Коротко

Новости

Подробно

13

Невидимые парюры

Сергей Борисов о духах великих ювелирных домов

"Стиль (подарки)". Приложение от , стр. 58

Своими миниатюрными флаконами, ритуалом нанесения и эффектом внезапного преображения духи напоминают невидимое ювелирное украшение. Сокрушаясь, что бриллианты не благоухают, ювелирные дома предлагают дополнить их драгоценными ароматами по доступной цене.


Van Cleef & Arpels


"Я мечтал про духи, похожие на наши украшения: сдержанные, но драгоценные, эфемерные и реальные. Духи столь же всеобъемлющие, как Van Cleef & Arpels". Мечты Пьера Арпеля сбылись в 1976 году. Тогда появился аромат First Van Cleef & Arpels, первый серийный аромат от ювелиров в современной истории.

Мало кто верил, что духи от ювелира станут покупать — "сапоги должен шить сапожник", однако мастерство Жан-Клода Эллена, тогда еще молодого парфюмера, стало залогом успеха. Построенный вокруг ноты жасмина богатый цветочный букет на восточной базе долгое время не устраивал заказчиков. Они требовали, чтобы аромат отчетливо чувствовался даже на следующее утро. И однажды Жан-Клод решил вдвое усилить цветочно-альдегидное начало и амброво-мускусный шлейф. И это простое решение a la Joy Jean Patou сработало.

Дизайнером флакона был выбран Жак Льоренте, создавший флаконы для Hermes, Worth и Balenciaga. Сначала он предложил формы, похожие на ограненные драгоценные камни ("выглядит чересчур по-мужски!"), потом нашел в каталоге изделий Van Cleef & Arpels очаровательную подвеску и воплотил ее дважды: в форме флакона и — перевернутую — в его стоппере. После утверждения проекта Пьером Арпелем на свет появился первый аромат-драгоценность. Десяток вариаций на тему неприкасаемого First появился уже в XXI веке. "Мы не проводили маркетинговых тестов — лишь иногда брызгали в бутике на Вандомской площади, чтобы понять реакцию покупателей. Мы не обсуждали максимальную цену парфюмерного концентрата,— вспоминает Жан-Клод Эллена.— Это был интуитивный маркетинг. First Van Cleef & Arpels был последним великим хитом, созданным таким образом — ароматом, за ценность которого отвечали два человека: парфюмер и бренд-менеджер".

Хорошо встреченный аромат First Van Cleef & Arpels стал для ювелиров сигналом: духи могут стать самой доступной драгоценностью, этаким драгоценным воздухом вместо бриллиантов.

Cartier


Ювелирный дом Cartier вполне мог опередить Van Cleef & Arpels в парфюмерной гонке. Еще основатель марки Луи-Франсуа Картье выпускал уникальные флаконы из золота и камней под заказ. Его внук — "король ювелиров и ювелир королей" — Луи Картье даже зарегистрировал Cartier в 1938 году как парфюмерный бренд. Арт-директор дома Жанна Туссен (по совместительству муза и любовница Луи Картье), известная прозвищем Пантера, выбрала названия для ароматов коллекции — Nassak, Cumberland и Koh-i-Noor, по именам легендарных камней, тогда Вторая мировая не дала создать ароматы.

Но Жанна Туссен добилась своего. После войны она возглавила Departement S (затем он получил название Boutique Cartier), в котором создавались коллекции менее дорогих вещей с именем Cartier: сумочки, футляры для помады, зажигалки и флаконы для духов. После успеха зажигалки Must de Cartier в 1973 году, коллекцию расширили за счет аксессуаров, письменных принадлежностей и даже — мечта Жанны! — одноименного женского аромата.

Аромат Must de Cartier был задуман двухчастным: цветочная туалетная вода и вечерние восточные духи — разные, но идеально дополняющие друг друга ароматы. Молодой парфюмер Жан-Жак Дьене сочинил восточные духи всего за час — основой послужила амбровая структура Shalimar Guerlain; современный мускус, сверхдоза цвета и зеленая горечь гальбана сделали аромат сексуальным ориентальным ароматом с ярким цветочным сердцем. Must de Cartier получился простым: всего 31 компонент! Правда, пришлось пережить полгода создания новых вариантов, доработок и усложнений, чтобы вернуться к первоначальному варианту, придуманному за час (туалетная вода, которую параллельно создала другая команда, была снята с производства через пару лет). Флакон духов? Конечно, в форме зажигалки! Но, поскольку предметы Cartier нельзя выбросить, флакон Must de Cartier не может стать совсем пустым! Так, впервые в истории парфюмерии появилась концепция сменных блоков — и придумали ее ювелиры Cartier!

В 2014 году от штатного парфюмера Cartier Матильды Лоран мы ожидаем новинку La Panthere de Cartier (не путать с Panthere de Cartier 1986 года Альберто Морильяса!). Созданный как оммаж Жанне Туссен и ее независимым кошачьим повадкам, он также отдает должное ароматам 1920-х годов: легкий цветочный шипр на базе гардении и пушистого мускуса во флаконе Lalique с изображением объемной морды пантеры, словно сложенной из бумаги в технике оригами. Пантере приписывали прекрасный аромат со времен средневековья: "Есть зверь, именуемый пантерой. Она несравненно более красива и достойна любви, нежели любой другой зверь. Во сне источает она благоухание, и на этот запах собираются вкруг нее все прочие звери и радуются аромату". Так что после запуска La Panthere de Cartier в марте узнаем, в чем же секрет радости в благоухании пантеры.

Boucheron


Аромат-первенец ювелирного дома Boucheron во флаконе с сапфировым кабошоном остается одним из величайших недооцененных ароматов. Он своего рода секретный пароль, тайное рукопожатие парфюмерных масонов, чей вкус не могут сбить многомиллионные рекламные кампании. Ален Бушрон, прапраправнук основателя дома и крестный отец парфюмерного бизнеса, описал флориентальный аромат Boucheron Femme как "благоухание между Бенгальским заливом и вечно цветущим садом". Индийскими связями Бушроны гордятся с 1928 года, когда махараджа Патьялы Бхупиндар Сингх принес в бутик на Вандомской площади крупнейший в истории парижских ювелиров заказ, который пришлось делить с Cartier и Van Cleef & Arpels.

"Цветущий сад Boucheron" изображают жасмин и цветы померанца, остальные белые и желтые цветы в этом саду создают плотный фронт благоухания. Мягчайший бархат ориентального сандалово-амбрового шлейфа был отполирован до идеальной гладкости и утонченности — ради наилучшего звучания выбирайте духи, а не туалетную воду. Дизайн флакона разрабатывали разные дизайнеры — но в итоге его нарисовал сам Ален Бушрон, создав уникальное ювелирное украшение из горного хрусталя, синего бирманского сапфира-кабошона и желтого золота. К сожалению, последовавшие за ним ароматы, вплоть до выпущенных в 2013 году дневных духов и туалетной воды Place Vendome, к 150-й годовщине ювелирного дома Boucheron не создавали моду, а лишь следовали ей.

Bvlgari


Лучший аромат Bvlgari славен тем, что он мог бы называться не Eau Parfumee au The Vert, а Fahrenheit. Маркетологи Christian Dior завернули его — нежный аромат чая и розы был недостаточно мужественным. Отказались от разработанного запаха еще Yves Saint-Laurent и несколько других домов. Предложение Bvlgari пришло кстати: итальянским ювелирам требовался некий тонкий и приятный аромат, что-то между одеколоном и ароматом для дома. В Bvlgari расширяли линейку товаров и быстро согласились на свежий аромат. Сейчас это удивляет, но в 1993 году огромный (350 мл!) флакон Eau Parfumee au The Vert можно было купить только в ювелирных салонах Bvlgari за $350. Итальянские ювелиры быстро осознали потенциал аромата и начали его всемирную дистрибуцию, ставшую триумфом. Так парфюмер Жан-Клод Эллена стал изобретателем минимализма в парфюмерии и провидцем этого тренда: люди уже устали от пышных грандиозных ароматов вроде Poison и Giorgio.

Согласно легенде, Жан-Клод Эллена всегда был страстным любителем чая Marriage Freres, и однажды парфюмер решил создать аромат чая — не повторить запах, но создать абстрактную иллюзию. Он перенюхал сотню жестяных коробок и создал формулу мягкого зеленого одеколона, в котором можно услышать Earl Grey и Darjeeling, Keemun и Da Hong Pao; а еще свежесть розы, ландыша и влажной зелени на древесно-мускусном фоне.

Конкурс на создание флакона аромата выиграл Тьерри де Башмакофф, тогда неизвестный аутсайдер в дизайне флаконов. Он решил отойти от всех ювелирных коннотаций, ведь темы колец, подвесок и огранки камней были уже давно разработаны и воплощены для ароматов парижских ювелиров. Простой и изящный флакон сделал Тьерри постоянным партнером Bvlgari и одним из лидеров в дизайне флаконов.

Коллекции


Особое внимание стоит уделить коллекциям ароматов от ювелирных домов, которые появились в 2009 году, сразу вслед за лидерами парфюмерного рынка — Chanel, Guerlain и Christian Dior.

В Collection Extraordinaire Van Cleef & Arpels на февраль 2014 года восемь ароматов, в основном посвященных цветам — ирису, орхидее, лилии, гардении, ландышу, и, чтобы найти новую интерпретацию каждой темы (и сделать это быстро!), были приглашены разные парфюмеры. Например, новинка 2013 года, аромат Rose Velours, классический бархатистый аккорд розы, фиалки и ириса, был сыгран парфюмером Антуаном Мэзондье в теплой и сладострастной ориентальной манере.

Коллекция Les Heures de Parfum, запущенная в том же 2009 году, стала промежуточным звеном между массовыми ароматами вроде La Panthere или Declaration и ароматами, созданными по персональному заказу. Коллекция была детищем штатного парфюмера Cartier Матильды Лоран и выражением ее представлений об искусстве Cartier: "Когда у вас в руках есть лучший в мире бриллиант — его не нужно украшать сотнями посредственных камушков. Когда я выбрала лучшие компоненты для основного аккорда — мне нужно лишь подчеркнуть его красоту". Ароматы Les Heures доступны только в бутиках Cartier и посвящены часовому циферблату. Каждому часу Матильда сопоставила какое-то занятие: шипровому L`Heure Fougueuse — конную выездку, зеленому L`Heure Vertueuse — прогулку по саду в росе, яркому лимонно-можжевеловому L`Eau Brillante — время первого коктейля после работы. Каждый аромат не только красив, они вызывают чистые эмоции, что стало редкостью. За годы стажировки в Guerlain Матильда успела многому научиться у Жан-Поля Герлена: "Жан-Поль был щедрым учителем. Самый главный урок, который я получила от него: парфюмер всегда должен вести себя как лев. Никогда не сдаваться. Создавать только то, во что веришь всем сердцем".

Среди молодых ювелирных марок есть те, чьи ароматы известны куда более, чем их ювелирные изделия. Так, парижанка Анна Жерар в 2010 году наняла лучшего парфюмера последней декады Бертрана Дюшофура, чтобы создать коллекцию из трех деликатных и нежных ароматов — "моих невидимых парюр", как она их называет. Для мартовской выставки Esxence 2014 она готовит новый невидимый сюрприз. Оливье Дюрбано не назвать ювелиром, он создает бижутерию из полудрагоценных и поделочных камней, но его ароматы — Olivier Durbano, недорогие и оригинальные,— славятся тем, что опережают парфюмерные моды, развиваясь на год раньше. Каждый из его девяти ароматов незатейливо назван в честь минерала — но это честная артизанальная парфюмерия, без снобизма или легенд.

Комментарии
Профиль пользователя