Коротко

Новости

Подробно

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 10

 Суд над матерью-убийцей


Мать равнодушно наблюдала, как умирает ее сын

       В начале 1995 года в одной из московских квартир тихо скончался семилетний мальчик Игорь Бусыгин. В морге установили, что ребенок умер от истощения. Этот дикий случай был описан в одной из газет. Статью прочитали в Кузьминской межрайонной прокуратуре Москвы. Прокуратура возбудила уголовное дело, решив наказать виновного в смерти мальчика. Экспертиза выяснила, что Игорь умер от истощения, развившегося у него из-за неполноценного питания на протяжении всей жизни. В умышленном убийстве, совершенном с особой жестокостью, обвиняется мать Игоря — 33-летняя Марина Бусыгина.
       
       Незамужняя Бусыгина много пила, нигде не работала, воспитанием детей — Игоря и шестилетней Ани — не занималась. Как рассказали соседи, за семь лет жизни Игоря мать ни разу не выходила с ним на улицу. Она била его за малейшую провинность и довольно часто запирала одного в комнате или надолго ставила в угол. Игорь был робким, очень бледным и худеньким. Соседки иногда навещали его, приносили еду, которую мальчик тут же жадно съедал. На вопрос, почему малыш всегда так жадно ест, мать отвечала: "Кормлю его два раза в день, а он только и делает, что жрет". Детские вещи, которые знакомые передавали Бусыгиной для мальчика, она, как правило, продавала.
       Соседи рассказали участковому детскому врачу об условиях, в которых живет Игорь. Он был поставлен на учет как ребенок из неблагополучной семьи, впоследствии его неоднократно направляли в бронхо-легочный санаторий #49 Москвы, чтобы он хоть немного пожил в нормальных условиях. Летом 1993 года мальчика из-за задержки в развитии направили в психоневрологический санаторий #28 Москвы, где он пробыл два месяца. По утверждению Бусыгиной, Игорь вернулся оттуда неузнаваемым: он стал очень скрытным и упрямым, начал выбрасывать еду либо прятал ее у себя в комнате. Тем не менее мальчик, по мнению матери, был физически здоров. Вечером 13 января 1995 года Бусыгина, по ее словам, отнесла еду в комнату сына, а через некоторое время забрала пустую тарелку. При этом мальчик якобы ни на что не пожаловался. На следующее утро она нашла его мертвым.
       Однако тетка последнего сожителя Бусыгиной, 70-летняя Анна Колпакова, рассказывала о жизни детей совсем иначе. Она неоднократно приезжала к ним и привозила еду. Игорь еду никогда не прятал. В квартире Бусыгиной всегда было грязно, и Колпакова с сестрой приезжали туда, чтобы постирать и навести порядок. Колпакова подтвердила, что Бусыгина часто пила и была вздорной, самолюбивой и ленивой. У Колпаковой создалось впечатление, что дети были не нужны Бусыгиной и не вызывали у нее никаких чувств.
       Предварительное следствие по делу квалифицировало действия Бусыгиной как умышленное убийство, совершенное с особой жестокостью. Истощение (кахексия), по данным экспертов, развилось у мальчика задолго до смерти из-за постоянного недостатка в питании. Все внутренние органы малыша (кроме головного мозга и сердца) весили меньше, чем положено в его возрасте: печень — на 41%, селезенка — на 71, почки — на 21%.
       Обвинитель настаивал в суде на том, что Бусыгина была преступно безразлична к судьбе своего ребенка: понимая, что мальчик умирает от голода, она не приняла никаких мер для его спасения. Бусыгина же утверждала в суде, что накануне смерти мальчик ел с аппетитом и играл. Однако экспертиза это опровергла: было установлено, что за два дня до смерти Игорь уже не мог сам передвигаться.
       Суд не согласился с доводами обвинения и переквалифицировал действия Бусыгиной на "заведомое оставление без помощи лица, находящегося в опасном для жизни состоянии". Она была приговорена к двум годам лишения свободы, но попала под амнистию и была освобождена из-под стражи в зале Мосгорсуда. Прокуратура обжаловала приговор в Верховном суде России. Того, что Бусыгина заморила ребенка голодом, не простило ей не только обвинение. Во время пребывания Бусыгиной в СИЗО ее постоянно избивали сокамерницы, и ее пришлось перевести в спецкамеру.
       Сразу после смерти Игоря Кузьминская межрайонная прокуратура через суд лишила Бусыгину родительских прав в отношении второго ребенка — шестилетней Ани. Это было сделано вовремя: девочка недоедала и сильно отстала в развитии. Сейчас она воспитывается в детдоме.
       
       АЛЕКСАНДРА Ъ-СЕМЕНОВА
       

Комментарии
Профиль пользователя