покупки, видеосъемку, чеки, кассовые аппараты. В 20 регионах у нас есть представители. Все документы для судов обрабатываются в Москве, в "Эдельвейсе"",— рассказывает Дмитрий Ловейко.

"Всего НП "Эдельвейс" за время существования подано порядка 8 тыс. исков на сегодняшний день, из них по "Маше и Медведю" — 5,5-6 тыс. исков",— говорит Головин. Если сравнивать эту статистику с данными Российского авторского общества, которое в 2013 году инициировало 2,8 тыс. исковых заявлений по защите авторских прав, или Всероссийской организации интеллектуальной собственности (700-850 исков в год), масштабы деятельности НП "Эдельвейс" впечатляют.

Сами правообладатели говорят, что основные пути контрафакта — это крупнейшие оптовые рынки в Ростове, Новосибирске, в Москве на "Садоводе". И через эти каналы контрафакт, в основном китайский, уходит в мелкую розницу. Головин рассказывает, что он и его коллеги пытались бороться с крупными оптовиками: "Эффективность близка к нулю. Там нет ни чеков, ничего. Мы можем судиться, когда есть субъект предпринимательства".

То же самое с китайскими производителями. "В Китае есть три фабрики, которые производят контрафактную продукцию. В январе я был в Гонконге. Они спокойно выставляются на крупнейшей выставке игрушек. И когда им говоришь: "Ребята, вы же без лицензии реализуете, это контрафакт", они отвечают: "Да. Если у вас есть возможность провезти это в Россию, покупайте. На свой страх и риск"",— делится впечатлениями Дмитрий Ловейко.

По его оценкам, больше всего контрафакта идет из Казахстана: "У них есть договоренности с представителями Киргизии. А Киргизия граничит с Китаем. Там — крупнейший оптовый рынок "Дурадой", раз в пять больше "Садовода". И как только эти игрушки поступают на территорию Казахстана из Киргизии, они попадают в единое таможенное пространство".

Но даже если суд выигран, деньги надо еще получить. "Если истец получил решение суда, его надо еще исполнять. А это не всегда просто. Судебные приставы загружены исполнительными производствами, процедура вплоть до реального взыскания может занимать значительные сроки",— говорит Павел Садовский, руководитель практики интеллектуальной собственности "Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры". "Исполнение решений судов действительно огромная проблема",— говорит Александр Головин. Да и бизнесмены не лыком шиты. По словам Головина, в 20% случаев он и его коллеги "хватают воздух", ИП исчезают.

Правда, в случае с реальным ООО или ИП на основании решения суда можно обратиться в банк ответчика напрямую. "Прямое списание денежных средств со счетов ООО или ИП — один из способов исполнения решений судов, вступивших в законную силу. Это прямо предусмотрено законодательством. Процедура абсолютно стандартна, никакой новизны",— утверждает Головин.

Общую сумму штрафов, которую в рамках судебных процессов выиграл в прошлом году "Эдельвейс", Дмитрий Ловейко оценивает в 10 млн руб.: "Мы, как правообладатели, бренда получаем около 20%. Остальное идет на оплату услуг НП "Эдельвейс" и наших представителей".

На чем зарабатывают правообладатели? Собственно сериальная анимация, по словам Дмитрия Ловейко, в основном зарабатывает продажей прав на товарные знаки, на образы, на персонажи. В частности, у "Маши и Медведя" около 100 лицензиатов. "Среднее роялти с товарного знака у правообладателей порядка 10%. Если это пищевые товары, то 3%. Или 25%, если это DVD. В прошлом году оборот лицензионной продукции "Маша и Медведь" составил около $100 млн в оптовых ценах. Около $10 млн мы получили в виде доходов. Из них $5 млн потрачено на производство",— говорит Ловейко.

Компания оценивает убытки от деятельности пиратов в несколько миллионов долларов. "Допустим, если мы возьмем только рынок DVD, то в 2012 году, когда наш лицензиат продал порядка 1,2 млн лицензионных дисков, по оценкам экспертов, доля проданных лицензионных дисков, которые продавали крупные сети типа "Ашана", "М.Видео", составила 20% от всех продаж. То есть 80% контрафакта — в основном это точки у метро и т. д. Если с каждого лицензионного диска роялти 30 руб., то продажа 1 млн дисков дает заработок в $1 млн. Другими словами, наши прямые убытки — $4-5 млн. Пираты, естественно, заработали больше",— подсчитал Дмитрий Ловейко.

Иски к продавцам нелицензионной продукции защитники бренда "Маша и Медведь" производят в промышленных масштабах

Фото: Дмитрий Лебедев, Коммерсантъ

От пижамы до скульптур


Пиратские диски, которые раньше продавали на каждом углу, сейчас скорее экзотика. Нарушения же авторских прав бывают разными. "В том же Сочи стоит около десятка бетонных пар "Маша и Медведь" как украшение города",— говорит Ловейко.

Есть еще агентства, где можно заказать на праздник аниматора для развлечения детей. "Мы делали свою статистику: сотни агентств по всей стране, чуть не каждый второй вызов — это "Маша и Медведь". Ни одной лицензии на анимацию наших персонажей не выдано",— рассказывает Ловейко.

На одном из таких праздников представители бренда "Маша и Медведь" и познакомились с Головиным. По России колесил нелегальный спектакль "Маша и Медведь", продюсером которого был бывший следователь. Юристам удалось почти невозможное — организатор нелегального спектакля получил уголовный срок, хотя и условный. А после этого Головин с коллегами предложил представителям бренда совместную работу.

"Идемте, я вам кое-что покажу",— говорит Головин. Мы идем на склад. Небольшая комната со стеллажами. На всех полках от пола до потолка стоят коробки с продукцией "Маша и Медведь". Чего тут только нет! Чудовищных размеров копилки "Маша и Медведь", наклейки, пижамы, рюкзаки, постельное белье, DVD-диски, даже обои. В углу стоит целая коробка зонтов. "Это все будущие иски",— говорит Головин.

Штрафы для предпринимателей за попытку провоза через границу нелицензированных товаров вроде невелики — начинаются с 30 тыс. руб. Но таможня конфискует всю партию контрафактного товара, а это подчас сотни миллионов рублей. Если же проанализировать дела из картотеки арбитражного суда, то в случае с ИП и ООО не по административным делам суды явно "входят в положение" предпринимателей-нарушителей. Так, например, из решения арбитражного суда Пермского края в июле прошлого года по иску "Смешариков" (Smeshariki GmbH) к ОАО "Лысьвенская чулочно-перчаточная фабрика" за производство детских носков с логотипом "Крош" и "Нюша" взыскано 20 тыс. руб., а не 50 тыс. руб., поскольку производитель снял с производства нелицензионную продукцию.

Розничные торговцы тоже, как правило, перестают торговать контрафактным товаром, когда попадаются представителям правообладателей брендов. Хотя мысль об этом приходит им в голову только после того, как они получают на руки решение суда. Например, бизнесмен Костиков уверяет, что весь контрафактный товар с полок своей сети киосков уже убрал.

Тэги:

Обсудить: (0)

Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

Социальные сети

обсуждение