Коротко

Новости

Подробно

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 1

 Клинтон о НАТО


ХХI век НАТО встретит под Брестом

       Чем ближе финиш избирательной кампании в Америке, тем, похоже, меньший интерес вызывает она за пределами США. Единственный вопрос, претендующий на широкий международный резонанс, — расширение НАТО. Во вторник вечером, выступая в Детройте, Клинтон назвал срок принятия первых (хотя он и не назвал, каких именно) стран-новобранцев — 1999 год. Комментарий ГЕОРГИЯ Ъ-БОВТА.
       
       Объявление вызвало прилив энтузиазма по всей Восточной Европе. Между тем сама проблема расширения блока не дискутируется в ходе избирательной кампании в США: просто Клинтон говорит о 1999 годе и адресует Москве больше успокоительных формулировок, чем Боб Доул. Тот называет 1998 год, конкретно называет первыми кандидатами Чехию, Польшу и Венгрию и меньше заботится о моральном настрое в Кремле.
       В лондонских пабах, мюнхенских пивных и венских кафе политизированные западные обыватели нынче уже не обсуждают ни программу "звездных войн", ни проблему размещения в Европе "першингов", ни даже сокращение еще недосокращенных стратегических ядерных арсеналов. Не дискутируется столь живо, как бывало, и проблема американского присутствия в Европе — всем ясно, что присутствие надо сокращать. После падения Берлинской стены и развала Варшавского договора мир стал "скучнее". Борьба Клинтона с Доулом — это вам не схватка "почти голубя" Джимми Картера и "голубя" Уолтера Мондейла с "законченным ястребом" Ронни Рейганом.
       К тому же всем абсолютно ясно, что Клинтон 5 ноября победит. И это обстоятельство придает американским выборам за пределами Америки еще большую "скукоту", ибо даже в этом не может быть никакой драмы: у Клинтона сложились ровные и даже дружеские отношения почти со всеми мировыми лидерами — начиная от Жака Ширака и Гельмута Коля и кончая Борисом Ельциным. Единственное исключение, пожалуй, Джон Мейджор, с которым "не сложилось" по той простой причине, что имиджмейкеры британских тори тайно помогали советом Джорджу Бушу в 1992 году. А еще намекали, что официальный Лондон сильно желал (и даже помогал в поиске) найти компромат на Клинтона, относящийся к его антивоенной деятельности в бытность студентом Оксфорда в 1960-х годах. Но пусть еще этот Мейджор выиграет свои внеочередные парламентские выборы...
       Тем не менее президент США не упустил возможности придать своей внешнеполитической речи в Детройте именно международный резонанс. Речь была адресована уже не столько американским избирателям или обитателям лондонских пабов, мюнхенских пивных и венских кафе, сколько новой "аудитории" — восточноевропейской. Хотя даже для нее в речи Клинтона не прозвучало сенсаций — обо всем этом говорилось в конце сентября на сессии министров обороны стран НАТО в норвежском Бергене (там был министр обороны России Игорь Родионов) и в начале октября в Брюсселе (куда с визитом съездил тогда еще секретарь СБ России Лебедь). Но одно дело резолюции брюссельских чиновников, и совсем другое — "отмашка" неформального главкома НАТО — американского президента.
       Президент США заявил, что прием новых членов в НАТО произойдет "до конца 1999 года" (то есть, может быть, и раньше), к пятидесятилетию блока. Он также сказал, что "НАТО должно протянуть руку всем новым демократиям в Восточной Европе", что никто заведомо не может быть отлучен от приема, но никто и не сможет иметь право вето на расширение блока. Последняя фраза явно адресована Москве. Ей же адресовано и успокоительное: "В России некоторые смотрят на НАТО через призму 'холодной войны'. Но я прошу посмотреть на это вновь. Мы строим новое НАТО, как и они строят новую Россию". Клинтон высказался за разработку соглашения о сотрудничестве НАТО с Россией, включая "регулярные встречи на всех уровнях".
       Последнее может стать частью широкого компромисса между НАТО и Россией, как его понимает Запад (и хочет, чтобы также его поняли и в Москве): наряду с широкими консультациями (вплоть до подписания особой хартии отношений) Москве обещают не размещать на территории новых стран-членов ядерное оружие. Это еще раз вчера подтвердил находившийся в Таллине президент Североатлантической ассамблеи Карстен Фойгт. Другой, уже анонимный, представитель НАТО напомнил, что еще в 1991 году альянс решил сократить свой ядерный арсенал наземного базирования более чем на 80%. Это сокращение завершено в 1993 году, а дальнейшее последует к 1998 году. Кроме того, подчеркнул аноним, альянс просто не обладает соответствующими средствами наземного базирования для размещения ядерного оружия на территории новых членов.
       Другая проблема — Балтия. Она ждать приема не хочет, но готова и будет. Запад, в принципе, хотел бы, чтобы ожидание балтийских стран затянулось, ибо предвидит, без преувеличения, истерическую реакцию Москвы. В принципе, вариант, когда Балтию оставят на пороге НАТО на неопределенный срок, возможен и может стать частью "большого компромисса" с Москвой. Однако сегодня и Запад, и Россия открыто этого не признают и всякий раз такую возможность отрицают. Тем не менее Клинтон предполагает уже в ноябре, посетив Чехию, Венгрию, Польшу, затем встретиться в одной из северных стран с президентами Эстонии, Латвии и Литвы. Не надо долго гадать, с какой целью: просить набраться терпения и понимания, что с Москвой надо считаться. По сему поводу Балтия стоит на грани объявления "дипломатического траура".
       А вот Восточная Европа преисполнена "дипломатического ликования". Польский президент Александр Квасьневский речь Клинтона воспринял так же, как когда-то Эдвард Герек воспринимал речи Леонида Ильича Брежнева, — "с чувством глубокого удовлетворения". Румыния (хотя ее и нет в первой тройке) устами пресс-секретаря президента Иона Илиеску вообще "приветствует всякие шаги, направленные на расширение НАТО". Прагматичные чехи тоже рады, однако уже успели трезво заметить, что в ходе недавнего визита в Прагу госсекретарь Кристофер намекнул, что Чехия как-то неприлично мало (для кандидата в новобранцы) тратит на оборону. Будапешт пока молчит — там в эти дни празднуют 40-ю годовщину восстания против "советской агрессии 1956 года".
       Россия (об этом заявил представитель МИД Геннадий Тарасов) "не изменила отрицательного отношения" к идее расширения. Однако на Западе обратили даже больше внимания на позицию — хотя и отставной — "белой вороны" российского истеблишмента. Генерал Лебедь в интервью Reuter отнесся к речи Клинтона пренебрежительно — мол, это все предвыборные штучки. И добавил, что не видит тут "основания для конфликта". В НАТО теперь будут ждать, когда же точка зрения генерала Лебедя в Москве возобладает. Глава МИД России Евгений Примаков вчера ограничился предельно лаконичным комментарием речи Клинтона. На брифинге по итогам переговоров с главой МИД Йемена он обронил: "Поживем — увидим". Потом, правда, добавил: "Могу подтвердить — наше негативное отношение к планам расширения НАТО остается неизменным".
       Клинтон же, произнеся свою детройтскую речь, отобедал в одном из польских ресторанов города.

Комментарии
Профиль пользователя