Коротко

Новости

Подробно

Фото: Photo12/AFP

Главные страхи человека с рублем

Что может сделать нас беднее

Журнал "Коммерсантъ Деньги" от , стр. 11

Крым стал российским, западные санкции оказались не такими страшными, в краткосрочной перспективе нашим сбережениям ничто не угрожает. Кроме уже привычного падения рубля, роста цен и банкротства отдельных банков.


НАДЕЖДА ПЕТРОВА


"Санкции меня вообще не беспокоят. Наоборот, я этим горжусь. Я считаю, что это своего рода такой политический "Оскар" от Америки в номинации "За лучшую мужскую роль второго плана"",— заявил помощник президента Владислав Сурков агентству ИТАР-ТАСС на следующий день после объявления США, Канадой и ЕС санкций против РФ. Беспокоиться и правда не о чем. Санкции оказались хотя и беспрецедентными (в том смысле, что это первый "Оскар" не только для Суркова), но абсолютно символическими: заморозка личных активов, если таковые будут обнаружены, и запрет на въезд для узкого круга лиц. В черные списки США и Канады угодили семь россиян, в список ЕС — тринадцать. Все они, следуя примеру помощника президента РФ Владислава Суркова, могут гордиться заслуженным вниманием.

Остальные граждане РФ могут тем временем взвешенно оценить финансовые риски, и это лучшее, что они могут сделать для своих сбережений. Потому что, с одной стороны, отсутствие жестких санкций сегодня не может служить гарантией того, что их не будет никогда. Более того, президент США Барак Обама 20 марта объявил о новых мерах и ограничениях, увеличивающих экономические и политические издержки России (в "черный список" попали крупные бизнесмены, а также глава президентской администрации и спикер Госдумы). С другой стороны, беспочвенные страхи могут привести к денежным потерям точно так же, как и безрассудство. Впрочем, психологической науке уже сто лет известно, как бороться со страхами: их надо назвать и подробно проработать.

Девальвация рубля идет так давно, что, возможно, на этот счет волноваться уже поздно: с начала 2014 года рубль потерял 12%, превзойдя почти все прогнозы и, как указывает "ВТБ Капитал", на 9% отстав от индекса валют развивающихся рынков. В пользу этой точки зрения говорит и решительное поведение ЦБ. В экстренном порядке подняв 3 марта ключевую ставку до 7%, ЦБ не торопится ее снижать, зато регулярно подтверждает готовность тратить сколько угодно валюты на поддержание рубля. С начала года он пустил на эти цели $38,5 млрд, в том числе $22,5 млрд в марте. Впрочем, рекорд 3 марта ($11,3 млрд) не побит: накануне крымского референдума ЦБ продал всего $4,4 млрд.

"Спекулятивное давление на рубль будет минимизировано за счет удорожания межбанковского фондирования и осознания, что для поддержки курса ЦБ может продать более $11 млрд в день",— подчеркивает аналитик Райффайзенбанка Мария Помельникова. Она отмечает, что ограничение рублевой ликвидности может привести (и некоторые банки, кстати, уже приводит) к повышению ставок по рублевым депозитам — это "должно снизить выгоду от конвертации рублевых сбережений в валюту".

"Ставки по валютным депозитам и так маленькие, а будут еще меньше. На этих депозитах вы, скорее всего, ничего не выиграете,— соглашается начальник управления маркетинговой стратегии и исследований ВТБ 24 Дмитрий Лепетиков, напоминая заодно о марже, которую приходится платить при покупке валюты.— Конечно, часть сбережений можно хранить в валюте как резерв. Максимум треть. Остальное имеет смысл держать в рублях".

Есть одно "но": о таком решении придется пожалеть, если готовность ЦБ стоять насмерть на рубеже 36-37 руб./$ в условиях растущего оттока капитала окажется преувеличенной. По словам министра экономического развития Алексея Улюкаева, за январь-февраль он достиг $35 млрд. Отток за первый квартал ведущий эксперт Центра структурных исследований ИЭП имени Гайдара Михаил Хромов оценивает в $75 млрд (больше, чем за весь 2013 год).

"Скорее всего, рубль будет слабеть еще. На горизонте до конца года ЦБ хватит резервов, чтобы удерживать рубль от окончательного обвала, но курс 40 руб./$ к концу года стал более вероятен, чем 38 руб./$, которые мы прогнозировали в декабре,— говорит руководитель управления аналитических исследований УК "Уралсиб" Александр Головцов.— Я думаю, тем, у кого есть сбережения, имеет смысл держать их на валютных депозитах. Конечно, какой-то шанс на счастливое избавление всегда остается — на этот случай можно 20-30% оставить в рублях".

Рост цен — естественный результат девальвации. По оценке Росстата, в этом марте среднесуточный рост цен (0,032%) в три раза выше прошлогоднего, и в этом, несомненно, есть что-то от валютного шока. "Исторически 10% девальвации дают 1 п. п. прироста инфляции,— указывает Головцов.— Но в этом году будет, наверное, меньше. С конца 2013 года потребительский спрос слабеет, поэтому у производителей и продавцов будет меньше возможностей повышать цены". По его подсчетам, если по итогам года ослабление рубля достигнет 20%, это добавит к инфляции 1,5 п. п. "Инфляция будет чуть-чуть выше, чем в прошлом году. Около 7%. Некардинально",— замечает он.

Такой сценарий, конечно, расстроит ЦБ, который осенью надеялся, что в 2014-м инфляция не выйдет за пределы 5%. Но еще больше он расстроит граждан, потому что никто из них не оценивает роста своих личных расходов, исходя из стоимости той обширной корзины товаров и услуг, которую Росстат использует для расчета инфляции. "Удорожание отдельных импортируемых товаров — бытовой техники, мебели, электроники, других товаров длительного пользования — для населения может оказаться ощутимым, учитывая, что рост цен на эти товары в последние годы сильно замедлился, тогда как доходы населения нарастали ускоряющимися темпами. Теперь создаются условия для обратной ситуации",— признает Помельникова.

Если экстраполировать на текущую ситуацию оценки 2009 года, в группе риска окажутся также медицинские товары (тогда дополнительный прирост цен на них составил около 20%), табак (7%), чай и кофе (10%). Впрочем, Помельникова подчеркивает, что сейчас "рост импортных цен в связи с ослаблением рубля будет намного скромнее, чем в 2009 году", когда ЦБ еще не объявил о переходе к политике инфляционного таргетирования.

Обесценивание активов, если считать такими активами российские акции (которые в этом году вообще рекомендованы только любителям американских горок), вряд ли можно считать будущей угрозой — она во многом уже реализовалась, и некоторые бумаги выглядят привлекательно для покупок (см. стр. 29). А для населения, не играющего на фондовом рынке, основным активом является недвижимость, и отношение к ее цене, по общему мнению, зависит от того, в чем вы измеряете эту цену.

"Ослабление рубля приводит к тому, что рублевые цены растут. А в долларовых ценах недвижимость дешевеет уже три месяца. Проще говоря, доллар дорожает к рублю быстрее, чем квадратный метр",— говорит руководитель аналитического центра IRN.ru Олег Репченко. С начала года долларовый индекс стоимости жилья в Москве, который рассчитывает IRN.ru, потерял около 6%, а рублевый вырос примерно на 3%.

Таким образом, если недвижимости еще нет, а сбережения хранятся в валюте, то с покупкой жилья в расчете на продолжение трендов можно подождать. "С другой стороны,— замечает Репченко,— страхи могут быть разные. Как часто обыватели рассуждают, квартиру не отнимут, а валюту могут и запретить. Поэтому я думаю, что если речь идет о достаточно крупной сумме, то хотя бы на часть ее приобрести недвижимость имеет смысл. Но если речь идет о сумме, которой не хватает на покупку, то с недвижимостью лучше не связываться. Покупка на кредитные деньги может оказаться очень рискованной. Лучше купить валюту".

Ограничение зоны действия карточек — "это нереально совершенно, это подрыв основ всей мировой платежной системы", удивляется обывательским фантазиям Дмитрий Лепетиков. Впрочем, это возможно, но, как говорит научный сотрудник Центра развития ВШЭ Дмитрий Мирошниченко, лишь в ситуации "очень тяжелых санкций", а их вероятность в ближайшее время "крайне мала".

Но, хотя можно и не опасаться, что платежные системы внезапно перестанут обслуживать трансакции с российскими банками, страх остаться без денег за рубежом легко может сбыться даже сейчас, и совершенно банальным образом. Для этого не нужно санкций — достаточно банкротства вашего банка или банка, выступавшего его спонсором в платежных системах. Некоторые россияне уже получили такой опыт, когда была отозвана лицензия Мастер-банка. "Когда вы стоите у банкомата и вам не выдают деньги, для вас нет разницы, какое звено в цепочке выпало. И вряд ли в этот момент кого-то сильно утешит, что это не его родной банк накрылся",— замечает Мирошниченко.

Учитывая, что и в обычное время в системе возможен технологический сбой, он советует в зарубежные поездки брать хотя бы пару карточек разных банков и разных платежных систем: не прошла трансакция по одной карточке — может пройти по другой. И разумеется, стоит брать небольшой запас наличности, $200-300, "не для того, чтобы тратить, а на всякий случай", поясняет Мирошниченко. Если же времена не самые мирные, заначка должна быть больше, "это такой неприкосновенный запас, который надо тратить в самую последнюю очередь, если произойдет какая-то очень большая неприятность и надо просто физически дожить до конца поездки".

Ограничение доступа к депозитам — ситуация, с которой россияне сталкивались и на излете СССР, в 1991 году, когда во время павловской реформы снять со счета в Сбербанке можно было не больше 500 руб. в месяц, и регулярно сталкиваются сейчас, когда банки в сложной финансовой ситуации начинают сами вводить такие ограничения. Эти два случая надо разделять. При наличии АСВ задержки платежей и банкротство банка — "рабочая ситуация, бывает, при капитализме обязательно кто-то банкротится", говорит Мирошниченко. В пределах 700 тыс. руб. можно чувствовать себя защищенным.

Что же касается сценария "политических решений", то, рассуждает он, "они, как правило, связаны с ограничением доступа к средствам в иностранной валюте". То есть, условно говоря, рубли с вашего вклада вам выдавать будут, но получить доллары или евро окажется проблемой: их будут конвертировать в рубли по официальному курсу. Подобные ограничения практикуются в странах, оказавшихся в ситуации затяжного кризиса. Например, говорит Мирошниченко, "если наша экономика упадет до уровня украинской, вопрос встанет ребром". Ограничения будут выглядеть рациональными, если надолго уйдет в минус не только счет капитальных операций, что произошло во втором полугодии 2013 года, но и счет текущих операций, где наблюдается профицит (прогноз Центра структурных исследований ИЭП на первый квартал — $33 млрд). Следите за платежным балансом и состоянием международных резервов ЦБ, но в этом году такая угроза выглядит фантастической.

Запрет на операции с валютой — следующий шаг в фантастическом сценарии, для реализации которого страна должна на всех развилках выбирать самый плохой вариант. "Сначала драматическое ухудшение всех экономических показателей, в минус уходит сальдо текущих операций, сальдо капитальных уходит в сильный минус, происходит резкая девальвация. Дальше — ограничение выдачи иностранной валюты со счетов, а если потом становится хуже, тогда уже запрет на операции с иностранной валютой",— описывает Мирошниченко этапы этого гипотетического пути.

"Если говорить о большевистском сценарии, то в рамках вот этой логики возможны и конфискация валютных накоплений, и возобновление практики выездных виз. Выезжающим по лимиту будут менять определенное количеств денег. Будет, конечно, как в СССР, черный рынок, но фарцовщики — это совсем ограниченное количество лиц. А добропорядочным гражданам доллар не особо будет нужен. У нас и сейчас десятки миллионов людей его только по телевизору видели",— напоминает эксперт.

Потеря сбережений в результате обширного банковского кризиса и исчерпания резервов АСВ, по мнению большинства наших собеседников, крайне маловероятна. "Такой сценарий может быть только в случае полномасштабной банковской паники, например в результате жестких финансовых и экономических санкций",— говорит начальник отдела управления активами УК "Промсвязь" Александр Крапивко. Мирошниченко полагает, что из всех фантастических сценариев этот — самый невероятный.

Дело в том, что "страховые фонды создаются не для кризиса, а для мирной жизни, ни один фонд в мире не справится с такими катастрофическими потерями", говорит Мирошниченко. "Но это тоже рабочая ситуация, из которой надо выходить, то есть пользоваться теми деньгами, до которых можно дотянуться. Это деньги бюджета или ЦБ. У бюджета есть свои ограничения. А у ЦБ таких ограничений нет, поскольку он эти деньги и печатает. Наше действующее законодательство позволяет ЦБ предоставлять кредиты АСВ на покрытие возможных разрывов. Это совершенно нормальная практика, которая будет использоваться в любой стране мира, если ее настигнет подобная напасть,— объясняет Мирошниченко.— Ситуация, когда ЦБ откажет АСВ, возможна только при принятии решения на высочайшем уровне. И я не знаю, чем такое решение может быть мотивировано".

Комментарии
Профиль пользователя