Положение российской армии

Первые жертвы военного строительства

       Подписанный вчера Борисом Ельциным указ "О мерах по обеспечению военного строительства в РФ", вероятно, станет одним из ключевых документов, определяющих направления реформирования всей военной системы государства. Впору бы произнести сакраментальное "цели определены, задачи поставлены — за работу, товарищи", если бы не сомнения, что и этот документ постигнет судьба многочисленных хороших и разных президентских указов по военному строительству, давно и прочно забытых.
       
       "В целях приведения процесса военного строительства в стране в соответствие с реальной социально-экономической и военно-политической обстановкой" президент поручил правительству до 1 марта 1997 года определить гарантированный уровень финансирования расходов на обеспечение обороны, безопасности и правоохранительной деятельности государства на период до 2001 года. Совету обороны поручено разработать концепцию военного строительства до 2005 года.
       Президент определил и первые жертвы реформы, распорядившись упразднить с 1 февраля резерв Минобороны и сократить в течение следующего года на 15% штатную численность "воинских частей и учреждений, содержащихся вне численности вооруженных сил РФ". Как пояснили корреспонденту Ъ в Минобороны, за столь мудреным определением скрываются полувоенные структуры, занимающиеся, например, уничтожением химоружия, запуском спутников невоенного назначения, экипажи снятых с вооружения подлодок. Находящимся же ныне "в резерве" сотням офицеров и генералов предстоит либо получить новые назначения, либо быть уволенными с причитающимися социальными льготами. Кроме того, до 1 января 1999 года военным надлежит передать находящиеся в их собственности объекты социальной инфраструктуры в ведение субъектов федерации и муниципальную собственность. Речь идет о том, что котельные, школы и прочие поликлиники, находящиеся на содержании армии, перейдут под опеку местных властей. Это вписывается в общий курс на сокращение военных расходов, но грозит в условиях хронического отсутствия у военных денег на оплату тех же коммунальных услуг перебоями со светом и теплом. Очевидно, предусмотрев двухлетнюю отсрочку в переподчинении социальной инфраструктуры, разработчики указа исходили из того, что к 1999 году финансовых проблем у армии уже не будет.
       Любопытно, что об отмене призыва с 2000 года, что Ельцин обещал перед выборами, во вчерашнем указе ни слова. Оговорено лишь, что с 1 января призывники будут направляться только в вооруженные силы, пограничные, внутренние и железнодорожные войска. Похоже, о майском указе по поводу профессионализации армии военные и президент по обоюдному согласию забыли как о дурном сне.
       С политической точки зрения примечательно, что контроль за исполнением указа возложен на секретаря Совета обороны Юрия Батурина. Именно в его руках будут сосредоточены все рычаги преобразований в военных структурах. После подписания указа стало ясно, что опытный аппаратчик Батурин переиграл и напористого Лебедя, и амбициозного Чубайса, получив столь желанные упомянутыми чиновниками полномочия в силовом блоке. С другой стороны, новые полномочия Батурина можно счесть и всего лишь тактическим реваншем за учреждение в начале ноября Государственной военной инспекции под эгидой администрации президента. С точки зрения здравого смысла, конечно, инспектировать военных должен тот, кто контролирует их реформирование, но теперь забрать у Чубайса это управление почти невозможно: проверочные функции дают большие возможности по контролю над армией. Впрочем, и Минобороны пока не собирается отказываться от Главвоенинспекции. Возглавляющий ее генерал армии Константин Кобец остается на своем посту в ранге замминистра обороны, а на днях его заместителем назначен бывший до того начальником штаба Московского военного округа генерал-лейтенант Леонид Золотов (кстати, переживший в этой должности оба путча).
       Указ президента должен ускорить новый этап военной реформы. В нем ничего не говорится о масштабных сокращениях и в общем-то нет уж совсем непопулярных мер, которыми грозит в последнее время премьер Черномырдин. Вероятно, это объясняется тем, что Ельцин настроен на постепенное вхождение в реформу. Это в нынешних условиях более чем разумно — конечно, при условии, что на том Кремль не посчитает свой долг выполненным.
       ИЛЬЯ Ъ-БУЛАВИНОВ
       

Картина дня

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...